Комиссар ОБСЕ посоветовала латвийцам определить статус русского языка в ходе дискуссии

Рига, 21 октября 2014, 14:15 — REGNUM  В Даугавпилсе (Латвия) с двухдневным рабочим визитом побывала верховный комиссар по делам национальных меньшинств Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Астрид Турс, сообщает портал Gorod.lv.

В качестве цели визита Турс было заявлено желание ознакомиться с вопросами общественной интеграции, политикой в отношении нацменьшинств, изменениями в сфере образования. В Риге комиссар ОБСЕ встретилась с главами латвийских министерств и негосударственных организаций, а в Даугавпилсе пообщалась с руководством города и посетила некоторые учебные заведения и местные организации национальных культурных обществ.

В ходе состоявшейся пресс-конференции был поднят вопрос об отношении верховного комиссара к идее придания русскому статуса регионального или языка нацменьшинств. Астрид Турс отметила, что для определения подобного статуса латвийцам необходимо провести между собой дискуссию и решить, что именно этот статус под собой подразумевает, какие функции будет нести и т.д. «Мы, скорее, даем советы. Наша организация имеет прежде всего совещательную функцию, а не принимает карательные меры по отношению к языкам и их статусам», — пояснила верховный комиссар.

Напомним, ОБСЕ — крупнейшая в мире региональная организация, занимающаяся вопросами безопасности, объединяющая почти 60 стран. Основным методом работы ее верховного комиссара является так называемая тихая дипломатия и раннее предупреждение конфликтов, а также предотвращение перерастания межэтнической напряжённости в конфликт. На посту комиссара по делам нацменьшинств Астрид Турс сменила Курта Волленбека летом прошлого года.

Добавим, что польский портал Polityka разместил рассказ польского журналиста Земовита Щерека о поездке в Латгалию — перевод этого материала разместил сайт Inosmi. «На востоке Латвии в столице Латгалии Даугавпилсе на улице сложно услышать другой язык, кроме русского. Если где-то и могли бы появиться российские „зеленые человечки“, то как раз там. Я ездил по темным улицам города и слушал радио, это была российская станция „Голос России“. Работала она тут отлично, чисто, без помех. Приглашенный в студию российский эксперт по международным конфликтам уверенно и решительно повторял, что эпоха американской гегемонии в мире закончилась, и Запад должен это осознать. Ведущий поддакивал. Я искал центр города. Указатели в Даугавпилсе были ужасные. Можно было бесконечно кружить по городу и никогда никуда не попасть. Когда я в третий раз увидел тот же самый игровой салон, мне это надоело, и я остановился рядом с таксистом. Сидя в машине, он курил сигарету. Я показал жестом, чтобы он опустил окно. Он опустил, из его машины тоже доносился „Голос России“. „Россия имеет все основания чувствовать обеспокоенность присутствием НАТО у своих границ“, — говорил и у меня, и у таксиста эксперт по международным конфликтам. „Где здесь центр?“ — спросил я. „Тут центр“, — буркнул таксист. Я огляделся: раскопанные трамвайные пути, редкие, тускло святящие фонари, какой-то парк, низкие дома. Даугавпилс, столица Латгалии. Один из немногих русскоязычных городов ЕС и НАТО. Таксист выбросил бычок на асфальт, закрыл окно и перестал обращать на меня внимание. „Ага“, — сказал я эксперту по международным конфликтам. „У России есть не только право, но и обязанность охранять россиян за границей“, — ответил тот», — пишет поляк.

«В баре на главной Рижской улице сидели лысые качки и разговаривали по-русски о машинах. В другом, под названием просто „Бар“, сидели студенты. Сначала они тоже вели разговоры о машинах, а потом перешли на Путина. Я подслушивал. Они говорили о Донбассе, газе, Крыме, но о Латвии — ничего. Отправляясь в Даугавпилс, я думал, что все здесь будут заниматься только рассуждениями о том, что Россия скоро нападет на Латвию, что в воздухе будет висеть напряженность, беспокойство, неуверенность, а тут — тишина и спокойствие. О машинах! „Вы не боитесь, что Путин после Донбасса возьмется за Латгалию?“ — не выдержав, спросил я студентов за соседним столиком. „Путин? — закрутили они головами. — Пусть за Латгалию возьмутся латыши, тогда Путину этого делать не придется. Бедность, безработица, вообще…“ Когда они узнали, что я из Польши, сразу появились „czeszcz“, „kolega“ i „kurwa“ — это от поляков, с которыми они познакомились в Лондоне. На стройке или за мытьем посуды. „Такая нищета, сам видишь, поляк, — говорили они. — Все, что нам дал ЕС, — это возможность ездить за деньгами — и нам, и вам. Но вашим, заработают они или нет, есть куда, по крайней мере, возвращаться. А мы — чужаки в собственном государстве“. После провозглашения независимости в Латвии появился новый социальный класс: как раз чужие, „alien“. Так официально называются люди, которым независимая Латвия отказала в гражданстве. Это те, кто живут в стране и даже родились в ней, но не являются потомками тех, кто находился здесь до включения Латвии в состав СССР в 1940 году. „Чужие“ составляют около 15% населения страны. Как можно догадаться, это в подавляющем большинстве русские. Именно против них и был введен этот закон. Такие неграждане Латвии в принципе обладают теми же правами, что граждане, только не могут голосовать или баллотироваться на выборах и занимать государственные должности. Теоретически они могут перемещаться по шенгенской зоне, но когда какой-нибудь иностранный служащий или полицейский попросит предъявить паспорт, у него вылезают на лоб глаза, потому что он в жизни не видел ничего подобного: удостоверение личности „чужого“. Что это за чудо? Что с этим делать? И сразу же — масса расспросов, проверок. Человек чувствует себя униженным: собственной стране он не нужен, тогда кому же он будет нужен за границей?» — пишет Земовит Щерек.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail