Илларион Гирс. Интересы ЛГБТ-шоу для генсека ООН выше равноправия и безопасности русских

Илларион Гирс, 6 ноября 2014, 23:22 — REGNUM  

Австрийский трансвестит Том Нойвирт, известный под сценическим псевдонимом Кончита Вурст, выпил из стакана генерального секретаря Организации Объединённых Наций (ООН) Пан Ги Муна, сделав глоток воды перед своим выступлением в штаб-квартире ООН в Вене. Встреча была посвящена вопросам прав ЛГБТ-сообщества. Высший представитель ООН не побрезговал выпить воды из стакана Кончиты и заявил, что каждый вправе пользоваться равными основополагающими правами и жить в достоинстве, без дискриминации. Мун назвал Кончиту символом прав человека и сказал, что не прочь познакомиться с артистом поближе.

Личная небрезгливость и пристрастия генсека ООН мне безразличны, но как правоведу по призванию и правозащитнику по сути своей мне не безразличны вопросы прав человека. Являясь русским общественно-политическим деятелем в Евросоюзе, я знаю о дискриминации не понаслышке, коренное русское население в Евросоюзе, а именно в странах Прибалтики, живёт под давлением стольких дискриминационных ограничений, что ЛГБТ-сообщество относительно русских в Евросоюзе едва ли знает, что такое настоящая дискриминация — если дискриминационные ограничения ЛГБТ в странах Евросоюза надо искать днём с огнём, то в отношении русских они существуют не только в быту, обусловленные личной культурой каждого, они закреплены в законах, например, в Латвии таких законодательных антирусских ограничений около сотни.

Поэтому не могу не обратить внимания, что за обменом любезностями Муна с Кончитой в Вене кроется отвратительная практика двойных стандартов в области прав человека. В действительности Кончита едва ли может быть символом борьбы за права человека наравне с Ганди, Манделой, Мартином Лютером Кингом или Малькольмом Икс, чтобы с ним встречался генсек ООН. Травести-шоу в Вене с генсеком ООН и певуном в главных ролях можно по праву считать символом современной профанации защиты прав человека в деятельности главы ООН.

Сторонники наблюдаемой активности ЛГБТ-движения заявляют, что едва ли настоящим правозащитником можно считать того, кто не признаёт за представителями ЛГБТ права на невмешательство в их личную жизнь. И я согласен, это так, вопрос лишь о границе, за которой личная жизнь становится публичной и в части этой разумно подпадает под государственное регулирование, — основная современная проблематика ЛГБТ в большей части Евразии именно в этом.

Если вопрос о расширении прав ЛГБТ сегодня по сути своей относится к сфере спорного, то вопрос необходимости всеобщего гражданского и этнического равенства в общем давно решён, он, казалось бы, по сути закрыт такими основополагающими в современном международном праве соглашениями, как Конвенция о сокращении безгражданства (1961 год), Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 год) и Пакт о гражданских и политических правах (1966 год).

Поэтому для определения того, является ли деятельность правозащитной, а деятельность генсека ООН таковой должна быть по умолчанию, наиболее показательна его позиция по вопросам нарушения всеобщего гражданского и этнического равенства, а отнюдь не по вопросу о потребности расширения обычного права представителей ЛГБТ на личную жизнь, на чём настаивают поклонники Кончиты.

Так вот, рассуждения Муна о правах человека — скорее лишь деятельность по лоббированию интересов ЛГБТ, а отнюдь не полноценная антидискриминационная правозащитная деятельность, как её официально преподносят.

