Мы считаем продленку социально значимой услугой — Владимир Бурматов

Москва, 22 октября 2014, 11:34 — REGNUM  «Сорок три региона России столкнулись с начала года с проблемой введения платы за пребывание детей в группах продленного дня. Сейчас проблема остается актуальной только двадцать одном регионе», заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по образованию Владимир Бурматов.

«Но мы, естественно, этим результатом недовольны. Мы четко понимаем, что в значительной части этих регионов решения учредителей по введению платных продленок не было. Например, Департамент образования города Москвы говорит о том, что не давал права делать платные группы продленного дня, что никаких предпосылок для этого нет, поскольку нормативное финансирование школ осталось на прежнем уровне, ни на копейку меньше денег не дали. Но ко мне идут родители, приносят договоры, предложенные школами. И палитра злоупотреблений очень широка. Родителей либо заставляют подписывать договор, „маскируя“ продленку под некие дополнительные услуги, либо выдают платежки на оплату, либо вкладывают в дневники записки с цифрой — с тем, чтобы потом в эти же дневники родители положили деньги. Либо — четвертый вид злоупотреблений — родителям говорят: „Хотите продленку?“. Родители, естественно, хотят. Тогда им говорят: Вам очень повезло, у нас она бесплатная. Но, чтоб посещать бесплатную продленку, вам надо сделать добровольный взнос в фонд школы. Он будет оформлен именно как добровольное пожертвование, и тогда Ваш ребенок сможет посещать „бесплатную“ продленку», — продолжил депутат.

«Сейчас мы разрабатываем поправки в Закон „Об образовании в РФ“, и это очень нелегкая работа, потому что там оказалась масса подводных камней, и нет простых решений, — подчеркнул Владимир Бурматов, — Этот вопрос очень многоуровневый. Поправки должны коснуться и муниципального задания, и Закона „Об образовании в РФ“. Есть задачи, которые надо будет реализовать на уровне инструктивных писем Министерства образования и, возможно, Министерства финансов. Мы все это прорабатываем, но важно понимать, что и сейчас по закону продленка бесплатна. Просто закон не исполняют. И у нас серьезнейшая проблема с правоприменительной практикой. Конечно, хорошо, что появились первые родители, которые пошли с теми квитанциями, которые им выдают в школах не в сберкассу, а в Прокуратуру. Но их единицы. В школах создана ситуация, когда люди не готовы бороться за свои права. Если бы мы не открыли все двери, и не стали с этой ситуацией бороться, то они склонили бы головы, и платили бы эти деньги. Кто-то из родителей боится репрессий, кто-то думает, что все равно ничего не изменится. Но у нас в Москве ведь есть уже школы, и их уже довольно много, которые начали в одностороннем порядке расторгать подобные договоры, говорить, что их неправильно поняли, что они не то имели в виду. Потому что директору школы грозила как минимум дисциплинарная ответственность».

«Я могу совершенно четко утверждать, что взимание платы за группу продленного дня на сегодняшний день — это совершенно точно поборы, — заявил Владимир Бурматов, — потому что решения муниципалитетов о том, чтобы делать платную продленку просто нет. Всего по данными Министерства образования, которые ведомство предоставило нам в стране 16 муниципалитетов дали право введения платы за продленку и утвердили некий порядок расчетов. Но их всего 16 на всю страну. Это, к примеру, Борисоглебский городской округ Воронежской области, город Тейково в Ивановской области, город Майкоп в Адыгее, Калевальский муниципальный район в Карелии, два муниципальных района — Кингисеппский и Тосненский в Ленинградской области, и т.д.

