Выбор Ираном России как партнера для строительства АЭС не случаен: эксперт

Москва, 12 ноября 2014, 15:08 — REGNUM  Россия и Иран заключили крупнейшую сделку в сфере атомной энергетики. Согласно подписанным 11 ноября в Москве документам, госкорпорация «Росатом» построит вторую очередь АЭС «Бушер» и примет активное участие в программе строительства атомных энергоблоков на новых площадках. Всего планируется построить восемь энергоблоков.

«Решение Ирана развивать атомную энергетику понятно, — заявил заведующий сектором экономического департамента фонда „Институт энергетики и финансов“ Сергей Кондратьев. — По этому пути идут многие нефтедобывающие страны. Например, Объединенные Арабские Эмираты, которые одними из первых среди стран Персидского залива, сразу после Ирана, озаботились вопросом строительства атомной электростанции. Это связано с тем, что многие из нефтедобывающих стран по-прежнему используют в первую очередь мазут для производства электроэнергии. Но по нынешним условиям такая электроэнергия получается очень дорогой. Гораздо выгоднее переработать мазут в моторное топливо и нефтехимический продукт, а потом экспортировать это все. Плюс повлияло и то, что в Иране в последние годы добыча нефти снижалась из-за введенных санкций на поставку оборудования. Сейчас Иран планирует серьезно нарастить добычу нефти и в первую очередь для поставок на экспорт для того, чтобы получить валюту для закупки оборудования, товаров потребительского пользования. Разумеется, Иран заинтересован в максимально эффективном использовании добываемой в стране нефти. Кроме того, в самом Иране есть определенный дефицит на рынке нефтепродуктов и моторных топлив. Это все подвигает Иран развивать другие альтернативные источники электроэнергии, в том числе атомную энергетику. Тем более что в Иране основная часть нагрузки создается энергоемкими непрерывными производствами в областях нефте- и газодобычи. В этих условиях атомная энергетика становится лучшим выбором, так как работает в базовом режиме и обеспечивает производство относительно недорогой электроэнергии в сравнении с мазутными и даже газовыми электростанциями».

«Выбор Ираном России как партнера не случаен. Свою роль играет положительный опыт, — отметил эксперт. — Во-первых, АЭС в Бушере, построенная нами, хорошо и успешно работает. Во-вторых, Россия согласилась в свое время реализовывать этот проект в довольно тяжелых для Ирана условиях — после отказа немецкой компании „Сименс“ от строительства этой АЭС из-за введенных против Ирана санкций. Россия выполняла свои обязательства, несмотря на очень серьезное давление со стороны других стран, и не бросила его при самом его окончании, когда проект предлагалось заморозить. Я думаю, что этот опыт был для Ирана очень важен и стал серьезным фактором в финальном решении по выбору российских технологий. Выбор был сделан в пользу наших технологий, хотя у Ирана довольно хорошие отношения с Китайской Народной Республикой и Индией, которые имеют определенные наработки в атомной сфере и строят энергоблоки по собственным технологиям. Все-таки по соотношению цена-качество, а главное — по наличию референций, в том числе международных, Россия очень серьезно обходит китайские и индийские компании в силу своего серьезного опыта. Иран не мог это не учитывать».

«Для России это важный и серьезный проект по нескольким показателям. Для России такое приращение гарантирует стабильную работу для проектных организаций и машиностроительных производств. И длиться она будет не несколько месяцев, а несколько лет. Это гигантский заказ, и речь идет о десятках миллиардов долларов суммарно. И хотя Россия обычно охотно идет на локализацию работ на месте, но часть работ все равно будет закупаться Ираном у России — дорогое и высокотехнологичное оборудование ядерного острова и машзала. Это можно считать важным и позитивным сигналом для российских предприятий. И что особенно приятно, подается он в не очень простой экономической обстановке, которая сейчас складывается в целом в мире и в атомной отрасли в частности. Уверен, что многим западным компаниям сейчас остается лишь мечтать о таком заказе», — подчеркнул Кондратьев.

«Иран за время сотрудничества по первой очереди Бушера показал себя очень ответственным партнером с точки зрения оплаты предоставленных ему работ и услуг. И в конце нельзя не сказать, что Россия проводит очень правильную и взвешенную политику в русле Договора о нераспространении, — напомнил он. — Известно, что некоторые страны, поставляющие ядерное топливо, не всегда соглашаются его забирать назад к себе для переработки, предлагая создавать ядерные хранилища на территории тех стран, где расположены ядерные объекты. Это создает определенные риски для соблюдения Договора о нераспространении. Россия же, предлагая такой полный замкнутый цикл, с одной стороны гарантирует Ирану, что топливо для АЭС всегда будет поставляться в необходимых объемах (8 блоков — это серьезный масштаб). С другой стороны, мы гарантируем мировому сообществу, что не будет возможности для утечки ядерных материалов».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail