Дмитрий Семушин: подводная лодка у берегов Швеции как инструмент военного объединения Скандинавии

Дмитрий Семушин, 3 Ноября 2014, 18:39 — REGNUM  

Бывший министр иностранных дел Норвегии, имеющий репутацию «арктического стратега» этой страны и «отца Баренцева региона», Торвальд Столтенберг, несмотря на свой преклонный возраст (ему 83 года), продолжает активную антироссийскую политическую деятельность. Отметим и такое личное обстоятельство: он является отцом нового генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга.

В минувший четверг, 30 октября 2014 года, Торвальд Столтенберг в Стокгольме на 66-й сессии Северного совета, состоящего из парламентариев Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции, предложил создать «Северную комиссию по политике обороны и безопасности» (Nordic defence and security commission).(1)

Свое предложение Столтенберг обосновывал текущей ситуацией в политике безопасности в Европе. Он полагает, что ситуация требует более тесного военного сотрудничества Северных стран. В свете происходящего становятся понятны недавние упорные, но тщетные поиски шведскими вооруженными силами российской подводной лодки в территориальных водах Швеции поблизости от Стокгольма. Эта демонстрация потребовалась под грядущую 66-ю сессию Северного совета и речи Столтенберга на ней. Ведь впервые в Швеции опрос общественного мнения о вступлении в НАТО собрал больше «да», чем «нет».

Предложение Торвальда Столтенберга идет в русле его программы «Северное сотрудничество в иностранной политике и политике безопасности», предложенной им в феврале 2009 года министрам иностранных дел стран Северного совета.(2) Эту программу Столтенберг упоминает в своей нынешней стокгольмской речи. Напомним, что программа 2009 года военного союза Северных стран Столтенберга состояла из 13 пунктов:

1. Совместная боевая группа быстрого реагирования;

2. Совместное авианаблюдение и авиапатрулирование;

3. Общая система мониторинга морского пространства на Балтике, в Северной Атлантике и Баренцевом море Северного Ледовитого океана;

4. Общие морские силы «ответа», состоящие из элементов береговой охраны и спасательных служб;

5. Совместная собственная спутниковая система наблюдения и связи;

6. Сотрудничество Северных стран по проблемам Арктики;

7. Совместная кибербезопасность;

8. Совместное подразделение реагирования на стихийные бедствия;

9. Совместное подразделение расследования военных преступлений в кризисных точках мира;

10. Кооперация дипломатических служб вплоть до создания за рубежом совместных дипломатических представительств;

11. Сотрудничество в военном транспорте, военно-медицинских службах, военном образовании, военно-гражданском сотрудничестве, а также совместные военные тренировки и учения. Совместные закупки, техническое обслуживание и модернизация военной техники;

12. Совместное амфибийное подразделение, в том числе арктической направленности;

13. Принятие «Северной декларации солидарности» (Nordic declaration of solidarity) правительств Северных стран, в которой они возьмут на себя обязательства по реагированию в ситуации, если Северная страна подвергнется внешнему нападению или неправомерному давлению.

Теперь в Стокгольме Столтенберг с удовлетворением отметил, что некоторые из его 13 предложений уже были реализованы, а другие находятся в стадии подготовки. Самое главное — предложение Столтенберга о «Нордической декларации солидарности» было принято в 2011 году. Именно оно заложило политическую основу для создания военного союза Северных стран. Теперь речь пошла о следующем практическом шаге. В Стокгольме Столтенберг предложил создать постоянный политический консультативный орган формирующегося военного союза скандинавских стран + Финляндии. Ранее речь шла лишь о консультативных мероприятиях в рамках встреч министров иностранных дел и министров обороны Северных стран. Первое подобное мероприятие состоялось в сентябре 2012 года в норвежском городе Буде. Тогда на фоне кризисных явлений в Евросоюзе скандинавы + Финляндия приступили к практическому осуществлению более тесного военно-политического сотрудничества в Балтийском, Приарктическом и Арктическом регионах, получившего название NORDEFCO (Nordic Defence Cooperation). Меморандум об организации NORDEFCO был подписан ранее, 4 ноября 2009 года, в Хельсинки.

Заметим, что Северные страны имеют разные национальные основы политики безопасности. Норвегия, Дания и Исландия состоят в НАТО. Швеция и Финляндия — нет. Швеция, Дания и Финляндия входят в ЕС, а Финляндия состоит в еврозоне. Норвегия, в свою очередь, упорно не хочет вступать в Европейский союз. От вступления в Евросоюз в 2012 году отказалась Исландия. Таким образом, можно констатировать, что Столтенберг предложил очень удобную формулу организации военного сотрудничества НАТО со Швецией и Финляндией через Северный военный союз без формального участия этих стран в НАТО. NORDEFCO является удобной формой для втягивания в военный союз с американцами прежде нейтральной Швеции и Финляндии — пророссийской в военном оборонном сотрудничестве до 1991 года. Если Северный военный союз на основе NORDEFCO будет создан, то вступление в НАТО Швеции и Финляндии формально не потребуется. Они и без членства в этой организации будут в работающем военном союзе Запада. Особенно неприятно для России участие в NORDEFCO Финляндии. На практике сейчас Северный военный союз, как филиал НАТО, создается под разговоры о «бóльшем сотрудничестве».

Формально норвежская инициатива в рамках NORDEFCO идет при кураторствe проекта со стороны США. В начале июня 2012 года госсекретарь США Хиллари Клинтон посетила с официальным визитом Данию, Швецию и Норвегию. В трех странах она обсуждала проблемы оборонной политики и политики безопасности. Арктическую проблематику, в том числе в сфере безопасности, она демонстративно обсудила с министром иностранных дел Норвегии Йонасом Стере в полярном норвежском городе Тромсе.

В рамках мероприятий складывающегося военного союза Северных стран NORDEFCO НАТО стало проводить в Скандинавии совместные с вооруженными силами не входящих в НАТО стран — Швеции и Финляндии — сухопутные и авиационные учения типа «Cold Response» («Холодный ответ»). Британские и американские силы специального назначения стали проходить подготовку на месте для действий в зимних условиях совместно с аналогичными подразделениями Норвегии и Финляндии.

Отметим один ключевой пункт в предлагаемой Столтенбергом в стокгольмской речи стратегии в отношение России — параллельно с созданием военного союза Северных стран под предлогом диалога продолжать активное региональное сотрудничество с Россией. На практике это означает проведение политики «мягкой силы» Норвегии в российском секторе Баренцева трансграничного региона. В ситуации возможного ослабления федерального центра она будет иметь роковое по последствиям значение для нынешней Российской Федерации.

Тем временем российский МИД в условиях санкций Норвегии демонстрирует политику с позиции слабости по отношению к этой стране. В частности, во время недавнего визита в Норвегию министр иностранных дел РФ Сергей Лавров посетовал, что Норвегия не по своей воле, а под давлением США, присоединилась к антироссийским санкциям. На самом деле Норвегия солидаризуется с США и ЕС не из-за мифического давления, а потому, что она с ними заодно и имеет собственный враждебный России военный, политический и экономический интерес в Арктическом регионе. Кроме того, Норвегия сейчас активно продвигает свои энергетические продукты в традиционные сферы торговли России. На прошлой неделе в литовский порт Клайпедa прибыл плавучий терминал для сжиженного газа, который Литва как раз собирается наполнить норвежским сжиженным газом.

27 октября 2014 года в норвежском Киркенесе Лавров даже заявил о "полезности созданных на севере форматов — Арктического совета, Совета Баренцева-Евроарктического региона, Совета государств Балтийского моря, а также проекта «Северное измерение». В условиях все новых и новых санкций Норвегии против России Лавров высоко оценивает продвигаемое норвежцами баренцево региональное сотрудничество, тем самым давая понять Норвегии, что ее враждебная политика по отношению к России останется безнаказанной. Хотя именно ликвидация Баренцева региона и могла бы стать достойным ответом Москвы на враждебные действия Норвегии по отношению к России на северном фланге НАТО.

Далее мы даем с незначительными сокращениями перевод стокгольмской речи Торвальда Столтенберга от 30 октября 2014 года.

* * *

Торвальд Столтенберг. Речь на 66-й сессии Северного совета, 30 октября 2014 года

Специфической является текущая ситуация безопасности. Аннексия Крыма и военная ситуация в восточной Украине создали беспорядок. Мы имеем неопределенную картину того, что происходит, и того, что мы должны делать. Мне кажется, ясно одно: существующая ситуация безопасности призывает к более тесному сотрудничеству Северных стран по вопросам обороны и безопасности. Поэтому мы должны использовать эту возможность, которую дает Северный Совет, чтобы посмотреть, как мы можем укреплять и развивать скандинавское военное сотрудничество и Северное сотрудничество в области безопасности.

Северное сотрудничество ставит нас в более выгодное положение для удовлетворения обязательств Северных стран в НАТО и ЕС. Сотрудничество Северных стран облегчает его в интересах отдельных Северных стран.

