«Русские уходят? Скатертью дорога!» — обзор СМИ Румынии

Москва, 19 Октября 2014, 20:55 — REGNUM  

Дело «ЛУКойла»: «Если вслед за Венгрией и Болгарией перед Россией прогнётся и Румыния, то падёт весь регион». Румыния — Молдавия: «Почему у румын такой страх перед русскими? Если кого и надо бояться, так это бессарабцев».

Дело «ЛУКойла»: «Если вслед за Венгрией и Болгарией перед Россией прогнётся и Румыния, то падёт весь регион»

Скандал с «ЛУКойлом» стал лакмусовой бумажкой, вновь разделившей и поляризовавшей верхи румынской политики, пишет Hotnews. И в этот «момент истины» перед нами вновь предстали — в который уж раз — слабый премьер и сильный президент. Виктор Понта выступил адвокатом русских. Он действовал против интересов румынского государства, принеся в жертву базовые демократические ценности, такие как независимость юстиции. Траян Бэсеску же открыто ответил на российский шантаж: вас не устраивает — уходите, но не раньше, чем заплатите за всё, что украли. Подобные заявления сглаживают то разочарование, которое возникло ввиду его действий во внутренней политике, и помещают его в категорию великих глав государств.

Премьер Виктор Понта вновь продемонстрировал свою роль соломенного лидера, легко поддающегося влиянию и запугиванию, который впечатляется визгом, доносящимся из посольства Российской Федерации, и заурядным шантажом, практикуемым нефтяной компанией, продолжает Hotnews. Он прогнулся лишь от мысли, что горстка трудяг, оставшихся без рабочих мест, могут нарушить спокойствие его предвыборной кампании. Сегодняшний лидер Социал-демократической партии (СДПР) размышляет так же, как Ион Илиеску (первый президент посткоммунистической Румынии, в настоящее время — почетный председатель СДПР — прим. ИА REGNUM) 20 лет назад. Если судебные решения оказывают негативное воздействие на большое число людей, то их следует быстро изменить и привести в согласие с партийным интересом. Так Виктор Понта потребовал у прокуроров аннулировать арест на имущество компании, чтобы несколько сотен сотрудников «ЛУКойла» не остались без зарплаты и не развернули акции протеста в разгар предвыборной кампании.

Прокуроры выполняют приказ, а система молчит, потому что Виктор Понта населил её своими лакеями, пишет Hotnews. Так выглядит партийная юстиция, когда чиновники в первую очередь обеспечивают покой своих лидеров и социальное спокойствие. Именно такие лидеры по нраву России: ультрапопулисты, всегда готовые растоптать ценности правового государства и правила демократической игры, легко управляемые и трусливые. С такими у руля государство становится легкой добычей в лапах любого врага — будь то внутри или за пределами страны.

Но самым серьезным в деле «ЛУКойла» является то, что премьер запросто готов закрыть глаза на уклонение от налогов в размере как минимум 230 миллионов евро, а также приостановить нормальную работу юстиции, продолжает Hotnews. Как только русские пригрозили закрыть завод, Понта напустился на прокуроров по этому делу, что является непростительным. Вмешательство в дела правосудия надолго подрывает авторитет.

Лидер СДПР, кажется, не понимает того, что происходит в глобальном масштабе, не понимает свой народ, не понимает, что происходит в мире, пишет Hotnews. По данным опросов, Россия воспринимается румынами, как самая враждебная страна, даже в большей степени, чем Венгрия. Страх перед русскими глубоко впечатался в коллективное сознание румын, а война на Украине, вероломная аннексия Крыма и в целом действия России — варварские, агрессивные и выражающие презрение к нормам и ценностям цивилизованного мира — пробудили и усилили этот оправданный страх.

Возможно, Виктор Понта не осознает, что значит преклоняться перед русскими, когда в стране преобладают негативные настроения в отношении России, продолжает Hotnews. Премьер-министр не просто не понимает свой народ и свою собственную роль в эти смутные времена, но также не усматривает агрессивную игру, которую ведут российские компании. Владимир Путин инспирирует крупные компании, управляемые Кремлём и работающие за пределами России, на уклонение от налогов, обещая компенсации в случае, если они окажутся жертвами нарушения принципов правосудия. Другими словами, российским компаниям предлагается как можно больше обкрадывать Европу (очевидно имеется в виду Европейский союз, т.к. около 40% территории Европы составляет собственно территория России — прим. ИА REGNUM), потому что дома они ничем не рискуют, наоборот, они получат компенсации в случае, если попадут в руки плохих прокуроров в странах декадентских западных демократий.

Не понимать, что сегодня Россия играет в игру «все или ничего», что Путин вынужден проводить демонстрацию силы, поскольку экономика его страны шатается под ударами западного эмбарго, так легко поддаться шантажу — всё равно что сдать без боя ключевую для региона страну, пишет Hotnews. Следует осознавать: если вслед за Венгрией и Болгарией прогнётся и Румыния, то падёт весь регион. Сегодня Румынии нужны такие лидеры, которые способны противостоять нарастающему внешнему давлению, достаточно сильные, чтобы сказать русским НЕТ.

Понта не понимает, что в отношениях с Москвой уже нечего сохранять, что на границе Румынии идёт война, и Путин не будет довольствоваться только Украиной, продолжает Hotnews. Траян Бэсеску является, со всех точек зрения, антиподом Виктора Понты. Заявления президента Бэсеску по делу «ЛУКойла» являются решительным ответом на попытки шантажа. Лишь благодаря президенту Румыния сдаёт экзамен на стойкость государства и его способность реагировать в экстремальных ситуациях. Это непреклонное НЕТ, сказанное русским, следует повторять при каждой возможности. Силой изводить любые попытки проявления высокомерия Москвы на территории Румынии. Вырезать под корень сомнительные потоки финансирования, преступные связи с НПО и медиа-магнатами, коррупционные сети. В противном случае, у нас нет никаких шансов противостоять варварству.

В конце статьи уместным будет сказать о хорошей новости: американский флот официально с прошлой недели взял на себя командование военной базой в Девеселу, где располагается система противоракетной обороны. Это больше чем просто формальность: это самое громкое НЕТ, сказанное России, подводит итог издание.

Недавние заявления премьера относительно случая уклонения от уплаты налогов «ЛУКойл — Petrotel» открыли нам глаза на истинное лицо Понты, пишет Romania Libera. Что можно сказать о Викторе Понте по его реакции на шантаж «ЛУКойла»?

Во-первых, он крайне циничен и лжив, продолжает Romania Libera. Аргументом Понты в деле «ЛУКойла» было то, что в аресте на имущество Petrotel и склады «ЛУКойла», наложенном прокурорами, не было необходимости, потому что «русские не заберут с собой завод и нефтепровод в Россию». Однако этот же аргумент можно выдвинуть в пользу ареста. Если «завод и трубопровод не переедут в Россию», то почему бы прокурорам не наложить арест на активы? «ЛУКойл» уезжает? Очень хорошо, активы остаются в ведомстве румынского государства. Понта утверждает, что обеспокоен судьбой 2500/3500 сотрудников «ЛУКойл-Petrotel», если русские нас покинут. Он, как и многие лжецы, противоречив, тем более что он же неоднократно демонстрировал безразличие к судьбам тысяч сотрудников других частных компаний, принадлежащих бизнесменам, являющимся его политическими оппонентами. Этот неприглядный шантаж можно обернуть в нашу пользу: пусть «ЛУКойл» уходит. Завод отойдёт государству, его реструктурируют и перепродадут. Возможно, новые владельцы будут более эффективными, честными и конкурентоспособными. Русские уходят? Скатертью дорога!

Во-вторых, Понта реализует свою политическую власть в тесном сообщничестве с бизнесменами крупных частных или государственных компаний за счет среднего класса и простых налогоплательщиков, пишет Romania Libera. Социал-демократическая «маска», постулаты о равенстве и социальной справедливости и т.д. — лишь мишура, окутывающая циничного пустослова. Вся экономическая политика, и особенно фискальная, под его управлением были последовательно направлены на пользу крупных корпораций и удушение предприятий малого и среднего бизнеса. То есть какими бы ни были правила, хорошими или плохими, главное, чтобы они были предсказуемыми. Однако недопустимо, чтобы премьер-министр Румынии открыто поддерживал интересы «ЛУКойла» — компании, обвиняемой в нанесении ущерба румынскому государству в сотни миллионов долларов.

В-третьих, он коррумпирован до мозга костей, продолжает Romania Libera. В своём интервью Corriere della Sera он говорит: «Я представляю поколение, которое считает борьбу с коррупцией благотворной для всего общества». Однако, если будет доказана его компрометирующая связь с «ЛУКойлом» и другими бизнес-кругами, то станет очевидным, что Понта не просто представитель поколения аморальных коррупционных посткоммунистических мутантов, которые населяют румынский политический класс, но является его квинтэссенцией. Коррупция в чистейшем виде, на что не был способен даже Нэстасе (дважды осужденный за коррупцию экс-премьер Румынии, однопартиец Понты — прим. ИА REGNUM).

В-четвертых, он считает судебную систему инструментом власти и действует соответствующим образом, пишет Romania Libera. Тот факт, что прокуроры Апелляционного суда Плоешти вернулись к делу о конфискации имущества «ЛУКойла» после публичного вмешательства Понты и «переговоров» с представителями «ЛУКойла» (хотя юстиция не подлежит обсуждению, разве что в России), тот факт, что генеральный прокурор Тибериу Ницу был назначен по настоянию Понты, тот факт, что жена г-на Ницу является начальником отдела в том же апелляционном суде — все это серьезно подрывает независимость судебной власти. С момента вступления в Европейский союз ни один из премьер-министров Румынии не позволял себе такого вмешательства в действия и решения прокуроров, как Понта, и в этом он может сравниться разве что со своим венгерским коллегой Виктором Орбаном. Виктор Понта стал главным нарушителем норм правового государства.

В-пятых, он уязвим, чтобы не сказать — зависим, от иностранных интересов, несмотря на китч национализма, характеризующий его избирательную кампанию, продолжает Romania Libera. Понта публично называет себя православным румыном и в то же время защищает интересы российской компании, которая имеет деловые связи с одним из его близких людей — олигархом Себастьяном Гицэ. Когда американцы говорят о коррупции в Румынии, правительство угрожает и огрызается. Когда посол России — персонаж, за которым следовало бы приглядывать повнимательнее, — угрожает, правительство подчиняется.

В-шестых, ему абсолютно безразличны евроатлантические ценности, касающиеся свобод и норм правового государства, а также стратегического партнерства с Соединенными Штатами, пишет Romania Libera. Это не значит, что он хочет повести Румынию к России или Китаю, но это признак того, что он хочет привести нас (вновь) в серую зону, где преданность обговаривается в интересах олигархии и местных баронов, ослепленных собственной алчностью и невежеством. Речь не идёт о русификации и китаизации, но об украинизации — наверняка.

В-седьмых, ему нельзя доверить обязанность принимать ключевые стратегические решения по национальной безопасности, демократическим нормам, принципам равенства перед законом, в области социально-экономического развития, европейской интеграции и евроатлантического партнёрства, пишет Romania Libera. Другими словами, он не заслуживает быть президентом, подводит итог издание.

Привлечение иностранных инвесторов является приоритетным для любого правительства, пишет Ziare.com. Привлеченные средства означают открытие новых рабочих мест, доходы бюджета и рост ВВП. Но инвесторы приносят не только деньги. Они приносят менталитет и интересы государства, из которого приходят, а это может быть губительным.

Последним примером является «ЛУКойл», продолжает Ziare.com. Русские купили завод и открыли сеть АЗС. Они создали в общей сложности порядка 3500 рабочих мест. Но прибыли не получили, наоборот, в течение 5 лет они терпят убытки, что очень трудно объяснить, учитывая характер такого бизнеса, и сравнивая их показатели с высокими прибылями других компаний данной отрасли, например, Petrom. Также российские инвестиции не принесли выгод румынской экономике, напротив, похоже, наш бюджет был ограблен почти на четверть миллиарда евро уклонением от уплаты налогов и отмыванием денег. По крайней мере, так говорят прокуроры.

Кроме того, есть информация, что русским удалось наладить тесные политические связи, участвовать в финансировании избирательных кампаний, что могло усилить их влияние и предоставить рычаги давления, пишет Ziare.com. Не это ли причина того, что Виктор Понта принялся отдавать указания прокурорам? Неизвестно…

С чем же ещё пришли русские? — продолжает Ziare.com. С чётко сформированным менталитетом по отношению к закону. С одной стороны, у нас есть серьёзные подозрения в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег. С другой стороны, мы наблюдаем беспрецедентную попытку оказать давление на румынских прокуроров посредством требования снять арест на имущество под угрозой того, что 3500 человек станут безработными.

Если мы посмотрим, кто стоит за российскими инвестициями, то обнаружим, что это люди, прямо или косвенно связанные с властями в Москве, пишет Ziare.com. Если кто-то полагает, что Россия ведёт свои войны только танками и бомбардировщиками, то он очень наивен. Современная война ведётся, в том числе, налаживанием связей и дестабилизацией. Москва проникла таким образом по всей Западной Европе, потерявшей бдительность от едва заметного, но непрекращающегося российского наступления. Поэтому очень важно перед открытием шампанского в предвкушении новых инвестиций подумать, что они принесут вместе с деньгами. Что мы тем самым привносим в румынскую экономику и общество, какова будет последняя цена? Это еще и к тому, как мы смотрим жадными глазами, например, на китайцев, подводит итог издание.

Справка ИА REGNUM: Работа завода Petrotel в Плоешти и всех структур «ЛУКойла» в Румынии была заблокирована после того, как 2 октября на его объектах прошли масштабные обыски, а судебные инстанции наложили секвестр на имущество компании. По версии румынского следствия, в результате уклонения от уплаты налогов и отмывания денег компанией был нанесен ущерб Румынии в размере 230 млн евро. 9 октября румынский суд частично снял ранее наложенный секвестр, однако позже наложил арест на ряд других активов компании. Прибывший в Бухарест первый вице-президент «ЛУКойла» Владимир Некрасов сообщил о намерении закрыть нефтеперерабатывающий завод в Плоешти, если не будет полностью снят секвестр, наложенный на активы компании. Посол РФ в Румынии Олег Мальгинов, комментируя инцидент, выразил надежду, что «расследование будет проведено объективно в рамках закона с должным учетом интересов как бизнеса, так и румынских рабочих, а также интересов российско-румынских отношений». В свою очередь премьер-министр Румынии Виктор Понта выразил надежду на то, что «будет найдено законное решение», которое позволило бы возобновить работу завода, выплачивать зарплату работникам и в то же время «восстановить ущерб и привлечь к ответственности виновных в нарушении закона». Понта также заверил, что в данном деле «нет никакой политики». «Неважно, идет ли речь о компании из России, или из другой страны», — добавил премьер. При этом он подчеркнул, что юстиция в Румынии является независимой, и он не хотел бы каким-то образом «повлиять на следствие».

Независимый кандидат в президенты Румынии Моника Маковей после этого обвинила Понту в том, что он «больше озабочен защитой интересов русских, чем справедливостью правосудия и возмещением ущерба». «Это предательство интересов Румынии… Между Путиным и румынами Понта выбрал Путина», — заявила Маковей. В свою очередь президент Румынии Траян Бэсеску обвинил «ЛУКойл» в «угрозе, шантаже и давлении» на следствие. Действия «ЛУКойла» он назвал «путинским подходом» и призвал отреагировать на это так, «чтоб было понятно для русских». «ЛУКойл» должен подумать о том, что может полностью исчезнуть с румынского рынка", — пригрозил Бэсеску и призвал правительство быть готовым выкупить принадлежащий «ЛУКойлу» нефтеперерабатывающий завод в Плоешти, если российская компания решит закрыть его. Бэсеску также потребовал ухода «ЛУКойла» из Румынии, если компания «не уважает законы румынского государства». «Если хотят московских законов, то пусть туда и идут», — заявил он. Понта со своей стороны заявил, что эти заявления Бэсеску были сделаны «на нервах, в состоянии возбуждения, в политических и электоральных целях». Румынский премьер добавил, что «компании не должны уходить из страны лишь потому, что у президента вдруг разыгрались нервы», и «подобные неуравновешенные заявления с экранов телевизора могут лишь навредить». А пресс-секретарь правящей Социал-демократической партии Румынии Дан Шова добавил, что подобными высказываниями Бэсеску пытается скрыть собственные связи с «ЛУКойлом», который «был очень важным спонсором его президентской кампании в 2009 году».

10 октября завод Petrotel восстановил свою деятельность и с 13 октября возобновил продажу готовой продукции. Кроме того, все сотрудники предприятия полностью получили зарплату. Посол РФ в Бухаресте Олег Мальгинов заявил, что возобновление производства стало «результатом усилий, приложенных в последние дни». При этом дипломат подчеркнул, что публичные заявления ряда румынских политиков в связи с делом «ЛУКойла», «к сожалению, не всегда были взвешенными, а их язык далек от приемлемого в международном общении». В то же время столь сильный накал страстей по данному поводу Мальгинов списал на идущую в Румынии предвыборную кампанию. На 2 ноября в Румынии намечены президентские выборы, фаворитом на которых является действующий премьер Виктор Понта.

Румыния — Молдавия: «Почему у румын такой страх перед русскими? Если кого и надо бояться, так это бессарабцев»

Adevarul публикует интервью последнего председателя Совета министров МССР, первого премьер-министра независимой Молдавии и впоследствии сенатора Румынии Мирчи Друка.

A: Что происходит сегодня между Бухарестом и Кишиневом?

М.Д.: Пришло время провести полную ревизию румынского влияния на восточном направлении, в частности, в Бессарабии, и проблем, связанных с русскими.

A: Вы полагаете, что сейчас этот вопрос кого-либо интересует?

М.Д.: Не думаю, что сейчас кого-либо это интересует, хотя этот вопрос должен волновать нас. Лично меня не интересует общественное мнение. Я хочу, прежде всего, помириться сам с собой. Хочу разобраться в том, что происходит. Не собираюсь перевоспитывать мир… Это меня не интересует.

A: Если бы вы продолжили руководить политическими силами проевропейского вектора в Бессарабии после сложения мандата премьера в 1991 году, вы достигли бы там большего успеха, чем в Бухаресте?

М.Д.: Если бы я остался в Бессарабии, меня постигла бы участь Гамсахурдии, расстрелянного во время мятежа в Грузии, который, как говорят, был затеян Москвой (Обстоятельства смерти Гамсахурдии долгие годы оставались предметом расследования. Ни прокуратура, ни парламентская комиссия Грузии не давали однозначного заключения относительно того, покончил ли Гамсахурдия жизнь самоубийством или был убит. Наконец, в 2011 году парламентская комиссия, возглавляемая сыном первого президента Грузии, объявила, что Гамсахурдия все-таки был убит — прим. ИА REGNUM).

A: Вам кто-то намекнул на это?

М.Д.: Зачем было говорить, и так все было ясно. Рядом со мной всегда было много людей, и никто не мог воспрепятствовать моему физическому устранению. Это могло произойти в любой момент.

A: Вернемся к периоду вашего смещения с должности премьера.

