Универсальный капкан: Анкара между ИГИЛ, курдами и Дамаском

Станислав Тарасов, 27 октября 2014, 13:20 — REGNUM  

Сбываются прогнозы, высказанные на днях турецкой газетой Yenicag о том, что операция, в которую США и их западные союзники все более активно вовлекают Турцию в связи с обороной сирийского города Кобани, «таит в себе множество неопределенностей». Еще совсем недавно Вашингтон уламывал Анкару оказать поддержку курдам Кобани, ведущих сражения с «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ). «Со стороны США, наших друзей и партнёров по НАТО было бы неправильно ожидать от нас положительного ответа в вопросе о поставках оружия курдским террористическим организациям», — заявлял президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Но затем Анкара дала согласие на пропуск через свою территорию в Кобани вооруженных подразделений иракских курдов («пешмерга»).

И вновь Анкара вступила в торг, когда не дала согласие пропустить их через свою территорию с оружием. Она выразила озабоченность, что оружие может потом попасть в руки боевиков Курдской рабочей партии (РПК) в самой Турции. Тем не менее, США осуществили сброс гуманитарных грузов и легкого вооружения защитникам Кобани. В ситуации, когда бои ведутся внутри города, когда отсутствует линия фронта, часть из брошенных 27 контейнеров с оружием, естественно, оказалась в руках ИГИЛ. Эрдоган заявил, что с его точки зрения «операция по оказанию помощи курдским защитникам Кобани осуществлялась неправильно, а вооружения и снаряжение, которые сбрасывали с самолетов С-131, попали в руки ИГИЛ». Более того, Эрдоган выразил недоумение действиями президента США Барака Обамы: «Мне трудно понять, почему Кобани является настолько стратегическим для них, — там нет гражданских лиц, всего лишь около 2000 бойцов».

Возможно, что в данном случае речь можно вести о странном совпадении. Но именно после этих заявлений Эрдогана на ирако-сирийском фронте начались заметные перемены. В Ираке армия освободила от ИГИЛ два населенных пункта и установила полный контроль над Тикритом — родным городом казненного бывшего правителя Ирака Саддама Хусейна. Были также укреплены подступы к Багдаду и предотвращено проникновение боевиков ИГИЛ на юг страны, населенный шиитами. Кроме того, ИГИЛ отрезали от баз в западной провинции Анбар. Почти одновременно с этим сирийские курды при поддержке авиации США и их союзников перешли в контрнаступление и отбили у ИГИЛ стратегическую высоту близ Кобани.

Не вызывает сомнения то, что боевые действия против ИГИЛ в Ираке и в Сирии носили согласованный характер, точно так же, как и то, что до «Сталинграда» в борьбе с ИГИЛ еще далеко. Не случайно США отводят на эту операцию три-четыре года. В промежутке же, как считает газета Yenicag, «к лету будущего года, в новых условиях, следует ожидать смену стратегии действий США». Дело в том, что к тому моменту в Турции должны состояться парламентские выборы, с которыми правящая партия «Справедливость и развитие» связывает огромные планы по трансформации политической системы страны — из парламентской в президентскую республику. До сих пор триумф во внутренней политике Эрдогана заключался в наведении «мостов» с курдами, которые оказывали ему заметную поддержку. Но Кобани, по словам премьер-министра страны Ахмета Давутоглу, «создал для Турции новую ситуацию, выстроил такую шахматную партию», в которой почти каждый ход Анкары становится ошибочным. Иракских курдов, которые после падения режима Саддама Хусейна добились фактической самостоятельности, Анкара рассматривает как союзников. Но в ситуации, когда она не смогла сохранить согласие со «своими» курдами, все может быстро измениться. Тем более что сирийские курды вряд ли в будущем станут жертвовать своей автономией в Сирии, а турецкие курды стали выводить на первый план факт своего освободительного движения. Так что партия Эрдогана на предстоящих выборах может проиграть.

Турция оказалась в шатком положении: на границе — террористическая угроза (ИГИЛ), внешне и внутри- курдский фактор, а с Запада — только критика союзников. Помимо этого, США отвели на дальний план проект «обучения и вооружения» сил так называемой «умеренной оппозиции» в Сирии, которые могли бы вернуть для Турции ход событий в привычное русло: победить ИГИЛ или свергнуть в Дамаске режим президента Башара Асада, или наоборот. Эрдоган уже заявил, что дал согласие на проход через турецко-сирийскую границу 1,3 тысячи боевиков Свободной сирийской армии (ССА) для помощи ополчению города Кобани в Сирии. Но не означает ли это «подливание масла в сирийский пожар»? Согласие Анкары на участие в коалиции против ИГИЛ превращает ее в потенциальный объект атаки со стороны джихадистов, а сирийских курдов хотят свести в схватке с ССА.

«Мы хотим, чтобы регион был свободен от каких бы то ни было угроз», — заявляет министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Пока это — только слова, тогда как в регионе рождаются новые геополитические реалии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.