Американский юрист: «Европа — пешка в плохой игре»

Москва, 14 ноября 2014, 11:57 — REGNUM  «Европа — пешка в плохой игре», — считает Вирджиния Браун Кидер, известный юрист, профессор в области международного права, преподаватель университета Бингхэмптон, штат Нью-Йорк, США, преподаватель законодательства ЕС в университете Сабанчи и Босфорского университета (Стамбул,Турция ). В своем последнем интервью бельгийской газете EUobserve автор подкрепляет свои слова следующими аргументами.

Может это преждевременная критика, но я хочу напомнить, что ещё 9 октября Российская государственная компания «Роснефть» и бизнесмен Аркадий Ротенберг, в конце июля попавшие под санкции Евросоюза, подали в Европейский суд на Европейский совет — институт ЕС, наложивший санкции на компанию в связи с тем, что господин Ротенберг является близким другом президента Путина. И хотя иски давно приняты и зарегистрированы, на сайте Европарламента вы не найдёте об этом никакой информации, это также не освещается в международной прессе.

Но, учитывая значимость решений Европейского суда в подобных случаях, а также стремление ЕС вернуться к юридическим нормам, которые сильно пошатнулись с времён 9/11 и учитывая ту цену, которую платит Европа из-за санкций против России, на этот случай надо посмотреть повнимательнее, отмечает юрист.

Независимо от разных оценок результатов принятых мер, всем должно быть понятно, что ЕС может выйти из этой невыгодной ситуации, не потеряв лица, только если поменяет вектор отношений на прорусский и признает, что решение о вводе санкций было навязано извне. Тем самым Европа может минимизировать ущерб для себя. Например, надо отказаться от идеи исключить Россию из переговоров по TTIP (Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства), которая была пролоббирована в Еврокомиссии представителями США.

Если принять во внимание последние решения Европейского суда по схожим правовым проблемам как у «Роснефти», то надо признать, что в будущем надо отходить от экономических санкций как от неэффективных. Критики Европейского суда возмущены тем, что меры против России не имеют никакого эффекта, как например Мэтью Тёрнер — политичекий эксперт из Словакии, который заявляет, что для Европейского суда права человека важнее безопасности и решения ЕС легко изменяются адвокатами, которые основывают защиту клиента на собственных европейских бюрократических правилах. По мнению критиков, санкции довольно легко оспариваются в суде. Вначале я приведу их аргументы, а затем поясню, что я думаю на этот счёт.

Например, критики Европейского суда находят, что в последнее время всё больше ходатайств от лиц, против которых выдвинуты санкции, решается в пользу пострадавших лиц.

К примеру, в июле 2013 г. суд ЕС подтвердил снятие визовых и финансовых санкций с арабского бизнесмена Ясина Аль-Кади, который подозревался в финансировании «Аль-Кайеды». Напомним, что в 2001 году американское казначейство обнаружило связь благотворительного фонда Muwafaq, основанного бизнесменом, с «Аль-Каедой», и заморозило счета организации. Помимо США, аналогичные финансовые санкции ввели власти Евросоюза, Швейцарии и Турции. Это решение было отменено Европейским судом на основе принципов прав человека, выраженных в «Хартии основных прав», так называемый Лиссабонский договор 2009 года.

В октябре 2014 года Генеральный суд ЕС отменил меры в отношении шри-ланкийской группы «Тигры освобождения Тамил-Илама» (Liberation Tigers of Tamil Eelam — LTTE). Было решено разморозить счета организации и фондов, поступающих от представителей тамильской диаспоры в Европе на том основании, что решения о санкциях были приняты на основе недостоверных сведений, полученных из некомпетентных источников.

Несколькими неделями ранее был оправдан Ахмед Мохамед Каддафи Аль Дам, двоюродный брат главы Ливии Муаммара Каддафи: санкции были сняты из-за недостатка доказательств.

Самое последнее решение Европейского суда в отношении главы Центробанка Сирии Адиба Маялеха, тоже вызвало шквал критики. В постановлении Европейского суда общей юрисдикции это решение объясняется тем, что Маялех, имеющий сирийское и французское гражданство и против которого действуют санкции ЕС, имеет право навещать свою семью во Франции. ЕС вводил санкции против Маялеха в 2012 и 2013 годах за оказание финансовой поддержки президенту Сирии Башару Асаду. В решении суда отмечается, что законодательство ЕС не обязывает страны-члены вводить запрет на въезд своих собственных граждан. «В ответ на запрос суда французское правительство сообщило, что Маялех как французский гражданин может посещать Францию. Таким образом, ограничительные меры, принятые против Маялеха, не запрещают ему навещать семью во Франции», — говорится в оправдательном документе. Также я поддерживаю выводы судьи о том, что нельзя вводить санкции против человека, который исполнял свои прямые обязанности. Я не понимаю с чьей подачи эти санкции вообще стали возможными.

Я как юрист нахожу эти оправдательные доводы довольно вескими, а выводы в отношении «работы ЕС вхолостую» наносят удар по таким основным европейским ценностям, как право на защиту, на апелляцию, право защищаться.

ЕС значительно пострадал от собственных различных санкций в отношении России, которые, я уверена, навязаны извне и в будущем значительно пострадает от Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства TTIP, если соглашение о партнерстве когда-либо будет ратифицировано.

Я уверена, что и санкции, и соглашение являются результатом американского корпоративного лоббирования в Европейской Комиссии, и в этом случае выигрывают только одни американские корпорации. Экономисты должны нам объяснить, как получается так, что несмотря на то, что производительность в Америке выше, чем в Европе, доллар по-прежнему ниже евро, зачем США на самом деле нужно Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство TTIP?

Кому выгодно, чтобы крупнейший торговый партнёр Европы, я говорю о России, учитывая что более половины российского экспорта идёт в Европу и более половина российского импорта идёт из европейских стран, на данный момент подверглась санкциям и не принимает участие в обсуждении TTIP? Кому выгодно, чтобы Европа теряла рынки сбыта? Я не экономист, но даже мне ответ очевиден.

Хочется надеяться, что, отвергая эти санкции, Европейский суд обратит внимание политиков на неэффективность экономических санкций, с одной стороны, а, с другой стороны, мы должны понять, что каждый раз, когда экономические санкции благополучно оспариваются в суде, то обязательно раздаётся голос критика, который обосновывает нарушение прав человека понятием «национальной безопасности». Мы не должны упускать это из виду и должны защитить европейский суверенитет и наши демократические принципы, заключает юрист.

Ирина Гончарова

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.