В Евросоюзе очередное обострение кризиса суверенных долгов

Рига, 25 октября 2014, 15:09 — REGNUM  Неопределенность по поводу будущего евро возвращается в Европу. Весной 2012 года в ответ на беспрецедентный долговой кризис в Еврозоне, угрожавший существованию общей европейской валюты, а вместе с ней и европейскому единству, страны-члены Европейского Союза договорились об исполнении в последующие годы своего принятого ранее Пакта стабильности и роста. Государства-члены предоставили Европейской комиссии большие возможности для наблюдения за национальными бюджетами и наказания жесткими штрафами те страны, которые нарушают эти правила. Большинство государств-членов подчинились этому решению. Кто-то попытался скрывать свои действительные бюджетные расходы от Брюсселя. Лишь одна страна — Франция на сегодняшний день открыто не выполняет нормы Пакта стабильности и роста.

Тем не менее, предписанная норма бюджетного дефицита и предоставленные чрезвычайные полномочия Европейскому центральному банку (ЕЦБ), позволившие без ограничений скупать государственные долговые обязательства кризисных стран, стабилизировали кризис суверенных долгов в Еврозоне. Разговоры о крахе евро в 2013 году прекратились, а сама проблема суверенных долгов в Евросоюзе отошла на второй план. Правда, она совсем и не исчезла. Текущая статистика Евросоюза свидетельствует, что проблема остается и может в ближайшее время обостриться. По предоставленной статистике главного европейского статистического бюро Eurostat, общая сумма национальных долгов в Евросоюзе (EU-28) на второй квартал 2014 года составила €11 930 266 млн, т. е. речь идет о сумме почти в 12 триллионов евро. Год назад, на второй квартал 2013 года, долги всех стран Евросоюза составляли €11 467 409 млн. При этом общая сумма национальных долгов, что важно, в Еврозоне на второй квартал 2014 года составила €9 261 285 млн. Год назад, на второй квартал 2013 года, долги стран Еврозоны были €9 026 128 млн. Как видим, проблема суверенных долгов в Евросоюзе связана, главным образом, с зоной хождения евро. Проблема суверенных долгов — это проблема самого евро.

За прошедший год, несмотря на применение антикризисной стратегии, суверенные долги в Еврозоне выросли почти на €250 млрд. Статистика за первый и второй квартал 2014 года продемонстрировала, что в относительном показателе долги возросли в Еврозоне до 92,7% от ВВП. В среднем по Евросоюзу (EU-28) суверенные долги составляют сейчас 87,0% от ВВП. Год назад, в середине 2013 года, национальные долги в Еврозоне и Евросоюзе (EU-28) составили соответственно 91,7% и 85,1% от ВВП. Следовательно, национальные долги в Еврозоне за прошедший год увеличились на 1% от ВВП. Это не много в относительном плане, но много в абсолютном, если речь идет об отдельных странах. Здесь можно констатировать, что чрезвычайная политика контроля за бюджетными расходами, установившая для государств-членов Еврозоны обязательную норму бюджетного дефицита не более, чем 3% от ВВП, работает, но работает с исключением. Прирост национальных долгов остановлен, но не до конца. Остаются кризисные национальные точки, которые и обеспечивают прирост национального долга в Еврозоне. Эти кризисные точки в один момент могут испортить общие достижения всех остальных государств Евросоюза.

Самые высокие суверенные долги в Еврозоне в 2014 году на сегодняшний момент имеют: Италия (133,8% от ВВП), Португалия (129,4%) и Ирландия (116,7%). Самые низкие — Эстония (10,5%) и Люксембург (23,1%). Рекордсменом по суверенному долгу в Еврозоне по-прежнему остается Греция, но отсутствие на настоящий момент официальной статистики по динамике долга Греции лишь подчеркивает тяжелую ситуацию в этой стране с ее суверенным долгом и состоянием текущего бюджета. Процентные ставки по греческим государственным облигациям вновь стали расти в последнее время, в том числе, и из-за внутриполитической нестабильности в этой стране. Сейчас они устремились к уровню, угрожавшему в 2010 году Греции банкротством.

Аналогичным образом тяжелая ситуация с национальным долгом сохраняется у Испании, которая должна своим кредитором один триллион евро. Долг Испании, несмотря на всю антикризисную стратегию, за прошедший год вырос на €50 млрд. Примерно на такую же сумму вырос национальный долг Франции. Но в отличие от Испании, Франция не смогла выполнить в предшествующие годы предписанную Евросоюзом норму бюджетного дефицита. На сегодняшний день именно Франция является злостным нарушителем общей политики ЕС. При нынешнем уровне роста национального долга Франции, обусловленном отсутствием бюджетной дисциплины, его уровень в 2015 году составит 97,2% от ВВП. Франция по уровню суверенного долга вплотную приблизится к группе кризисных государств Еврозоны — Италии, Испании, Португалии, Ирландии и Греции. Автоматически встанет вопрос о ее «спасении».

