Александр Карский: «Академик Карский жил в эпоху пакостников и стукачей»

Москва, 21 октября 2014, 13:43 — REGNUM  «Я не знаю, как будет проходить публикация биографии академика Карского — потребуют от меня каких-то купюр или чего-то ещё. Я был свободен, когда писал, старался быть максимально честным, и мне не было стыдно за академика», — заявил 16 октября в Минске во время круглого стола «Актуальность научного наследия Евфимия Карского» писатель и составитель научной биографии академика Евфимия Карского (1905-1910), правнук учёного-слависта Александр Карский, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Александр Карский рассказал докладчикам и слушателям об итогах своей 12-летней работы над составлением научной биографии своего знаменитого прадеда. В основу источниковедческой базы своих публикаций Александр Карский поместил семейный архив — ту его часть, которая не была передана в архив РАН, а также ряд других источников из других архивов, в частности — московских. При написании статей исследователь обнаружил «очень много вопросов, которые на политику выходят», а также дефицит оцифрованных источников, что приводит к плагиату.

«Воруют мысли, тиражируют чужие ошибки», — отметил он самое плохое, на его взгляд, в публикациях об академике Карском. Потомок великого учёного решил исправить «явные неточности» — опубликовал ряд статей, а также составил комментарии к сохранившимся фотографиям. После выхода на пенсию у Александра Карского «появилась возможность откорректировать писанину, в т.ч. послевоенную», касавшуюся интерпретации наследия академика. В результате многолетнего труда, как он отметил, ему удалось создать "научную биографию академика Карского — исследование закончено в августе 2014 года и ждёт опубликования.

Одним из самых проблемных периодов, изученных биографом академика Карского, стал период 30-40-х годов XX века: «Это был период, когда слависты были в „загоне“. Их „прессовали“, старались всячески низвести славяноведение. Проводили такие параллели: „славяноведение, значит — славянофилы, значит — панславизм, какие-то шовинисты“. И на этой почве бездумно „придавливали“ людей, а многих и физически уничтожили — как в случае знаменитого „дела славистов“. В конце 40-х стали чаще вспоминать о Карском, однако политика была такой: „не обо всём можно рассказывать“. То, что он (академик Карский, — прим. ИА REGNUM) получил духовное образование — „надо об этом меньше рассказывать“, отец его почему-то превратился в „учителя“, тогда как был священником и т.д. Присутствовала внутренняя цензура авторов, стремление сгладить какие-то такие моменты. В современной России мы преодолели такие репрессивные годы — я, например, себя свободным человеком чувствую, я могу говорить о чём хочу, как хочу, исследовать любой вопрос, явиться в любой архив — просто как гражданин, без всяких справок. Я не должен скрывать некие религиозные вопросы, относящиеся к делу моей совести».

«Последняя часть работы, касающаяся послереволюционного периода, потребовала колоссального напряжения. Академик достиг мирового уровня, происходили большие события, образовалась белорусская республика — всё это приходилось изучать, перечитывать. К тому же угнетала моральная деградация некоторых исторических персонажей, когда на глазах они с полной демагогии 1917-1918 гг. скатываются к доносительству, пакостничеству всякому, стукачеству и т.д. Когда всё это приходится обрабатывать — для души это большая нагрузка. Однако, слава Богу, я завершил эту книгу», — сказал автор биографии академика.

В ходе круглого стола тема «пакостников и стукачей», препятствовавших деятельности академика Карского, была поднята другими докладчиками. По мнению руководителя проекта «Западная Русь» Игоря Зеленковского, академик подвергся гонениям потому, что был лидером западнорусской мысли. В свою очередь историк и политолог, главный редактор журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко сравнил преследования академика Карского с травлей профессора Преображенского, персонажа Михаила Булгакова, охарактеризовав «пакостников и стукачей» как «шариковых и швондеров».

Как сообщало ИА REGNUM, в Минске 16 октября состоялся круглый стол «Актуальность научного наследия Евфимия Карского». В ходе мероприятия было заслушано 8 докладов и принята резолюция с обращением к Мингорисполкому, в которой предложено увековечить память об академике Евфимии Карском — установить мемориальную доску на минской улице им. Е.Карского, а также установить памятник около НАН Белоруссии. Участники мероприятия также ходатайствовали перед Белорусским Экзархатом РПЦ о переиздании трудов академика Карского.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail