Евгений Челядник: Туманные перспективы приднестровско-российской энергетики

Москва, 16 октября 2014, 12:30 — REGNUM  

С 1 октября Украина прекратила экспорт электроэнергии в Белоруссию, рассматривается вопрос о прекращении поставок и в Молдавию. Однако уже сейчас поставки украинской электроэнергии на правый берег Днестра сокращены вдвое. Снижение экспорта энергии объясняется дефицитом на Украине газа из-за разногласий с Россией и угля из-за войны на Донбассе. Эти факторы привели к дефициту топлива для электростанций — вместе на газ и уголь приходится не менее половины украинской электрогенерации (примерно по 25%).

В этих условиях возникают положительные перспективы для электроэнергетики российско-приднестровской, занимающей посредством расположенной в Днестровске (ПМР) и принадлежащей российской «Интер РАО ЕЭС» Молдавской ГРЭС около 50% молдавского рынка. Уход украинских поставщиков освободит ещё около 20% этого рынка (уже освобождены 10%). Освобождённая ниша легко может быть занята принадлежащей российским собственникам днестровской МГРЭС, что значительно увеличит экспортные доходы Приднестровья (МГРЭС является основным экспортёром Приднестровья, обеспечивая значительную долю бюджетных доходов). Станция уже увеличила выработку электроэнергии.

На этом позитивные новости для российско-приднестровской энергетики заканчиваются, так как их главными условиями являются стабильность транзита российского газа через Украину и Приднестровье в ЕС (днестровская МГРЭС работает на российском газе) и отсутствие политических решений по ПМР со стороны соседей. Как показывают события последних месяцев, надеяться на безоблачность в этих вопросах не приходится. Сами украинские власти уже не сомневаются в неизбежности очередного зимнего газового конфликта и призывают собственное население и ТЭЦ к экономии и использованию альтернативных видов топлива вплоть до соломы. Да и политически ПМР продолжает испытывать на себе всё более ухудшающееся отношение со стороны Молдавии и Украины, превратившись для украинцев во второго после России вероятного противника. В такой обстановке вряд ли соседи Приднестровья позволят российско-приднестровскому экономическому агенту застолбить монопольное положение на электроэнергетическом рынке Молдавии. Так, новый министр энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Продан заявил, что вопрос с прекращением поставок в Молдавию надо решать почему-то именно с европейскими операторами. Очевидно, что сделанное заявление нацелено на ускорение планируемого присоединения РМ и Украины к Европейской сети системных операторов передачи электроэнергии (ENTSO-E) в рамках евроинтеграции и дальнейшее вытеснение российских энергетических игроков с рынка. До этого днестровская МГРЭС в рамках той же евроинтеграции была вытеснена из самой Румынии.

К слову о вытеснении России: после того, как деятельность российской компании «Лукойл» на Украине по известным причинам была свёрнута, у неё начались синхронные проблемы и в Румынии, и в Молдавии. Этому предшествовало заключение «тройственного союза» между указанными странами и заключение соглашения между Румынией и Молдавией о совместных действиях в области «энергетической безопасности» и внедрении «Третьего энергопакета ЕС».

Президент Румынии Траян Бэсеску дошёл до того, что заявил о возможности национализации завода «Лукойла» в Плоештах. А ведь этот крупнейший в Румынии НПЗ — это не только моторные топлива, но и нефтяной кокс, являющийся альтернативой природному газу, и шельфовые проекты на Чёрном море. Здесь можно вспомнить, что призывы о национализации собственности российских компаний многократно раздавались и на Украине. В свою очередь молдавское Национальное агентство по регулированию в энергетике (НАРЭ) вынесло предупреждение «Лукойл-Молдова» и начало процедуру лишения лицензии компании «Доминик» — обе занимаются импортом в Молдавию сжиженного газа из России.

На фоне желания США «помочь» энергетической безопасности РМ, «ненавязчивого» предложения о поставках американского СПГ в Молдавию, секретного энергетического «плана Б» Юрия Лянкэ и западных санкций против нефтяных компаний России, всё это выглядит как тренировка перед настоящим переделом регионального энергетического рынка. Несмотря на то, что случившееся в немалой степени обусловлено политическим ажиотажем вокруг избирательных кампаний в Румынии, Молдавии и на Украине, проявившаяся тенденция оставляет мало шансов российско-приднестровской энергетике в дальней перспективе.

Для МГРЭС немало будет зависеть от работы второго главного потребителя — Рыбницкого металлургического завода — «ММЗ». Но на его работе отрицательно скажется грядущий кризис на мировом рынке стали, который уже набирает обороты. Ничего хорошего не предвещает и состоявшийся уход с поста директора ММЗ Андрея Юдина, который в начале октября покинул Приднестровье.

О планируемом переформатировании региональной энергетики говорит и тот факт, что проамериканское правительство Украины разрешило поставку на АЭС страны — вместо российского — модернизированного ядерного топлива американской компании Westinghouse, показавшего свою ненадёжность при использовании в реакторах советской постройки. Атомная энергетика Украины является ближайшим конкурентом днестровской МГРЭС на молдавском рынке. Показательным является тот факт, что эксперименты с небезопасным американским топливом проводятся на АЭС в южных, пророссийских регионах Украины, например, на Южноукраинской АЭС — в 160 километрах от Тирасполя и 200 — от Одессы, а не на Хмельницкой или Ровненской.