Во-первых, я рассматриваю текущую внешнеполитическую ситуацию и политику безопасности, в частности, в странах Северной Европы и в их отношениях с Россией. Что-то произошло в Европе. Аннексия Крыма и потрясения на восточной Украине привели к тому, что темные тучи сгустились в небе сотрудничества. Мы считаемся с новой неопределенностью. В этой ситуации мы должны считаться с тем, чего хотят русские и что они думают. Сейчас принципиальной позицией в скандинавских столицах становится, что мы должны держать дверь открытой для диалога с россиянами. Но не совсем понятно, как диалог состоится и что он может включать в себя. Как вы все знаете, стало труднее получать интервью от НКО и более независимых групп в России, чем в прошлом. Мы знаем, что большинство россиян понимают у себя европейскую ситуацию по-другому, чем у нас на Западе. И мы знаем, что Путин имеет сильную поддержку населения. Поэтому мы должны попытаться сформировать картину того, как Путин и его люди думают. Это может быть полезно, чтобы осмотреться…

События на Украине расстроили нас. Это естественно. Для нас понятие национального суверенитета и нерушимости границ имеет важное значение. Идея о том, что европейская страна может аннексировать части другой страны военной силой, нарушает наши представления о стабильном европейском порядке, как он был разработан в Хельсинкском процессе. Мы не могли не отреагировать санкциями. Пока, конечно, все здесь сегодня согласны с этим. Но я также с обеспокоенностью отмечаю, что некоторые используют эту сложную ситуацию, чтобы возродить риторику холодной войны. Нынешняя ситуация в Европе совсем не похожа на ту, что мы имели во время холодной войны. Поэтому неправильно, когда некоторые воспринимают врага, думая о том времени. Риторика холодной война также неправильна, поскольку легко приводит к вызовам безопасности, которые стоят перед нами и в других частях мира, особенно на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые отодвигаются на задний план. Во многих этих странах к власти стремятся религиозные экстремисты. Это относится и к «Исламскому государству» — членам террористической организации. Здесь мы сталкиваемся с серьезными проблемами безопасности для западных стран, и особенно для России…

Но давайте теперь вернемся к исходной точке моего выступления, к ситуации, созданной на Украине. Что нового в этой ситуации для Северного совета? Позвольте мне сначала заявить, что события в Грузии и на Украине проходят на постсоветском пространстве. Это не значит, что мы и наши отношения с Россией не зависят от более напряженной ситуации. Мы не можем не заметить, как я бы это назвал, агрессивной политики России, не в последнюю очередь в небе Скандинавии. Такое не понравится, если не сказать больше. Напряженные поиски подводной лодки в архипелаге Стокгольма не облегчили это настроение. Мы должны быть реалистами. Мы должны признать, что Россия показывает свою силу и использует военную силу в наступательной политике по отношению к своим соседям. Я должен вспомнить ситуацию 2008 года, когда я работал над своим докладом о Северном сотрудничестве по вопросам внешней политики и политики безопасности. Мы были обеспокоены российскими военными полетами вокруг Исландии. Эту обеспокоенность исландцы выражали российскому послу.

Я думаю, что странам Северной Европы на ближайшие годы необходимо признать, что Россия явно подчеркивает свою силу и мощь в непосредственной близости. Таково нынешнее российское мышление. Полеты обычно проходят в международном воздушном пространстве, но вблизи границ. Для нас это может показаться старомодным мышлением, старомодным способом ведения политики, но, с точки зрения россиян, это явно не так. Мы должны справиться с этой ситуацией. Мы должны ответить, продемонстрировав твердую позицию. Мы должны ответить, обозначив наш суверенитет. Мы должны перехватывать чужие самолеты, как мы всегда делали это…

Что можно сказать о текущей ситуации в сотрудничестве Северных стран по вопросам обороны и безопасности? Моя исходная точка заключается в том, что мы не можем создать европейскую безопасность без России и против России. Второй принцип заключается в том, что у нас есть традиция диалога в Скандинавии, который мы должны вести с русскими. В то время, когда мы считаем необходимыми санкции со стороны ЕС, важно, что мы следим за направлением двустороннего сотрудничества в регионе Северных стран. Во время холодной войны мы могли продолжать работать в тесном практическом сотрудничестве с Россией на Севере, например, по регулированию общих ресурсов трески в Баренцевом море.