М.Д.: Кремль поставил условие, чтобы меня сместили. Москва не ожидала, что на эту должность будет назначен человек, который открыто поддержит идею унионизма… Желание Кремля отстранить меня от должности можно понять. Горбачев любой ценой хотел сохранить Советский Союз. Он подготовил референдум и договор об обновлении СССР. Печально, что Бухарест поторопился подписать с бывшим СССР договор о дружбе и сотрудничестве. Я вместе с прибалтийскими коллегами при поддержке окружения Ельцина препятствовал этой «спасительной инициативе» Горбачева. Я безо всякой дипломатии открыто высказывал свое мнение по этому и другим актуальным вопросам. На одном из заседаний правительства СССР в Кремле, на котором я присутствовал в качестве председателя Совета министров МССР, я был первым, кто обратился к председателю союзного правительства со словами «г-н председатель» вместо «товарищ председатель». Это шокировало всех, воцарилась тишина. Ее прервал министр финансов Союза, который сказал: «Это такая сейчас мода у молдаван». Все засмеялись, и щекотливая ситуация была преодолена. Тот факт, что Москва потребовала моего увольнения, меня не удивляет и не обижает… Есть еще одна причина моей отставки. В 90-м, во время моего премьерства в Молдавии в правительство пришел один человек и заявил, что хочет купить бывшую партийную гостиницу. Ему сказали, что это невозможно, Мирча Друк с трудом отбил ее у коммунистов и не согласится продать. «Тогда мы купим премьер-министра», — заявил этот человек. Ему ответили, что и это тоже невозможно. «Тогда мы его заменим», — последовала ответная реплика. Ходили слухи также о том, как упорно добивался последний глава советского КГБ Крючков моего снятия с должности. Он предложил Горбачеву выставить Снегуру ультиматум. У нас нашли простой вариант решения проблемы. Иностранец, желавший приобрести бывшую партийную гостиницу, — не стану называть его фамилию до тех пор, пока не соберу все необходимые доказательства, — предложил зятю Снегура зарплату в 7 тысяч долларов и должность менеджера в будущем гостиничном холдинге. На протяжении многих вечеров он организовывал «посиделки» в сауне гостиницы для группы депутатов во главе с Николаем Андроником. На следующий день после каждого застолья депутаты поднимались на трибуну парламента с требованием отставки Мирчи Друка. Их деятельность была намного эффективнее, чем деятельность КГБ, которое хотело отстранить меня от должности из принципа… Наши использовали новые международные мафиозные методы, связанные с закулисными и продуманными играми. Понятное дело, здесь были замешаны большие деньги. Что касается Москвы, хочу сказать, что 90 процентов моих проблем, страданий и нереализованных планов связаны с бессарабской номенклатурой, а не с русскими.

A: К русским в Бессарабии относятся по-разному. Одни называют их освободителями, другие — оккупантами.

М.Д.: Прежде всего, хочу отметить, что даже во времена печально известных депортаций в Бессарабии русские не вели себя столь остервенело… Я объясню это с точки зрения логики. Поскольку я всю жизнь учился и работал в России, знаком с их менталитетом. Некоторые откровенно верили в доктрину советской пропаганды, которая преподносила их миссию в Бессарабии как «освободительную». Они искренне верили, что пришли туда для освобождения молдавского народа от румынского буржуазно-дворянского ига. Они добровольно пришли, чтобы помочь нам справиться с голодом. Лишь номенклатурная верхушка в Москве знала истинную причину, остальные искренне верили в свою миссию. Поэтому они добродушно относились к «аборигенам» и «проигравшим». Зачастую именно русские препятствовали беспределу со стороны наших соотечественников во время этих печально известных событий. «Почему ты вписал в список депортированных в Сибирь как кулака человека, который умирает с голоду и у которого восемь детей?» Об этих фактах часто говорят участники тех событий, обвиняя своих собственных соотечественников в жестокости.

A: «Менталитет прислуги» не кажется вам нашей главной проблемой?

М.Д.: Когда я приехал в Бухарест, я был шокирован патологией отношения к русским. Я понимал причину и как-то спросил одного из своих новых знакомых: «Почему у вас такой страх перед русскими? Бойся себя, соседа, собственной глупости, собственной злости и некомпетентности!» Когда мне было 16 лет, я работал трактористом в Казахстане на границе с Китаем. Четыре года я зарабатывал деньги на учебу в ленинградском университете. Если я кого и боюсь, так это бессарабцев.

A: Почему, по вашему мнению, румынские власти не могут наладить нормальные отношения с Республикой Молдова?

