Андрей Сафонов: «Тройственный союз» Румынии, Молдавии и Украины против России и Приднестровья

Москва, 7 октября 2014, 15:05 — REGNUM  

Встреча в Киеве президента Украины с премьер-министрами Румынии и Молдавии говорит о том, что Бухарест, пользуясь покровительством США, сколачивает некий «Тройственный союз», направленный против России и Приднестровья.

Румыния переходит в наступление

2 октября в столице Украины произошло знаковое событие. Президент страны Петр Порошенко принимал гостей — премьер-министра Румынии Виктора Понту и премьер-министра Республики Молдова Юрия Лянкэ. И хотя румынский премьер, претендующий на президентское кресло, выступал в роли визитёра, но фактически «первую скрипку» играл именно он.

Ранее Киев занимал выверенную и осторожную позицию в отношениях с Румынией, которая не скрывает своей работы по массовой выдаче румынских паспортов населению Северной Буковины. Правда, когда Украиной руководил проамериканский президент Виктор Ющенко, Киев согласился на самоубийственное решение довериться Международному суду ООН, который был призван рассудить: кому принадлежит шельф с газовыми месторождениями в районе острова Змеиный, на который Румыния с вожделением поглядывала ещё во времена СССР… Вместо того, чтобы послать румынскую сторону куда подальше и заявить, что если Бухаресту так необходим украинский газ, то пусть наследники Иона Антонеску попробуют его взять, администрация Виктора Ющенко доверилась конторе, где заправляет Запад, военным союзником которого Румыния является. Результат известен: ликующие румыны осваивают вовсю отданные украинским руководством месторождения.

Теперь же Румыния явно не собирается останавливаться на каких-то шельфах и каких-то островах. Её интересует нечто большее.

О субъектах и объектах политики

Национализм и стремление к территориальной экспансии характерны для всех румынских властей, вне зависимости от их партийно-политической принадлежности. Лидеры последних десятилетий — не исключение. Президент Румынии Траян Бэсеску объявил объединение с Молдавией «национальной идеей» своей страны. Премьер-министр Виктор Понта заявил, что это объединение может произойти к 2018 году. Он воскликнул: «На столетнюю годовщину объединения я хотел бы быть президентом страны. Давайте вместе совершим второе великое объединение Румынии».

Обычно «объединительный срам» в Бухаресте прикрывается «фиговым листочком» оговорки — мол, речь идёт не о банальном захвате чужих территорий вроде оккупации молдавских и украинских земель в 1918 или 1941 годах, а о «воссоединении разделённого народа в рамках Евросоюза». Суть от этого, однако, не меняется.

Но ранее ползучая экспансия Румынии встречала всё-таки настороженное отношение в Киеве. Это было связано в том числе с тем, что Украина лавировала между Россией и Западом, а потому старалась защищать, пусть, порой, робко, свои национальные интересы. После переворота 22 февраля 2014 года у нынешнего официального Киева и Бухареста один безоговорочный ориентир — Вашингтон. Это и обусловило сближение Украины и Румынии в интересах Румынии и, фактически, на условиях Румынии. Причина проста — Бухарест ощущает себя уполномоченным проводником американской политики на юго-западе бывшего Советского Союза.

В некотором роде сегодня Бухарест — субъект региональной политики, тогда как Киев — ярко выраженный объект.

Бухарест: давить на Приднестровье, вытеснять Россию

Но вернёмся в столицу Украины первых чисел октября. Вначале румынский премьер встретился с премьером Украины Арсением Яценюком и его молдавским коллегой Юрием Лянкэ. При этом Виктор Понта обозначил свой покровительственный статус в отношении Киева и Кишинёва, заявив: «У нас с премьером Лянкэ есть мечта — чтобы в 2019 г., когда Румыния будет председательствовать в ЕС, за столом были также Молдавия и Украина». Между тем, ясно, что это блеф, так как уже много раз официальные представители Брюсселя заявляли, что испытывающий серьёзный кризис Евросоюз, из которого в последнее время подумывает выйти и Великобритания, не будет расширяться долгое время (если вообще будет расширяться).

В унисон Виктору Понте ставший после переворота 22 февраля премьер-министром Украины Арсений Яценюк зафиксировал первые шаги по формированию подобия «Тройственного союза»: «Региональное единство Украины, Молдавии и Румынии очень важно для экономического развития, стабильности и безопасности в этом регионе».

Естественно, что в такой ситуации не могла не всплыть приднестровская тематика, которую поднял премьер-министр Молдавии Юрий Лянкэ: «Нужно принять все необходимые меры для того, чтобы не допустить возникновения в этой зоне нового замороженного конфликта, на этот раз на территории Украины. Кто не знает, что такое замороженный конфликт, — приглашаю к нам в Приднестровье, увидите насколько это опасно не только для страны, на территории которой он имеет место, но для региона в целом. Учитывая эти специфические обстоятельства, еще раз подтверждаю необходимость развития сотрудничества в таком региональном трехстороннем формате».