Лоббизм интересов ЛГБТ, замаскированный в лице Муна под защиту прав человека, вскрывается на фоне его поддержки ЛГБТ в его фактически безразличном отношении к этноциду русских в странах Прибалтики и геноциду русских в Новороссии с параллельным этноцидом на Украине. Во время своего прошлогоднего визита в страны Прибалтики (Литва, Латвия, Эстония) генсек ООН Пан Ги Мун парадоксально хвалил местные правящие режимы за демократические успехи (?!), а относительно общеизвестной дискриминации местного русского населения отделался лишь дежурными репликами и обтекаемыми советами местным властям взаимодействовать с гражданским обществом и наращивать усилия по реагированию на проблему безгражданства — и это при том, что проблематика правового положения местного русского населения столь серьёзна, что правящие в Латвии и Эстонии режимы фактически являются латышской и эстонской этнократиями, а вся Прибалтика при них — зоной воинствующей русофобии. Данная проблема наиболее остра в Латвии, взаимоотношения русского и латышского сообщества в которой внимательный исследователь без преувеличения обнаружит в состоянии холодной гражданской войны.

Вся борьба Кончиты за интересы ЛГБТ сводится к гламурному выступлению на Евровидении и безопасным гастролям по Евросоюзу, и за это генсек ООН находит уместным назвать его символом борьбы за права человека. Это хуже, чем абсурд, это опущение борьбы за права человека до уровня однодневной песни. И это оскорбление настоящих борцов за права человека, каковым в Латвии, например, является известный русский негражданин Евгений Юрьевич Осипов, который за восстановление всеобщего равенства не в концертные платья рядится, купаясь в роскоши звёздного благополучия, а на протяжении многих лет непримиримо борется словом и делом русской правды в противостоянии жёсткому давлению спецслужб и постоянной угрозе тюрьмы по ложным политическим обвинениям. Но увы, находя время выпить из одного стакана с Кончитой, генсек ООН не нашёл возможности встретиться с Осиповым для демонстрации миру признания серьёзности нарушения гражданских прав русских в Евросоюзе, острота которой представителям ЛГБТ в Евросоюзе и не снилась.

Что до отстранённости генсека ООН от участия в признании смертельно опасного положения русских на Украине и в Новороссии, то оно неописуемо лицемерно и с моральной точки зрения явно преступно. Его моральный вес и информационные возможности в мире сопоставимы с тем, что есть у лидеров мировых держав. Однако он вопреки своему долгу быть выше отдельных национальных интересов до сих пор в интересах США и Евросоюза не проявил воли осадить очевидно преступный беспредел бандеровщины на Украине и заступиться за русских в самообороне от агрессии упомянутого.

Увы, но, судя по деятельности генсека ООН Пан Ги Муна, он выступает сегодня за мир, в котором правовое положение ЛГБТ превыше гражданского и этнического равенства, а настоящие моря боли и реки крови русских людей менее значимы, чем маскарадные ручейки слёз певцов от ЛГБТ в евросоюзном для них раю на земле.

Ощутимое противодействие смертоносной бандеровщине отсутствует и со стороны ЛГБТ-движения, безразличие которого объяснимо как оглядкой на Пан Ги Муна, Обаму и лидеров Евросоюза, так и тем, что евромайдан случился не только под портретом Бандеры, но и под радужным флагом тоже — это к тому, что ЛГБТ-движению не стоит рассчитывать на рост уважения в русской среде, учитывая, что это радужное движение стало охотным участником на подхвате у стран Запада в попытках подрыва Русского мира.

P.S. Оказывается, что публикация этой статьи совпала по времени с признанием главы МИД Латвии в нетрадиционной сексуальной ориентации, он сообщил всем, что горд быть геем, — странный предмет для гордости. Правда, не вижу в том и предмета для стыда. Откровение латышского нацминистра Ринкевича даёт основание задаться вопросом о том, как же в нём уживается лицемерное отрицание вопиющей и однозначной дискриминации русских в Латвии с настойчивостью в необходимости признания и устранения в Латвии отнюдь не вопиющей и весьма спорной дискриминации ЛГБТ, — вопрос этот разберу отдельной статьёй, спасибо Ринкевичу за основание к тому.

Илларион Гирс, товарищество «Русская Заря» (Латвия), специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.