Многие эксперты склонны полагать, что сдерживающим фактором для передела энергетического рынка является ценообразование. Так, например, СПГ, мазут или уголь дороже, чем российский природный газ. Однако планы Запада по всесторонней изоляции России предполагают и изоляцию энергетическую даже вопреки здравому ценовому смыслу. За рамки такого смысла выходят, например, действия РМ и Румынии в отношении местных филиалов «Лукойла», закупка Молдавией более дорогого, чем российский, румынского газа (Румыния обещала Молдавии поставки незначительных объемов газа по газопроводу Яссы-Унгены по цене на 20% ниже российского, однако до настоящего времени поставки так и не начались, хотя были обещаны с начала сентября — прим. ИА REGNUM), попытки Евросоюза остановить выгодный для его стран проект российского «Южного потока», да и сами проекты евроинтеграции Украины и Молдавии экономически нецелесообразны. За рамки экономической целесообразности выходят и санкции Запада против России и Ирана, и многие другие политически мотивированные действия западных стран.

В целом энергетическая политика ЕС не имеет в качестве главного приоритета ценовую доступность: по европейским нормам страны-члены обязаны поддерживать альтернативную, в том числе крайне дорогую — «зелёную», энергетику. Это обязательство приняли на себя и Молдавия (как ранее и Румыния), и Украина в рамках ассоциации с ЕС. Это обязательство страны должны выполнять, даже если это приводит к экономическим издержкам. Там, где такое требование не выполняется, возникают социальные волнения: так, например, в сентябре 2014 года около 200 польских шахтёров заблокировали поезда с российским углём на пограничном пункте на севере страны, протестуя против низких цен на российское топливо.

Европейскими компаниями в Молдавии осуществляется ряд проектов «зелёных» электростанций, работающих на биотопливе, которые с нетерпением ждут повышения цен на электроэнергию, чтобы включиться в общий молдавский энергорынок, отхватив кусок у днестровской МГРЭС. Обязательства перед ЕС вынудят Молдавию диверсифицировать энергорынок в средней и дальней перспективе — по Соглашению об ассоциации РМ-ЕС на это даётся максимум 10 лет. При этом проамериканские молдавские и украинские власти не сильно волнуются по поводу того, как это скажется на их «электорате». Уже сегодня многие молдавские домохозяйства зимой в целях экономии отапливают лишь одну жилую комнату. Очевидно, в скором будущем придётся жить на кухне.

И постепенно политически мотивированная региональная экономика, пусть со скрипом и скрежетом, но движется в сторону от России. Такая политика стран региона уже привела к тому, что доля товарооборота Приднестровья с Россией значительно сократилась, а с Молдавией и Евросоюзом значительно возросла. С существованием приднестровско-российского «энергетического анклава», претендующего на монополизацию молдавского рынка и могущего даже начать экспансию на украинский, Запад долго мириться не станет. И в качестве инструмента у него будет всё то же Соглашение об ассоциации РМ-ЕС: предлогом может стать несоответствие работы МГРЭС антимонопольным нормам ЕС (пресловутому третьему энергетическому пакету, который РМ подписала в рамках соглашения с ЕС). Вот уже Молдавия и приднестровскую сельхозпродукцию не пускает на российский рынок под предлогом того, что Россией в отношении самой Молдавии введены ограничения. А терпеть энергетического гиганта у себя под боком тем более никто не станет, особенно когда западный мир бьётся в приступе русофобии.

Со сменой Еврокомиссии энергетическая политика ЕС вряд ли изменится в лучшую для России и Приднестровья сторону. Если представитель Германии — страны, имеющей с Россией самые тесные энергетические отношения, — Гюнтер Эттингер благосклонно относился к России и даже становился на её сторону, например, в газовом конфликте с Украиной, то новый еврокомиссар по энергетике испанец Мигель Ариас Каньете ничем положительным с РФ не связан — Испания от российского газа не зависит. Каньете входит в состав Европейской народной партии в Европарламенте, которая включает в себя христианско-демократические, националистические, консервативные и другие правоцентристские партии стран ЕС. Эта партия выступает за увеличение доли альтернативной, возобновляемой энергетики. В своё время Каньете входил в правительство Мариано Рахоя, которое предложило ЕС избавиться от российского газа и заменить его алжирским. При этом сам Каньете тесно связан с нефтехимическим бизнесом, лоббировал план по созданию в Испании крупнейших в Европе узлов по транспортировке сжиженного природного газа. Планировалось, что Испания с помощью Алжира и США станет для ЕС альтернативным поставщиком энергии. В отношении российского «Южного потока» Каньете уже двусмысленно заявил, что не собирается препятствовать его строительству, но «только в случае полного его соответствия требованиям Еврокомиссии». А «Южный поток», как решила Еврокомиссия, этим требованиям не соответствует. Зато соответствуют западным нормам планы по прокладке энерготранспортного коридора через Сирию, а также Закавказье и Турцию, на что очень надеются на той же Украине.

С другой стороны, даже если запуск «Южного потока» состоится, это может обернуться тем, что транзит российского газа в ЕС пойдёт по нему — в обход Украины, а следовательно, и Приднестровья, и Молдавии, что самым негативным образом скажется на безальтернативно зависимой от российского газа приднестровской экономике. Первые поставки планируются на конец 2015 года — то есть 2016-й, как и прогнозировалось ранее, может стать для Приднестровья годом серьёзных испытаний.

Скорее всего, в краткосрочной перспективе, этой зимой газовый конфликт если и будет происходить, то будет носить эпизодический, аналогичный 2009-му году, характер. При нынешней конфигурации энергетического рынка региона поставки вряд ли прекратятся на период более двух-трёх недель. Но думать о краткосрочных и долгосрочных перспективах Приднестровью придётся уже сейчас, так как изолироваться и остаться в стороне от глобальных и региональных изменений не получится.

Евгений Челядник (г. Тирасполь, Приднестровье)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.