Тяжелое положение с суверенным долгом по-прежнему у крохотного Кипра. Национальный долг Кипра за прошедший год вырос на €2,3 млрд. Самый большой прирост суверенных долгов за прошедшие 12 месяцев к середине 2014 года продемонстрировали в Еврозоне Италия (+3,1 процентных пункта), Мальта (+2,7 пп) и Латвия (+2,4 пп). На настоящий момент Италия — рекордсмен по абсолютному и относительному национальному долгу в Евросоюзе и Еврозоне. Учитывая колоссальный суверенный долг Италии — €2 168 855 млн (а это почти четверть долгов Еврозоны), можно констатировать, что Италии так и не удалось стабилизировать ситуацию, главным образом, из-за ее политических неурядиц. Если Италия — гигант Евросоюза, то Латвия — карлик. Но долг Латвии за минувший год вырос почти на один миллиард евро, а это огромная сумма для этой страны. Относительный прирост национального долга Латвии в значительной мере связан с ее вступлением в зону евро.

Но особенно катастрофично за прошедший год ситуация с приростом национального долга обстояла у дотоле успешной в регионе Центральной Европы Словении. Только за промежуток от второго квартала 2013 года до второго квартала 2014 года Словения увеличила свой национальный долг на почти €8 млрд, до €28,7 млрд, т. е. практически за год на четверть. Только за первый квартал 2014 года Словения увеличивала свой долг на 16,9 процентных пункта. Если уровень государственного долга Словении в середине 2013 года составлял 61,3% от ВВП, то в середине 2014 года — 78,3% от ВВП. Это настоящий обвал для небольшого альпийского государства. Но подобный прирост суверенного долга спас Словению от ее немедленного банкротства уже в 2013 году.

Что касается других кризисных стран Еврозоны, то можно отметить положительные сдвиги с суверенными долгами у Ирландии и Португалии. За прошедший год эти страны наиболее быстрыми (если их назвать «быстрыми») темпами сокращали свои суверенные долги в Еврозоне — соответственно Ирландия -5.2 пп и Португалия -2,2 пп. Но и с этим условием обе эти страны относятся к группе «рекордсменов» суверенного долга в Еврозоне.

Кризисная стратегия Евросоюза позволила стабилизировать ситуацию с суверенными долгами, но желанного экономического роста, при котором стало бы возможно сокращать долги, все нет. Более того, по показателям первых трех месяцев крупнейшая в Европе экономика Германии впервые сократилась за последние годы. При этом в минувшем сентябре 2014 года инфляция в Еврозоне снизилась до самого низкого за последние пять лет уровня, приближаясь к дефляции, а сводный индекс отпускных цен упал до самого низкого с февраля 2010 года уровня. Подобное состояние демонстрирует глубокий экономический кризис. Страхи относительно перспектив евро возвращаются не в хорошие времена, чтобы посеять дополнительные семена сомнения в действенности антикризисной стратегии Евросоюза. Что касается ее второго компонента, то Европейский центральный банк уже израсходовал немало средств для борьбы с долговым кризисом, и необходимость подобного рода расходов стала открыто ставиться под сомнение в Германии.

Во вновь открывшейся ситуации с национальными долгами вопрос для Брюсселя и Берлина стоит в действенности выбранной в 2012 году антикризисной стратегии. Германская логика, озвучиваемая канцлером Меркель, требует доведения выбранной стратегии до ее логического конца — подчинения всех государств-членов Еврозоны бюджетной дисциплине. Главной проблемой на этом пути остается Франция, которая и в этом году не собирается исполнять требования Пакта стабильности. Если в ситуации с небольшими государствами, Брюссель смог заставить их выполнять предписанную Евросоюзом бюджетную дисциплину, то в случае с Францией он просто так сделать этого не может. Слишком крупным игроком в Евросоюзе является Франция. И потом, в случае с Францией вопрос далеко выходит за рамки проблемы доли процента бюджетного дефицита страны. Спорят не о нем. На кон, по мнению французов, поставлена национальная гордость Франции и ее суверенитет. В ситуации с Францией необходимо ставить вопрос шире. Ведь речь, на самом деле, идет о надежности Еврозоны, как гаранта стабильности общеевропейской валюты. Франция сейчас подрывает основы стабильности евро, демонстрируя неуважение к общим решениям ЕС и его наднациональным органам.

Правила Пакта стабильности предусматривают довольно высокие штрафы по отношению к странам-нарушителям бюджетной дисциплины. Так, например, в случае с Бельгией при сверстке бюджета в 2012 году они должны были составить сумму в €800-900 млн. Бельгийское правительство в Брюсселе тогда вынуждено было подчиниться предписаниям из Еврокомиссии из того же Брюсселя, для чего сократило пособия по безработице и повысило возраст для досрочного выхода на пенсию. Еврокомиссия продемонстрировала свою силу по отношению к Бельгии. Но что делать с Францией? Разве Пакт стабильности не относится в равной степени ко всем государствам-членам, или в Еврозоне есть страны, которые более равны, чем другие? Исключение для Парижа в отношении исполнения предписанных Евросоюзом норм бюджета ставит под сомнение весь Пакт стабильности, а шире и всю антикризисную стратегию Меркель.