В прошлые выходные мы праздновали 70-ю годовщину освобождения Красной армией Финнмарка в 1944 году. Это событие произошло в Киркенесе, где выступал король Харальд и премьер-министр Эрна Сольберг, а также присутствовали министр иностранных дел Бренде и министр обороны Ина Эриксен Сорейде. Кроме того, министр иностранных дел России Сергей Лавров принял участие в церемонии в Киркенесе. В интервью изданию VG в субботу он сказал: «Тот факт, что наши страны являются соседями на севере… требует тесного сотрудничества… Мы считаем, что это в наших общих интересах, чтобы предотвратить развитие наших отношений по неблагоприятным циклам». Я разделяю видение С. В. Лаврова. Важно продолжать региональное сотрудничество на Севере. Особенно в момент потрясений мы должны держать диалог открытым. Нам это удалось на Севере во время холодной войны, что мы должны осмыслить. Я не вижу противоречия, с одной стороны, чтобы оградить региональное сотрудничество с Россией, а, с другой стороны, дальше развивать северное сотрудничество в области безопасности и обороны. Скорее это расширение сотрудничества Северных стран будет проще для страны Северной Европы для того, чтобы вступить в конструктивный диалог с нашим соседом-сверхдержавой.

Итак, вернемся к моему докладу [2009 года] о Северной внешней политике и политике безопасности и сотрудничества. Во-первых, поразмыслив, я начну с главной идеи. Небольшие европейские страны, как в Скандинавии, только тогда будут в состоянии поддерживать современную высокотехнологичную оборону, если мы будем вместе работать над закупками, подготовкой кадров, образованием и так далее. Причина проста: современная высокотехнологичная оборона очень дорога. В нынешней ситуации недостаточно, чтобы требовать больше денег на оборону, мы должны также обеспечить, чтобы средства использовались эффективно. Тогда мы не можем забывать о северном сотрудничестве. Многое происходит сегодня по этой линии в NORDEFCO — Северном оборонном сотрудничестве, но здесь остается огромный неиспользованный потенциал.

Другая основная идея та, что воинские соединения Северных стран должны более работать вместе вовне. В своем докладе я предлагал Северное сотрудничество по патрулированию исландского воздушного пространства. Северные страны должны взять на себя ответственность за часть мониторинга воздушного пространства, организованного НАТО. Это могло бы стать важным шагом в сотрудничестве между Норвегией, Исландией, Данией и странами-партнерами в рамках Партнерства ради мира — Швецией и Финляндией. Одной из причин стало то, что российский самолет регулярно нес патруль, пролетая через Норвежское море и вокруг Исландии…

В феврале этого года шведские и финские истребители начали подготовку совместно в периодическом патрулировании воздушного пространства НАТО в Кефлавике [в Исландии], в котором принимают участие норвежские истребители в так называемой Iceland Air Meet. Я рассматриваю это как очень важное событие в развитии сотрудничества в политике безопасности Северных стран… Я полагаю, что Северное сотрудничество в контролируемой зоне постепенно распространится на флот, а в следующем раунде на наземную оборону.

В моем докладе была мысль, что Северное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны не обязательно включает все время все страны Северной Европы. Во многих ситуациях было бы естественно, что две или три страны собрались вместе. Установилось бы как ядро сотрудничества Северных стран в области обороны, включающее в себя Норвегию, Швецию и Финляндию, и внешнюю зону, включающую внешние морские районы к западу и северу от Скандинавии. В этой внешней зоне Норвегия, Дания и Исландия имеют особенно большие интересы. Я с интересом отметил, что Северное сотрудничество в этих областях стало темой на встрече, которую я посетил, организованную в датском парламенте в мае этого года.

Нужно ли нам больше Северного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны в нынешней ситуации? Мой ответ: явно да. Именно сейчас мы должны думать по-северному, и мы должны учитывать новые политические инициативы, которые могут продвинуть вперед сотрудничество. Я думаю, что настало время, чтобы создать Северную комиссию по обороне и безопасности… Отправной точкой для Комиссии могло бы стать, как это было определено в моем докладе, что Северное сотрудничество не должно идти вместо, а должно идти в дополнении к сотрудничеству в рамках НАТО и ЕС. Благодаря этому сотрудничеству Северных стран, мы будем иметь больше возможностей для выполнения обязательств, которые отвечают нашим собственным интересам. Я полагаю, что каждое правительство назначит члена комиссии. Комиссия должна работать быстро и уделять особое внимание конкретным договоренностям о северном сотрудничестве в области обороны… Я не буду вдаваться в подробности о моих мыслях по поводу такой комиссии. Я упомяну только два пункта. Я думаю, важно, что такая комиссия контролирует как политику обороны, так и безопасности. Я также думаю, важно, что она не только смотрит на классическую военную безопасность, но и на кибербезопасность. В моем докладе есть предложение о сотрудничестве северных стран по кибербезопасности.

Дмитрий Семушин — обозреватель ИА REGNUM

***

(1) Thorvald Stoltenberg (Main speech)

(2) Thorvald Stoltenberg. Nordisk samarbeid om utenriks- og sikkerhetspolitikk

Читайте развитие сюжета: Шведские военные опять засекли чужую подлодку

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Как преследуют защитников усадьбы Кусково в Москве
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе