Кого приведет ИГИЛ в Закавказье

«Шахматная партия» Обама — Эрдоган

Станислав Тарасов, 20 октября 2014, 10:01 — REGNUM  

Состоялся телефонный разговор между президентом США Бараком Обамой и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Согласно сообщению Белого дома, стороны обсуждали возможности «продолжения тесной работы по борьбе с группировкой «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). При этом Обама «выразил признательность Турции за размещение миллиона беженцев из Сирии, в том числе тысяч беженцев из Кобани».

Напомним, что Турция формально примкнула к коалиции по борьбе с джихадистами, но сразу вступила в дискуссию с США по выработке стратегии действий и выбору главных целей. Это, как констатировал американский журнал Foreign Policy, сразу привело к «дипломатической ссоре» между Анкарой и Вашингтоном. Правда, американская сторона акцентирует больше внимание на вопросе о том, позволит ли Турция использовать американскую авиабазу Инджирлик для совершения авиаударов по позициям ИГИЛ в Ираке и в Сирии. До сих пор Анкара, несмотря на заявления американских официальных лиц, отрицает, что дала на это свое согласие. Тем не менее пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест сообщил, что в настоящее время в Турции находится группа специалистов Пентагона, занимающаяся «переводом принятых обязательств Турции в составе коалиции в оперативную плоскость».

В их числе называются согласие Турции предоставить свои базы для подготовки боевиков сирийской оппозиции, согласие на участие в усилиях по пресечению поступления подкреплений к ИГИЛ и борьбу с контрабандой ими нефти для финансирования своей деятельности. Более того, Вашингтон считает необходимым поддержать сирийских, как и иракских, курдов в борьбе с ИГИЛ. Если Эрбиль уже стал получать конкретную военно-техническую поддержку со стороны США и его некоторых западных союзников, то с сирийскими курдами только налаживаются такие контакты. Согласно заявлению представителя госдепартамента США Джен Псаки, Вашингтон уже провел первые прямые переговоры с партией сирийских курдов «Демократический союз», признал факт обмена с ними разведывательной информацией, а также не исключил в будущем осуществления военных поставок. Таким образом, у Анкары вырывают инициативу действий в отношении иракских и сирийских курдов, и она оказывается если пока не в «курдской ловушке», то очевидной заложницей ситуации, вырваться из которой день ото дня становится труднее.

На днях министр Турции по делам ЕС Волкан Бозкыр сравнил ситуацию на Ближнем Востоке с «шахматной партией», в которой уже расставлены все фигуры. Вашингтон в борьбе с ИГИЛ открыто поддерживает и Багдад и тактически не спешит с устранением режима Асада в Дамаске. Вашингтон не любит Тегеран, но который, как и Вашингтон, поддерживает Багдад и Дамаск в борьбе против ИГИЛ. Анкара, сделавшая ранее ставку на Эрбиль, испортила отношения с Багдадом и не смогла направить ИГИЛ против Дамаска. Вместо этого ИГИЛ ведет борьбу с иракскими и сирийскими курдами. Потенциально между Турцией и арабскими странами формируется общий «курдский пояс». При этом иракские курды реально чувствуют поддержку США, а сирийские курды не видят в Западе противника в создании автономии в Сирии. Эти обстоятельства вынуждают Турцию переходить в глубокую оборону, поскольку ее вовлекают в вооруженный конфликт в совершенно не приемлемых для нее условиях и при «туманных перспективах». Как недавно сообщала турецкая газета Hurriyet, мэр города Диярбакыр Байдемир выступил с программой действий: турецкие курды должны получить статус автономии, как в Иракском Курдистане и как в Сирии. Этот процесс должен сопровождаться ликвидацией турецких пограничных пунктов с Ираном, Ираком, Сирией, Арменией и Иорданией, а также переходом к общей административно-политической системе. Поэтому ИГИЛ для Турции, идущей по «курдскому следу», является не противником, как считает коалиция, а очевидным союзником, способным оказать сдерживающую роль в осуществлении наметившихся геополитических тенденций.

Анкара не готова к такой «игре» и действует импульсивно. Эрдоган заявил следующее: «Были разговоры о поставках оружия PYD (партия сирийских курдов «Демократический союз» (ДС) — С.Т.) для организации фронта против ИГИЛ. Для нас PYD — это то же самое, что и PKK (запрещенная в Турции Рабочая партия Курдистана (РПК) — С.Т.) — террористическая организация. Это было бы очень, очень неправильно ждать от нас, что мы открыто скажем «да» нашему союзнику по НАТО США. Исключено ожидать что-либо подобное от нас». В то же время сама Анкара ранее вела секретные переговоры с ДС и заключила мирное соглашение с РПК, что позволило правящей партии «Справедливость и развитие» победить на региональных и президентских выборах. Но когда турецкие истребители обстреляли позиции РПК на юго-востоке страны, стало очевидно, что партия Эрдогана начинает «сжигать курдские мосты».

Вслед за этим Анкара сделала еще один ход. Во время недавнего визита в Афганистан Эрдоган заявил: «Ранее мы направили в адрес международной коалиции четыре запроса. Это создание бесполетной зоны, зоны безопасности, обучение и обеспечение оппозиционных сирийских формирований и борьба против сирийского режима. Пока этого не будет, наше участие в коалиции невозможно». Наконец, озвучена еще одна позиция: Турция не даст согласие на то, чтобы США поставляли оружие сирийским курдам, которые ведут борьбу с ИГИЛ.

Но все идет к тому, что скоро Турции придется наносить авиаудары по объектам РПК не только на своей территории, но в Северном Ираке. Так битва с ИГИЛ стимулирует в регионе динамику новых процессов, в которых, как пишет газета Milliyet, Турция оказывается зажатой в «тисках политики глобальных игроков», лишается возможности для маневрирования и опаздывает с реакцией на быстро меняющуюся «стратегию» США. Поэтому можно смело предполагать, что состоявшийся телефонный разговор Обамы с Эрдоганом был очень сложным. Анкаре в развивающейся геополитической «шахматной партии» предстоит теперь делать очередные вынужденные ходы или готовить новые сценарии действий.

Один из них: Турция объявляет своим приоритетом не отстранение в Сирии Асада от власти, а обеспечение стабильности в регионе. Глава правительства Ахмет Давутоглу отправляется с визитом в Дамаск, следствием чего должно стать восстановление отношений с Сирией, договоренность о совместном выдавливании ИГИЛ из Алеппо и его окрестностей, а затем и из Кобани. Контроль в этих районах переходит в руки сирийской армии, а 1,5 миллиона проживающих в Турции сирийских беженцев начинают возвращаться на родину после объявления сирийским государством всеобщей амнистии. Турецкие фирмы приступают к восстановлению разрушенной в ходе гражданской войны инфраструктуры Сирии, которая сохраняет не только свою территориальную целостность, но помогает обеспечить целостность и Турции. Но возможно ли подобное в сложившихся условиях, когда начинает раскручиваться маховик создаваемой США коалиции и запущен процесс дальнейшей реализации проекта «Большой Ближний Восток»?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.