М.Д.: В последние 20 лет распылился вектор, исчезло желание. Желания нет, потому что румыны готовы до бесконечности спорить о том, какой была Румыния, и готовы уничтожить человека в этих спорах. Когда было хорошо, какой была Румыния — эта тема постоянно в обсуждении. Другие готовы также до бесконечности спорить на тему: какая сейчас Румыния — благополучная, неблагополучная, и что мы сейчас делаем. Третьи дискутируют о том, что будет с нашей страной. Один Господь знает, что произойдет с Румынией. Никто не задается вопросом: какой мы хотим видеть Румынию? Если ты не знаешь, чего хочешь, как можешь что-то делать? Это наше наиболее уязвимое место, из которого следует вывод: румыны не знают, чего хотят. (Adevarul)

Справка ИА REGNUM: Бессарабия, большая часть которой составляет территорию современной «Республики Молдова» в ее фактических границах, а южная часть входит в Одесскую область современной Украины, и Буковина, северная часть которой на сегодняшней день является территорией Черновицкой области Украины, а южная — территорией Румынии, в X-XI вв. входили в состав Древнерусского государства, в XII-XIII вв. — Галицко-Волынского княжества, составили части образованного в середине XIV века Молдавского княжества. Пребывавшая со второй половины XVI века под османским игом, Бессарабия была освобождена в 1812 году русскими войсками, и по Бухарестскому мирному договору, заключенному между Россией и Османской империей в 1812 году, вошла в состав Российской империи. Буковина в 1775 году стала частью Австро-Венгерской империи, и оставалась в ее составе вплоть до раздела империи в 1918 году. Государство Румыния появилось по решению Берлинского конгресса в 1878 году, его основу составили объединившиеся княжества Валахия и Молдавия (без Бессарабии и Буковины). В декабре 1917 года Румыния оккупировала никогда не принадлежавшую ей Бессарабию, аннексия которой не признавалась СССР. В 1940 году Советский Союз вернул Бессарабию, в результате присоединения которой к Приднестровью была образована Молдавская ССР. В 1941-м Румыния вновь оккупировала эти и другие территории СССР, которые были окончательно освобождены Красной армией в 1944 году.

Согласно сегодняшней официальной позиции Румынии, разделяемой также бессарабскими сторонниками румыноунионизма, «Республика Молдова» — «второе румынское государство», молдаване — «румыны», молдавский язык — «румынский». В то же время сама постановка Бухарестом вопроса о молдавских и украинских «румынах» искусственна, поскольку, помимо того, что румынская идентичность исторически вторична по отношению к молдавской, формирование румын как нации происходило на части территории современной Румынии — в Валахии и Молдавии — во второй половине XIX века, когда Бессарабия уже была в составе Российской империи, а Буковина — в составе Австро-Венгрии. Однако факты оккупации этих территорий с 1918 по 1940 гг. и с 1941 по 1944 гг. до сих пор служат для Бухареста поводом объявлять молдавское население этих территорий «румынами» и претендовать на ту или иную степень своего влияния и присутствия в регионе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.09.16
На выставке в Москве облили краской фотографии солдат ВСУ
NB!
29.09.16
Сильнее жизни и инквизиции: второй Микеланджело
NB!
29.09.16
Руководство Белоруссии обеспокоено финансовой необязательностью Туркмении
NB!
28.09.16
Единственным беби-боксом в Калининграде с 2013 года никто не воспользовался
NB!
28.09.16
Николас Мадуро и Джон Керри приятно провели время
NB!
28.09.16
Россия запретит ввоз фруктов и ягод из ЦАР и Буркина-Фасо через Белоруссию
NB!
28.09.16
Экс-президент Израиля Шимон Перес после смерти стал донором глазной ткани
NB!
28.09.16
Армия Ливии просит Россию о поставках оружия и военной операции — СМИ
NB!
28.09.16
Крупным вузам США выделены гранты на изучение России
NB!
28.09.16
Рубль начнёт сдавать позиции
NB!
28.09.16
Впервые родился ребенок «от трех родителей»
NB!
28.09.16
Вашингтон может ужесточить финансовые санкции против РФ