Станислав Стремидловский. Воинственная Варшава между Берлином, Вашингтоном и геноцидом

Станислав Стремидловский, 8 октября 2014, 10:42 — REGNUM  

Министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына не исключает возможности встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Об этом глава польской дипломатии заявил в эфире радио ZET. «Мы начнем консультации с уровня заместителей министров, понимая, каковы будут наши следующие шаги, но здесь следует быть очень осторожным», — отметил Схетына. Реплика министра прозвучала вслед за дежурными фразами о продолжении и ужесточении политики санкций в отношении России. Интересно другое. Глава МИД Польши назвал «исчерпанным» так называемый нормандский формат переговоров между Германией, Россией, Украиной и Францией. По его словам, теперь наступила пора «нового этапа», на котором дискуссии должны проходить с участием Варшавы. Учитывая, что ранее Схетына обсуждал с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом методы борьбы с «Исламским государством» в Сирии и Ираке и продолжение участия Польши в операциях Североатлантического альянса в Афганистане после окончания операции Международных сил содействия безопасности, такое оживление внешнеполитической инициативы Варшавы кажется не случайным.

С конца прошлого года и до лета этого года Польша шла в авангарде лагеря «ястребов», требовавших оторвать Украину от России, а затем «наказания» Москвы. Вопрос был в том, на кого ориентировалась Варшава — Берлин или Вашингтон. На первый взгляд, польская внешняя политика координировалась американцами, которые взяли жесткий тон в диалоге с Россией, в то время как немцы старались действовать примирительно. Однако в делении на «ястребов» и «голубей» не все так однозначно, как можно было бы подумать. Осенью стало заметно, что риторика Вашингтона и Берлина начала меняться. США добились своего. 3 октября на форуме Кеннеди в Гарвардском университете вице-президент Джо Байден подчеркнул, что именно Вашингтон и лично президент Барак Обама вынудили страны Евросоюза принять санкции против России в ответ на ситуацию на Украине, хотя «они не хотели этого делать». Вместе с тем, выступая 7 октября на встрече со студентами в Киеве, помощник госсекретаря США Виктория Нуланд отметила: если Россия со своей стороны выполнит «Минские соглашения», то США готовы снять часть санкций, введенных ранее. На этом фоне жестким оппонентом Москвы выглядит Берлин. Координатор немецкого межобщественного сотрудничества с Россией, Центральной Азией и странами «Восточного партнерства» Гернот Эрлер в интервью «Коммерсанту» дал понять, что Германия намерена додавить Россию до конца: «У нас есть экономические и промышленные интересы, но первую скрипку должна играть политика». Добавим, что у Берлина «вдруг» проснулся большой интерес и к Ближнему Востоку, где немцы разрабатывают свой собственный «курдский проект». До недавнего времени польское правительство придерживалось пронемецкой ориентации. Во главе кабинета стояла немецкая креатура — Дональд Туск. А министра иностранных дел Радослава Сикорского президент Польши Бронислав Коморовский обвинял в недостаточном внимании к «атлантическому соседу», то есть США. Соответственно, «ястребиная политика» Варшавы позволяла отвлекать на себя внимание, в то время как Берлин выглядел «голубем». Однако в конце лета в Польше успехом увенчался заговор против Туска и Сикорского, на смену которым пришли Ева Копач и Схетына, при этом де-факто резко вырос политический вес Коморовского. Во время реализации операции по смене правительства Польша была отодвинута в сторону от переговоров по украинскому вопросу, формат которых трансформировался в треугольник Германия — Россия — Франция. Отодвинута, судя по всему, Берлином, который перестал доверять своему «союзнику». Сегодня обновленное польское правительство выражает намерение вновь подключиться к переговорному процессу. Но в качестве кого? Не исключено, что «глазами и ушами» Вашингтона, которому нужно присматривать за активизировавшейся Германией. На днях Берлин отправил на Украину конвой из 112 грузовых автомобилей с гуманитарной помощью. Операцию курирует министр экономического сотрудничества и развития Герд Мюллер. Также сообщается, что немецкое правительство в настоящее время обсуждает возможность посылки в Донбасс солдат бундесвера и беспилотников.

Что касается Варшавы, то пока что ее официальный курс сводится к «переключению» между пронемецкой и проамериканской линией. Однако ситуация может измениться. В Польше все чаще начинают раздаваться голоса с критикой «концепции Гедройца-Мерошевского», которая замкнула творческие силы и потенциал страны в узких границах польской этнической территории. По словам известного публициста, почетного профессора Ягеллонского университета Бронислава Лаговского, сознание польской элиты деформировано тезисом о том, что «независимая Украина отдаляет и защищает нас от России». Конечно, это было бы замечательно, говорит профессор Лаговский, но так ли это на самом деле? Напротив, Украина никак не защищает Польшу и не отдаляет Россию от польских границ. Таким образом, Польше требуется заново осмыслить свои национальные интересы, сформулировать их вне зависимости от внешнеполитической ориентации на тот или иной центр силы. Новым политическим субъектом в этой ситуации могут стать кресовяне — выходцы из довоенных восточных земель II Республики. На днях в Варшаве состоялся учредительный съезд Патриотического союза организаций кресовян и ветеранов (PZOKiK). Президент PZOKiK Витольд Листовский заявил, что Союз будет противостоять украинским националистам — наследникам ОУН-УПА и «нечувствительности» нынешнего польского правительства к требованиям, выдвинутым кресовянами в 2013-2014 годах. Одним из первых требований организации станет принятие на официальном уровне формулировки «геноцид поляков» в отношении преступных действий украинских националистов на Восточных Кресах в 1939-1947 годах. Помимо восстановления исторической памяти о деятельности «бандеровцев», осуждения их современных наследников PZOKiK нацелен на будущее. Среди требований Союза — разработка и запуск программ для поляков, которые остались на востоке от III Республики; возможность репатриации в Польшу для этих поляков без всяких предварительных условий; выплата компенсаций полякам за утраченное имущество и понесенный ущерб; реализация системных решений в сфере образования, предоставления работы, поддержки предпринимательства, а также воспитания в духе культуры и традиций Восточных Кресов. Для нынешней польской элиты выход на политическую сцену кресовян представляет серьезный вызов. Однако для польского общества это является свежим глотком воздуха, поскольку выводит его из заколдованного круга, в котором поляки обслуживают то немецкие интересы, то американские, только не свои собственные.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.