Таким образом, логично сделать вывод: Запад, прежде всего в лице США, пытается сформировать ось Бухарест-Киев-Кишинёв для давления на ПМР и вытеснение через это давление влияния России из бывшей Советской Молдавии.

В Бухаресте вновь мечтают о «Великой Румынии»

Но в истории всегда было так, что, включаясь в игры больших держав и блоков, Румыния преследовала свои собственные цели и защищала свои собственные интересы. В данном случае, по нашему мнению, речь идёт о стратегической цели — присоединении к Румынии всей бывшей МССР (Молдавия, включая Гагаузию, и Приднестровье), а также Северной Буковины и, скорее всего, Южной Бессарабии.

Тактически Румыния заинтересована в том, чтобы, используя формирующийся «Тройственный союз», подчинить с помощью Кишинёва и Киева Тирасполь, а затем взять весь «банк» в виде бывшей Советской Молдавии. Кое-какие симптомы таких действий уже можно просмотреть. Так, в СМИ прошло сообщение, что молдавские пограничники отказали во въезде в РМ 6-ти российским офицерам, которые направлялись на службу в ПМР. Ранее российские военные могли прибывать в Приднестровье через Украину (однако в таком случае с точки зрения «Республики Молдова» они находились на территории ПМР «нелегально» — прим. ИА REGNUM), но теперь этот вариант невозможен. Таким образом, можно предположить, что за основу ослабления российской группировки в Приднестровье может быть взят метод, при котором туда не будут впускаться военные, прибывающие по ротации, а также возвращающиеся из отпусков. В итоге, рассчитывают западные кукловоды этой политики, российские войска постепенно рассеются, как дым.

Ну, а дальше можно будет озвучить ультиматумы Тирасполю насчёт признания верховной власти Кишинёва, а уж затем вспомнить о 2018 годе, как 100-летней годовщине «Великого воссоединения», как любят в Бухаресте именовать румынскую оккупацию Молдавии в 1918-м…

Бухарест разделяет и властвует

2 октября на встрече с премьерами Румынии и Молдавии Пётр Порошенко сказал: «Мы должны координировать наши позиции, как в сфере безопасности, так и в экономическом сотрудничестве и использовать все возможности, которые предоставляет нам углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли с Европейским союзом». По его мнению, «Румыния может стать мостом для Украины и Молдавии на их пути в Европейский союз». Таким образом, он фактически признал, что в полной переориентации Украины на Запад Румыния будет играть для Киева роль не то старшего брата, не то поводыря.

Румынию такая роль вполне устраивает, потому что она даёт возможность Бухаресту укреплять свои позиции на Днестре, а также в интересующих Румынию регионах Украины, не опасаясь серьёзного противодействия Киева, не говоря уже о Кишинёве. В случае чего, Запад прикрикнет на чересчур ретивых политиков Украины и Молдавии, которые вздумают слишком напористо отстаивать национальные интересы своих стран.

Чтобы парализовать деятельность тех, кто видит в этой ситуации угрозу истинным украинским интересам, Запад и Румыния сейчас всемерно поощряют информационные вбросы, гласящие, будто ПМР собирается напасть на Украину и двигаться на Одессу. Разжигается психоз, на дружественной приднестровско-украинской границе копают ров, как символ безумия и зомбирования, а жителей Одессщины призывают рыть окопы, призванные помочь в отражении нападения, которое приднестровцы, естественно, и не думают совершать. Разумеется, в такой ситуации румынские политики и разведчики чувствуют себя, как рыба в воде. Разделяй Россию, Украину и Приднестровье, и властвуй в регионе!

Пойдут ли Киев и Кишинёв на поводу у Бухареста?

Официальный Кишинёв старается не терять полностью осторожность в сложившейся непростой обстановке. Так, предполагает руководитель Бюро по «реинтеграции» Республики Молдова Георгий Балан, «вероятно, что в ближайшее время пройдут совместные консультации профильных ведомств сторон» по данному вопросу (имеются в виду молдавско-российские консультации по вопросу пропуска российских военнослужащих ОГРВ в Приднестровье — прим. ИА REGNUM).

Зато Румыния идёт напролом, почувствовав геополитический шанс, дающийся раз в столетие. Председатель палаты депутатов Национального cобрания Румынии Валериу Згоня 3 октября по горячим следам киевской встречи поспешил заявить: «Представителем ЕС на восточной границе является Румыния, и с этой позиции мы должны принять на себя роль экспортера европейских принципов и ценностей на пространстве за пределами сообщества». По мнению спикера, Румыния «и далее должна быть фактором стабильности в регионе».

Итак, претензии Румынии на региональное лидерство и на формирование «Тройственного союза» в виде оси Бухарест-Киев-Кишинёв объявлены. Очевидна и направленность этого предполагаемого союза с точки зрения Румынии. Это — взятие в клещи ПМР и вытеснение влияния Москвы с берегов Днестра. Теперь вопрос заключается в том, осознает ли большинство политиков Украины и Молдавии, что данная комбинация разыгрывается в интересах страны, которая уже не раз оккупировала их земли.

Андрей Сафонов — президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.