В Саратовской области отмечена высокая напряженность между местными жителями и приезжими с Северного Кавказа: ЦИНК

Саратов, 9 октября 2014, 14:38 — REGNUM  Центр изучения национальных конфликтов (ЦИНК) опубликовал результаты исследования уровня межэтнической напряженности в регионах России, которое проводилось совместно с сотрудниками «Клуба Регионов» с апреля по сентябрь 2014 года. Саратовская область отмечена, как территория с высокой степенью межнациональной напряженности. Основной тип конфликта в регионе — между местными жителями и приезжими с Северного Кавказа. Региональная власть демонстрирует отсутствие стратегического и комплексный подхода к решению этого рода проблем, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Саратовская область характеризуется следующим образом: организованные массовые ненасильственные конфликтные действия; неоднократные одиночные, групповые либо массовые насильственные действия; устойчивое этническое маркирование социальных процессов. Регион с высокой степенью межнациональной напряженности. Этническое противостояние начинает приобретать системный характер. Высока угроза выхода ситуации из-под контроля. Общий прогноз умеренно неблагоприятный, серьезный инцидент может спровоцировать массовый конфликт.

В Саратовской области сохраняется напряженная ситуация. Несмотря на снижение количества случаев, эксплицирующих межэтническую напряженность, качественного изменения ситуации за последние шесть месяцев не произошло: около половины зарегистрированных столкновений можно отнести к группе наиболее массовых и интенсивных. Очаги напряженности находятся в региональном центре и нескольких крупных городах области. Основной тип конфликта в регионе — не между местными жителями, принадлежащими к разным этническим группам (русские, татары, мордва, чуваши), а между местными жителями и приезжими с Северного Кавказа.

Как отмечают наблюдатели, выходцы из Чечни и Дагестана контролируют в области некоторые прибыльные сферы экономической деятельности: рынки, точки общепита, а также «крышуют» бизнес. Чаще всего это связано с криминалом и вызывает негативную реакцию местного населения. Также обращают внимание на слабые социально-экономические показатели региона, недостаточно высокий уровень жизни, что косвенно способствует обострению межэтнических противоречий. При этом обе стороны — местные и приезжие — демонстрируют тенденцию к консолидации, когда локальное и чаще всего случайное столкновение приводит к конфликту с участием организованных групп людей (диаспор, стихийных объединений местных жителей). Вместе с тем националистические организации маргинализованы и за последние полгода какой-либо значительной активности не проявляли. Столкновения в регионе редко оканчиваются серьезными травмами или гибелью людей, однако устойчивый тренд на применение силы для разрешения конфликтов очевиден и вызывает тревогу.

Одним из резонансных проявлений межэтнической напряженности стали события в поселке Красный Кут, где после потасовки между русскими и кавказскими молодыми людьми в одном из кафе и последовавшей массовой драки собрался народный сход с требованием принять меры против «терроризирующих» местных жителей кавказцев. Вполне возможно, что участники схода выбрали этот способ разрешения конфликта под влиянием пугачевских событий. Отметим, межэтнические проблемы в регионе отличаются системным характером, на что указывает определенная периодичность массовых драк и других столкновений. Обращает внимание, что при беспорядках или акциях протеста, проводимых после таких конфликтов, звучат не только лозунги этнического характера, но часто высказываются претензии к власти за пассивность и невнимание к застарелым проблемам (коррупция, нарушения правил ведения бизнеса и т.п.). Стоит отметить, что после пугачевских событий чиновники стараются на подобные происшествия реагировать оперативно.

В то же время органы региональной власти демонстрируют в основном реактивное поведение, в области отсутствует стратегический, комплексный подход к решению проблем, связанных с межэтнической напряженностью. Отдельные инициативы, направленные на укрепление межнационального согласия, ожидаемого эффекта не дают. Примером не вполне удачного решения эксперты называют так называемую национальную деревню в Саратове. Подчеркивая этнокультурное разнообразие региона, этот музей никак не решает проблем взаимоотношений этносов. В целом оснований для улучшения ситуации, как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе нет, в то же время сохраняется существенный конфликтный потенциал, способный в определенных условиях значительно обострить обстановку.

Что касается общей ситуации в стране, эксперты отмечают, что в течение исследуемого периода — с апреля по сентябрь 2014 года включительно — произошло значительное снижение общего уровня межэтнической напряженности. По сравнению с предыдущим полугодием количество проявлений межнациональной вражды сократилось на 35 % (кроме интернет-экстремизма). Если это продолжится, то 2014-й в целом окажется гораздо спокойнее года минувшего с его резонансными событиями в Пугачеве Саратовской области и в Западном Бирюлеве.

«В целом этноконфессиональную ситуацию в стране можно охарактеризовать как шаткое равновесие: снижение напряженности обусловлено „внешней угрозой“ и носит временный характер; негативные факторы, напротив, имеют тенденцию к укоренению. Для поддержания межнационального согласия необходимо принятие стратегии превентивного реагирования, как на федеральном уровне, так и в регионах», — отмечают исследователи. Они обращают внимание на то, что украинский кризис сплотил российское общество, отодвинув на задний план такие острые проблемы, как неконтролируемая среднеазиатская и кавказская миграция и этническая преступность. По их мнению, к беженцам с востока Украины большинство населения России относится с сочувствием, в том числе из-за этнокультурной близости, однако масштаб переселения и неготовность многих регионов к дополнительной социальной нагрузке создают конфликтный потенциал. В полной мере он может проявиться в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации. Кроме того, в некоторых регионах местное население уже выражает недовольство «чрезмерными благами», выделяемыми беженцам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.