Иран возвращается в Азербайджанскую республику

Рустам Искандари, 8 ноября 2014, 12:54 — REGNUM  

12 ноября президент Ирана Хасан Роухани посетит с официальным визитом Азербайджанскую Республику. О намечающейся встрече объявлял еще в августе нынешнего года (в ходе проходившего азербайджано-иранского бизнес-форума) министр связи и информационных технологий Ирана, сопредседатель азербайджано-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и гуманитарному сотрудничеству Махмуд Ваези. В конце октября посол ИРИ в Азербайджане Мохсен Пак Айин в своем выступлении на одной из церемоний в городе Белясувар (провинция Ардебиль) сообщал о том, что визит будет совершен до конца ноября. И вот 6 ноября в Баку состоялись встречи рабочих групп во главе с М. Ваези и азербайджанским сопредседателем межправительственной комиссии, министром экономики и промышленности АР Шахином Мустафаевым. В ходе встречи было сообщено, что во время визита Роухани ожидается подписание 10 документов. «В ходе визита будут обсуждены такие темы, как закупка электроэнергии из Азербайджана, методы использования воды пограничных рек, регулирование таможенных отношений, транспорт, туризм», — сказал иранский министр.

Отметим, что за последние полгода наблюдается некоторая активизация в ирано-азербайджанских отношениях. 9 апреля Иран с официальным визитом посетил Ильхам Алиев. Через несколько дней в Тегеран отправился министр обороны АР Закир Гасанов, где он встретился с министром обороны Ирана Хосейном Дехганом и начальником Генштаба ВС Ирана генерал-полковником Сайедом Хасаном Фирузабади. В середине сентября визит в Иран совершила делегация из 23 человек во главе с Шахиным Мустафаевым, который в том числе встретился и с Х. Роухани. 1 октября Баку посетила иранская делегация во главе с руководителем Таможенной службы ИРИ Масудом Карбасианом. Во время августовского визита в Баку иранская делегация во главе с М. Ваези также встречалась с И. Алиевым. Кроме того, президенты двух стран встречались в Давосе (23 января) и Астрахани (29 сентября).

Примечательно, что все эти встречи сопровождались протокольными заявлениями общего характера о том, что «народы связывают глубокие исторические и культурные узы» (И. Алиев в Тегеране), о широких возможностях для дальнейшего развития добрососедских и дружественных отношений между странами и народами. Но при этом у наблюдателей не вызывает сомнений очевидная хрупкость и противоречивость двусторонних отношений.

Например, Закир Гасанов во время своего визита заявлял, что территория АР не станет плацдармом для нападения на ИРИ, но при этом Баку усиленно укреплял свои отношения с Тель-Авивом, а в 2012 году совершил беспрецедентную закупку израильского оружия на сумму 1,6 млрд. долларов, что вызвало отрицательную реакцию в Тегеране. Как заявил бригадный генерал КСИР Амир Али Гаджизаде, сбитый в августе 2014 года над ядерным объектом в Натанзе израильский беспилотник «Hermes 450» был запущен с территории «одного из соседних государств». Иранские СМИ распространяли информацию о том, у Израиля есть шпионская база в Нахичевани, и с этой базы осуществляются полеты беспилотников над иранским ядерным центром.

АР же традиционно обвиняет Иран в поддержке Армении. При этом высшие иранские должностные и духовные лица ИРИ (например, аятолла Сайед Хасан Амели) не раз заявляли о том, во время Карабахской войны Иран оказывал поддержку именно Азербайджану. Кроме того, «глубокие исторические и культурные узы» стран совершенно по-разному трактуются в Баку и Тегеране. Так, например, согласно подсчетам турецкой исследовательницы Ясемин Килит Аклар на 391 странице одного учебника истории АР иранцы 44 раза называются врагами (армяне — 187 раз, русские — 119 раз). Иран наравне с Россией и Арменией в бакинских СМИ долгие годы изображается врагом Азербайджанской Республики. В Иране же территория Азербайджанской Республики видится отколовшейся частью империи.