Конечно, совершенно очевидна недоработка Министерства образования. Вся ситуация, с которой мы бьемся уже два месяца, могла быть решена одним своевременно направленным письмом за подписью Министра образования и науки. В письме должно было быть написано, к примеру, следующее: „В порядке разъяснения п.8 ст.66 Федерального Закона “Об образовании в РФ» позиция ведомства принципиальна: с учетом сохранения нормативного финансирования школа группы продленного дня должны оставаться бесплатными". Тогда снялись бы все вопросы. Питание — отдельно, дополнительные образовательные услуги — отдельно. Продленка — бесплатно. И, наверное, поползновения ввести плату за продленку были бы все равно, но людей было бы очень просто бить по рукам. Но мы столкнись с тем, что школы, в отсутствие всякой позиции Министерства образования пошли, как говорится, «кто в лес, кто по дрова». В итоге в конце августа, когда начались родительские собрания, к нам пошло огромное количество обращений от родительских организаций с жалобами на введение платы за продленку, мы начали бить тревогу и заявили, что продленка должна быть бесплатной. Но уже в середине сентября, когда вся страна стояла перед фактом, что придется платить, Министр образования вдруг заявляет, что продленка бесплатна по всей стране. Но как же она бесплатна, если родителям уже раздают квитанции? Через неделю Министр делает еще одно заявление: «Школы имеют право взимать плату за продленку». Стало понятно, что корень проблемы в том, что Министр не просто не писал закон «Об образовании», который Правительство вносило в Думу, он его даже не читал… Еще через неделю еще одно выступление, в котором Министр говорит, что продленка все-таки должна оставаться бесплатной. И, конечно, в такой ситуации у людей в голове полная каша: родители не знают, платить или не платить. Муниципалитеты не знают, запрещать или разрешать. Ну, а отдельные директора школ в этой мутной воде действовали кто во что горазд. И сейчас крайними остаются родители, но может случиться так, что, если родителей обратившихся в прокуратуру будет не 4, а 400, начнут «слетать» директора школ. Потому что это как минимум дисциплинарная ответственность. В Москве это однозначно: Прокуратура приходит в школу, видит договор. Открывает закон «Об образовании в РФ», направляет запрос учредителю: «Вы давали разрешение на введение платы за продленку?» Департамент образования говорит: «С чего? Даже в мыслях не было». Значит, договор — это нарушение закона, злоупотребление должностными полномочиями. Это как минимум дисциплинарная ответственность. А в зависимости от тяжести деяния возможна и уголовная, с учетом того, что у нас есть отдельные деятели, которые сдвигают время окончания уроков на более раннее, чтоб вынудить родителей заключать договор на продленку. Даже если их дети ходят только на платные кружки. Но дожидаться начала этих кружков просто в школе на диванчике им не разрешают. Родителям говорят — приезжайте в середине дня, заберите своих детей, и приводите обратно через 40 минут", — продолжил депутат.

«Естественно, нас эта ситуация устроить не могла. Мы решили не закрываться в этой проблеме, и не решать ее только силами депутатов. Мы сделали наоборот. Во всех регионах собрали родительские организации, провели селекторные совещания. Сейчас у нас начнется региональная неделя, с 27 октября депутаты разъедутся в регионы и будут проводить мероприятия с этими родительскими организациями, с приглашением учредителей, директоров школ. Да, разговор будет очень напряженный, потому что придется ставить на место этих директоров, но что же делать? Родительские комитеты в школах, родительские общественные движения — это наши партнеры, и мы именно от них ждем рекомендаций по решению этой ситуации. Мы не хотим предлагать свое решение и заявлять, что мы что-то придумали, и теперь с этим придется жить. Мы понимаем, что выбранный с нами путь консультаций с родительскими организациями займет больше времени. Но зато мы системно решим проблему в интересах этого сообщества. Такие мероприятия пройдут во всех регионах, где актуальна проблема платной продленки — в Белгородской, Владимирской, Воронежской, Ивановской, Костромской, Вологодской, Ленинградской, Новгородской, Омской, Свердловской областях и других регионах нашей страны».

«Мы считаем продленку социально значимой услугой, — особо подчеркнул Владимир Бурматов, — продленка — это гарантия того, что ребенок не остается без присмотра. Так, где есть продленка, кривая детской преступности и преступности в отношении детей идет вниз. Продленка — это горячее питание. Плохое оно или хорошее, но в любом случае это лучше чипсов. Продленка — это сделанное домашнее задание. И, наконец, продленка — это трудовая мобильность граждан. Если есть, где оставить ребенка, то оба родителя в семье могут спокойно работать, а это хорошо и для экономики страны, и для бюджета семьи… Мы же четко понимаем, что продленкой пользуются не самые обеспеченные слои населения, те, кто не может позволить няню или воспитателя».

«И наша задача сейчас — четко прописать в законе, на что родители имеют право. В Федеральном государственном образовательном стандарте написано все, что надо учитывать в муниципальном задании. Сейчас в очередной волне мониторинга мы будем изучать используемые модели организации групп продленного дня. У нас есть пример Еврейской автономной области, где реализуется, „полуинтернатная“ модель. Там школы находятся на большом удалении, организован подвоз детей. В переоборудованном помещении расформированного детского дома дети содержатся целый день, с ними занимаются воспитатели и все это — бесплатно. А есть пример Москвы, которая берет 17 тысяч рублей непонятно, за что», — подчеркнул Владимир Бурматов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.