Европейская комиссия уже дважды давала Франция отсрочку для приведения ее финансов в порядок. Но Париж после этих уступок Брюсселя демонстрировал незначительный прогресс. Ни правоцентрист Николя Саркози, ни левоцентрист Франсуа Олланд на посту президента Франции не сумели установить во Франции требуемый европейскими нормами бюджет. Недавно новый премьер-министр Франции Вальс даже столкнулся с открытым выступлением левого крыла правящей Социалистической партии, выступающего против антисоциального сокращения расходных статей бюджета. К ноябрю 2014 года Еврокомиссия подошла к той черте, когда она должна начать дело против Франции из-за очередного нарушения ею бюджетной дисциплины, предписанной Пактом стабильности. Франции в этих условиях предстоит или подчиниться, или пойти на открытый конфликт с Брюсселем. Что делать в этой тяжелой ситуации Берлину? Ведь этот возможный конфликт как раз пойдет во Франции под следующие парламентские и президентские выборы, на которых, разумеется, повысятся шансы для французских правых националистов — евроскептиков, представляемых Марин Ле Пен. Французы уже неоднократно требовали от Берлина отказа от стратегии бюджетной экономии. Германия не может согласиться на это, но и открытый конфликт с Парижем не допустим для немцев. Германия в настоящее время пытается, с одной стороны, сохранить стратегию бюджетной экономии, а, с другой стороны, избежать открытого разрывая из-за нее с Францией. В прочем этот разрыв может спровоцировать запуск Еврокомиссией дела против Франции. Поэтому Берлин хотел бы избежать штрафных санкций Евросоюза против Франции, для чего предлагает, чтобы Франция заключила с Европейской комиссией «договорное соглашение», под которым подразумевается письменное соглашение между Европейской комиссией и страной Евросоюза, в котором государство-член ЕС принимает на себя конкретные обязательства по осуществлению мер бюджетной экономии и проведению конкретно определенных структурных реформ. Францию не мытьем, так катаньем пытаются заставить выполнить Пакт стабильности. Это последняя черта под возможным компромиссом.

Пока не ясно, как Франция ответит на подобное предложение, но очевидно, что означенный эпизод борьбы с кризисом суверенных долгов в Еврозоне хорошо демонстрирует, как проблема из финансовой сферы легко переходит в политическую плоскость тем более, что в данном случае речь идет об отношениях в главной несущей конструкции Европейского Союза — оси Берлин-Париж.

* * *

Приложение

Суверенные долги стран-членов Евросоюза на второй квартал 2014 года

Еврозона:

Италия — €2 168 855 млн (133,8% ВВП, +3,1 пп)

Германия — € 2 154 667 млн (75,4% от ВВП, -0,2 пп)

Франция — €2 023 668 млн (95,2% ВВП, +1,1 пп)

Испания — €1 012 606 млн

Нидерланды — €449 793 млн (69,6% ВВП, +1,4 пп)

Бельгия — € 433 274 млн

Греция — €317 499 млн

Австрия — €268 892 млн (82,6% ВВП, +1,3 пп)

Португалия — €224 129 млн (129,4% ВВП, -2,2 пп)

Ирландия — €209 702 млн (116,7% ВВП, -5,2 пп)

Финляндия — €119 125 млн (58,9% ВВП, +1,4 пп)

Словакия — €41 293 млн

Словения — €28 748 млн (78,3% ВВП, +1,1 пп)

Кипр — €19 365 млн

Люксембург — €10 643 млн (23,1% ВВП, -0,2 пп)

Латвия — € 9 717 млн. (41,1% ВВП, +2,4 пп)

Мальта — €5 760 млн. (75,0% ВВП, +2,7 пп)

Эстония — € 2 004 млн (10,5% от ВВП, 0 пп)

вне Еврозоны:

Болгария — 16 515 млн лев

Великобритания — ₤1 552 344 млн (88,4% ВВП, +0,6 пп)

Венгрия — 25 436 636 млн форинтов

Дания — 862 388 млн датских крон (45,3% от ВВП, +0,3 пп)

Литва — 47 707 млн лит

Польша — 821 354 млн злотых

Румыния — 248 306 млн лей (38,5% ВВП, -0,6 пп)

Хорватия — 252 778 млн кун (77,0% ВВП, +0,4 пп)

Чехия — 1 851 938 млн чешских крон (44,2% от ВВП, -0,9 пп)

Швеция — 1 491 641 млн шведских крон (38,8% ВВП, +0,6 пп)

Дмитрий Семушин — обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.