Станислав Стремидловский. Глава МИД Польши выступил перед Сеймом как кандидат в премьеры

Станислав Стремидловский, 8 ноября 2014, 00:01 — REGNUM  

Министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына выступил в Сейме с докладом о задачах польской внешней политики на 2014-1015 год. Это произошло 6 ноября. Схетына немного задержал доклад, ранее премьер-министр Ева Копач обещала депутатам, что отчет главы МИД состоится не позже конца октября. Шеф польской дипломатии говорил перед полупустым залом. Его слушали депутаты от правящей коалиции — «Гражданской платформы» (РО) и Польской крестьянской партии (PSL) — а также члены кабинета министров и президент Польши Бронислав Коморовский со свитой. Союз левых демократических сил (SLD), «Твое движение» (TR) и «Право и Справедливость» доклад проигнорировали. Хотя от имени PiS на заседание был делегирован Кшиштоф Щерский, который по завершению речи министра дал ему бой. Некоторых польских политологов неприятно поразил демонстративный бойкот заседания со стороны лидера «Право и Справедливости» Ярослава Качиньского. Когда он игнорировал прежнего главу дипломатического ведомства, Радослава Сикорского, это было понятно. Сикорский позволял себе резкие выпады в адрес братьев Качиньских, не говоря о том, что в 2007 году перебежал из PiS в РО. Схетына себе такого не позволял. Публицист еженедельника Polityka Яцек Жаковский назвал в этой связи поведение президента «Право и Справедливости» оскорбительным для страны и даже «антигосударственным поступком».

Ну а собравшимся в зале Сейма и экспертам за его пределами было интересно узнать, какие изменения новый министр собирается привнести по сравнению с теми направлениями польской внешней политики, которые в мае этого года озвучивал депутатам Сикорский. Свою речь Схетына начал с констатации факта мировой нестабильности и кризисов в сфере экономики, политики и обороны, что затрудняет работу дипломатии. Эти вызовы являются критическими для Польши. Особенно проблемы на восточной границе, южном фланге Европы и на Ближнем Востоке. Глава МИД еще раз перечислил историю событий на Украине, хронологически начав ее с «Восточного партнерства». Обвинил во всем Россию и похвалил Белоруссию, назвав попытки Минска выступать в качестве посредника «хорошим решением».

Традиционно прозвучали слова о намерении диверсифицировать внешнеэкономические связи по всему миру, от Латинской Америки и Африки до Азии. При этом особый акцент министр сделал на евроатлантической близости по вопросам безопасности, обороны и торговли. Он подчеркнул, что Польша станет «более тесно сотрудничать со стратегическими партнерами — в частности, с Соединенными Штатами. Мы считаем, что заключение трансатлантического партнерства (TTIP) в интересах торговли и инвестиций будет способствовать укреплению экономических, политических и цивилизационных связей между Европой и Америкой. Мы рады, что такая договоренность была только что подписана с Канадой. Самая большая в мире зона свободной торговли будет способствовать процветанию европейских стран, в том числе Польши».

Экономика заняла основательное место в докладе Схетыны и, похоже, это был личный выбор главы дипломатического ведомства. С 2014 по 2020 год Варшава должна получить от европейских фондов около 120 млрд евро, что позволит, по словам министра, «осуществить проекты по модернизации и повышению уровня жизни». Им поставлена цель — спустя семь лет довести ВВП на душу населения до уровня 75% от среднеевропейского. При этом Схетына решил заглянуть дальше. У него есть проекты развития страны и после 2020 года, основной идеей которых является активизация экономического сотрудничества с зарубежными странами. Для чего польские дипломатические миссии, в первую очередь, будут активно поддерживать «наших предпринимателей на мировых рынках» в кооперации с министерством экономики. Министр прокомментировал любимую тему президента Коморовского, который лоббирует присоединение Польши к еврозоне. С одной стороны, он поддержал эту инициативу. С другой стороны, отметил, что называть сроки принятия единой валюты еще преждевременно, так как «мы должны сначала завершить реформирование своей экономики». А говоря об энергетической безопасности страны, глава МИД зашел уже на поле премьера Копач, когда напомнил о «долгострое», до сих пор не законченном терминале по приему сжиженного газа в Свиноуйсьце, и переговорах в рамках Евросоюза по климату (Варшава требует дополнительных компенсаций за урезание квот на выбросов парниковых газов).

Амбициозные планы министра иностранных дел, которые формально не выходят за рамки внешней политики, но по факту затрагивают политику внутреннюю, вызвали своеобразную реакцию двух остальных членов «правящего треугольника». Президент с удовлетворением отметил, что в речи «много места занимали вопросы безопасности и оборонной политики и построение более крепких отношений с США». Не удивительно, ведь Коморовский сам при каждом случае делает подобные заявления, причем, полгода назад он критиковал предшественника Схетыны, Сикорского, за недостаточное внимание к проблемам польско-американских отношений. Президент также одобрил большое внимание главы внешнеполитического ведомства к экономическим вопросам. «Я хотел бы подчеркнуть, что признание веса интеграционных процессов в Европе для будущего польской политики, экономики и безопасности, на мой взгляд, должны вызвать более активные усилия для достижения Польшей соответствующих стандартов, чтобы мы были готовы говорить о перспективе интеграции в области общеевропейской денежно-кредитной и валютной политики, — сказал Коморовский. — Это является главной задачей для нынешнего правительства и нужно к ней вернуться после парламентских выборов в 2015 году». Однако на сайте председателя правительства акценты расставлены иначе. В кратком сообщении цитируют только одно предложение Копач: «Выступление министра иностранных дел затронуло весь спектр внешней политики правительства». После чего премьер прокомментировала польско-украинские отношения и сохранение санкций против России.

Летом-осенью следующего года в Польше пройдут президентские и парламентские выборы. Перед Коморовским, Копач и Схетыной стоят задачи переизбраться на фоне падения популярности их партии «Гражданская платформа», которую теснит оппозиционная «Право и Справедливость». Однако внутрипартийная борьба за лидерство обещает быть не менее интригующей, чем межпартийная. Похоже, между президентом и министром иностранных дел сложился ситуативный блок. В этой ситуации Схетына может оставить за Коморовским международную повестку в обмен на то, что ему «развяжут руки» в пограничных вопросах внешней и внутренней политики с перевесом в пользу последней, где он будет конкурировать с Копач. Безусловно, нельзя исключать, что одновременно глава МИД во время избирательного цикла продолжит посылать некие «импульсы» в адрес заграничных стран, как, например, он сделал ныне в речи перед Сеймом, заявляя, что «польско-российские отношения могут быть хорошими». Но рассчитывать на какие-либо реальные и конкретные шаги польской дипломатии до конца 2015 года, пожалуй, преждевременно, если только эти новые подходы не озвучит президент Коморовский. Станислав Стремидловский — обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.