Антон Кривенюк. Российско-абхазский договор и внутриполитическая борьба в Абхазии

Москва, 1 ноября 2014, 00:44 — REGNUM  

Дискуссия вокруг подписания нового абхазо-российского договора превратилась в инструмент внутриполитической борьбы. «Наведение порядка», которым занялись новые власти, вызвало ропот элит, недовольство которых оборачивается серьезными потрясениями на политическом поле.

Абхазские СМИ зря не обратили внимания на арест в Гагре нескольких сотрудников милиции. Среди них Ливан Хеция, как не трудно догадаться по фамилии, человек, не далекий бывшему министру внутренних дел Абхазии Отару Хеция. Оставим за скобками суть дела. Безотносительно к истории вопроса мы видим сигнал о давлении на людей и группы, близкие к ключевым фигурам недавно потерявшей власть элиты. Ибо понятно, что еще в начале этого года, чтобы не случилось, родственники министров не могли оказаться в СИЗО.

Только за один день 29 октября в прессе были распространены четыре или пять новостей о новых уголовных делах, задержаниях, проверках прокуратуры. В этих пресс-релизах сухие слова, казенные фразы. Но за каждой такой новостью живые люди, группы людей, сообщества со сложившимися интересами, высоким уровнем доходов, надеждами на будущее, долгами, в конце концов. Это все те, о ком собирательно можно сказать «абхазская элита» — в бизнесе, в экономике, в хозяйственной деятельности, и в политике тоже. Арест ли родственника бывшего министра, уголовное ли дело о хищениях в строительной корпорации, проверка ли энергетического монополиста, все это беспокойства и переживания вполне конкретных людей, которые все происходящее воспринимают как очень серьезный вызов.

Ситуация на самом деле простая. Ресурсы страны за эти десять лет уже обрели своих хозяев. Многие ресурсы, как например, строительный бизнес, вообще возникли после того, как в Абхазию пришли деньги из России. В стране сложился круг собственников или управляющих этих ресурсов, который создала прежняя власть. Но эту власть свергли. И в какой ситуации оказалась теперь прежняя элита?

A) Доступа к власти нет.

B) Власть собирается отобрать ресурсы.

C) Власть организует уголовное преследование десятков а может сотен людей. То есть, четко заявляется о тотальном перераспределении ресурсов и ротации политической и бизнес-элиты.

Что в этой ситуации должны делать потерявшие власть? Сидеть, смотреть во двор, ждать, когда за тобой придут? Очевидно, вырисовываются несколько задач на ближайший период времени.

А) Обеспечить либо доступ к власти, либо, как минимум, некий контракт с властью, чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями.

B) По возможности сохранить за собой частично, а лучше полный доступ над экономическими и хозяйственными ресурсами.

C) Вывести из под удара «актив» — насколько это возможно защитить от преследования своих людей.

Сейчас, когда власть пошла самым жестким путем — уголовные дела, аресты коррумпированных правоохранителей, преследование крупнейших бизнес-структур, у контр-элит не осталось иного шанса, кроме того, чтобы идти ва-банк. Идти ва-банк по-абхазски можно разными путями, и самый лучший из них, это прямой — закулисный диалог с новыми властями. Не верится, что в Абхазии когда-нибудь возникнет ситуация, при которой через обычные для среды коммуникации нельзя достичь успеха. В маленькой стране, где все пронизано личными связями, любой человек слабее давления «коллектива». Благодаря этому, кто-то из «прежних» будет спасен.

Разумеется, таким образом, старая элита решит часть проблем. Но только часть. В основном, это пункт C, отчасти пункт А, но не пункт B ни в коем случае. Тут еще вопрос, что лучше, потерять людей, репутацию из-за уголовных дел, но может быть при этом сохранить хоть часть ресурсов. Но в целом, какой выбор остается у контр-элиты как у сообщества, у корпоративного механизма? Только бороться. А единственная реальная возможность бороться, это выйти на политический уровень и канализировать свои претензии в политические лозунги. Разве это не так сейчас происходит в истории с абхазо-российским договором?

И здесь на самом деле открывается поле возможностей. Да, контр-элита находится под прессингом правоохранительных органов и на первый взгляд, мяч на стороне властей. Но не все так. Трансформация претензий в политические лозунги дает огромные преимущества. И вся эта история вокруг подписания договора стала прекрасным поводом создать проблемы власти.

Как мы уже говорили, старой элите как минимум нужен контракт с властями. В отличие от договора с РФ, для этого не нужно несколько листов бумаги. Там должно быть написано только одно: «не трогать».

Причем, это практически беспроигрышная игра. Тема российско-абхазских отношений очень выигрышна. Это болезненно для властей, потому что вызывает политическое напряжение на внешнем уровне — «Россия может обидеться». Если устроить саботаж договору на должном технологическом уровне, то это будет грозить срывом подписания документа. Но за документом стоят деньги. Срываешь подписание, срываешь по сути социальную стабильность. Власть, лишившаяся пяти миллиардов, заложенных под договор, просто вынуждена будет пойти на контракт с контр-элитой и оставить ее в покое, чтобы хоть как-то устаканить ситуацию в стране. Тем временем, даже если власть теряет договор и пять миллиардов, но не заключает контракта с контр-элитой на волне недовольства, «люди АЗА»(Анкваб Александра Золотинсковича — прежнего президента РА), отлично могут оседлать социальный протест и пробить нужный им контракт пусть не завтра, но послезавтра.

Поэтому, чтобы продолжить начатое и прийти к возможности осуществления реформ (сейчас они невозможны), новым властям Абхазии необходимо получить пять миллиардов, создав таким образом «подушку безопасности». Далее, необходимо выбить контр-элиту за орбиту политического и хозяйственного процесса, пойдя на тактические, но не стратегические уступки. Но если «людям АЗА» удается провалить договор, будем считать, что не сегодня, но завтра разговор о развитии и реформах будет закрыт. Такая вот простая история.

Антон Кривенюк — журналист (Абхазия), специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.