Предметом оживленного общественно-политического спора (на разных уровнях — вплоть до парламентов двух стран) является прошлое и будущее тюркоязычного населения северных районов Ирана (называемого по советской традиции «азербайджанским»). Так, в Баку превалирует точка зрения, что «южные азербайджанцы» должны отделиться от Ирана в пользу Азербайджанской Республики. На Апшероне постоянно проводятся различные антииранские мероприятия «в поддержку южных азербайджанцев». Так, например, 8 сентября в Баку проходил «круглый стол» Конгресса азербайджанцев мира на тему «Процессы на Ближнем Востоке: ситуация в Южном Азербайджане», на котором депутат азербайджанского парламента Сабир Рустамханлы выступил с призывом к расчленению Ирана, аргументируя это тем, что якобы больше половины населения этой страны, 52% — составляют азербайджанцы. В Тегеране же на такие призывы отвечают, что «объединение азери» возможно лишь в результате «аншлюса».

В свою очередь, в Азербайджанской Республике Иран обвиняют также и в подогреве и поддержке так называемого «талышского сепаратизма». Баку весьма активно используют «иранскую ширму» для преследований талышских общественных деятелей. Так, известный талышский лингвист, редактор газеты «Голос Талыша» Новрузали Мамедов в 2007 году был арестован и через год осужден по обвинению в шпионаже в пользу Ирана на 10 лет тюрьмы. В 2009 году он был убит в тюрьме (на свободе были убиты оба его сына — Камран и Эмиль). В 2012 году был арестован и впоследствии осужден по тому же обвинению новый редактор «Голоса Талыша» Гилал Мамедов. Баку обвиняет Тегеран в открытии радио «Голос Талышистана» в Шуше. При этом сам Иран всячески закрывает глаза на все эти обвинения и, несмотря на неоднократные обращения талышей, до сих пор не выработал своей четкой талышской политики.

Еще одной причиной холодных двусторонних отношений является систематические преследования со стороны Баку исламских (шиитских) деятелей, а также разрушение со стороны властей мечетей в АР. Например, упомянутый выше глава Генштаба ИРИ в 2011 году заявил, что «если президент Азербайджана Ильхам Алиев не изменит свою политику в отношении Ислама, то развязка его судьбы будет черной и мрачной».

Согласно сообщениям некоторых бакинских сайтов, в День Ашура (шиитский траур в честь мученически погибших при Кербеле имама Хусейна и его сподвижников) 4 ноября в бакинских татских селениях, отличающихся особой религиозностью, были подняты иранские флаги и портреты аятоллы Хаменеи и имама Хомейни, что было резко осуждено председателем Госкомитета по работе с религиозными образованиями Мубаризом Гурбанлы и некоторыми депутатами парламента.

Кроме этих системных проблем, Тегеран стоит в стороне от Карабахского урегулирования, что не может не вызывать у него негативную реакцию, если принимать во внимание, что большая часть Закавказья в недалеком прошлом была в составе Ирана.

Хоть официальные лица АР и ИРИ во время двусторонних встреч заявляют о «дружественных отношениях», в реальности Баку и Тегеран далеки от них. В условиях усиливающегося на Ближнем Востоке геополитического цунами, Иран пытается снизить свои риски. Как правильно отмечает азербайджанский политолог Фикрет Садыхов, «в контексте того, что вообще происходит на Ближнем Востоке, сверка интересов Азербайджана и Ирана очень важна. И в этом плане визит президента Ирана в Азербайджан внесет определенную ясность». Необходимость подобной встречи диктуется также и возможным беспокойством иранской стороны в связи с усилением в АР салафитов. По последним оценкам, в этой закавказской стране проживает 40 тысяч приверженцев салафизма, часть которых проходит боевую закалку в рядах ИГИЛ. Азербайджан в кратко- или среднесрочной перспективе сам может стать «беспокойной территорией», что обязательно скажется и на его южном соседе. Поэтому Тегеран, судя по всему, пытается опередить эти события и выстроить свою азербайджанскую политику таким образом, чтобы минимизировать свои риски и быть готовым к управлению будущими событиями.

24 ноября пройдет новый раунд переговоров между «шестеркой» международных посредников и Ираном по ядерной программе этой страны, на котором возможно достижение соглашения по указанной проблеме, что, вероятно, выведет Тегеран из политической и экономической изоляции. И Иран уже давно начал готовить почву для своего возвращения в зоны своего исторического влияния — в том числе и в Азербайджанскую Республику. Как заявлял М. Ваези в августе, уже сразу после прихода к власти Хасан Рохани поручил «укрепить с Азербайджаном связи во всех сферах, совместно добиться новых успехов». Весь вопрос в том, будут ли «успехи» действительно «совместными».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.