Эксперт: Необходимо подписать полноценное соглашение о безопасности Каспия

Станислав Притчин, 29 сентября 2014, 11:30 — REGNUM  

В условиях объективных сложностей с решением вопроса о международно-правовом статусе Каспийского моря представляется целесообразным и наиболее перспективным решение в первую очередь вопросов региональной безопасности посредством подготовки и подписания полноценного соглашения о безопасности с прописанными четкими механизмами ее обеспечения, например создание Совета глав ВМС и представителей Генштабов, создание комитета постоянных представителей ВМС для оперативного обмена данными и решения текущих вопросов, введение практики совместных маневров как военных судов, так и судов МЧС. Об этом в ходе конференции «Парадигмы сотрудничества на Каспии: военно-политический аспект», которая прошла в преддверии саммита каспийской пятерки в Астрахани, заявил эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института Востоковедения РАН Станислав Притчин. На правах партнера конференции ИА REGNUM публикует текст доклада специалиста полностью.

Безопасность — ключевой аспект переговорного процесса о статусе Каспийского моря. Об этом свидетельствует простой контент-анализ содержательной части достигнутых в результате многолетних переговоров соглашений и деклараций. Можно с уверенностью утверждать, что большая часть согласованных совместных документов приходятся именно на сферу безопасности. Разберем ключевые из них.

К настоящему моменту прошло 38 заседаний специальной рабочей группы на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийской пятерки, состоялось три саммита на высшем уровне и, как вы все знаете, ожидается 4-й, который пройдет в Астрахани в ближайшие дни. Но до окончательного урегулирования всех споров на Каспии, судя по всему, еще далеко. Вот уже несколько лет, по оценкам участников переговорного процесса, степень готовности Конвенции о правовом статусе Каспийского моря находится на прежнем уровне, сторонам удается достигнуть продвижения по частным, узкоспециализированным вопросам, но не по всему документу в целом. На фоне затрудненного переговорного процесса о статусе Каспийского моря наиболее продуктивными и прорывными являются вопросы стабильности и безопасности в регионе. И первые результаты здесь появились по итогам 2-го Каспийского саммита, прошедшего 16 октября 2007 года в Тегеране. Президенты России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана подписали декларацию, содержащую 25 пунктов.

Данная декларация де-факто является политической договоренностью, которая на время завершения работы над правовой Конвенцией о статусе Каспийского моря стала основным проектно-юридическим документом, регламентирующим отношения подписавших ее сторон в сфере безопасности. Это утверждение справедливо в условиях отсутствия ратифицированных всеми пятью прикаспийскими странами международных соглашений по вопросам раздела акватории и шельфа моря (за исключением договоров о разделе северной части дна моря между РФ и Казахстаном, РФ и Азербайджаном, Азербайджаном и Казахстаном), проблемам безопасности, а также механизма принятия решений по совместным вопросам использования моря.

Самым важным итогом переговоров стало принципиальное решение о том, что Каспийское море объявляется «морем мира» и «все вопросы на море будут решаться прикаспийскими государствами мирными средствами». В то же время стороны подтверждают, что их вооруженные силы не направлены на остальные прикаспийские страны. Также стороны подчеркивают, «что ни при каких обстоятельствах не позволят использовать свои территории для совершения агрессии или совершения другого военного действия против любой из сторон». Общий анализ статей 13, 14 и 15 декларации, посвященных вопросам безопасности, свидетельствует, что юридически в регионе запрещено размещение военных баз третьих стран. Но ранее российской стороной было объявлено, что появление в регионе вооруженных формирований не прикаспийских государств будет расценено РФ как агрессия против нее, а это значит, что в существующих условиях в регионе не смогут находиться военные базы или другие военизированные подразделения третьих стран. Это создает условия, при которых безопасность в регионе должны обеспечивать только прикаспийские страны.

Итоги саммита в Тегеране имели стратегическое для обеспечения безопасности значение, так как исключают появление в регионе военных баз третьих стран, а также уменьшают вероятность проведения военной операции в акватории Каспийского моря.

Ценность данным договоренностям придает тот факт, что напряженность вокруг иранской ядерной программы была снята всего лишь менее года назад с приходом к власти Хасана Роухани. А до этого вероятность военного удара, пусть и воздушного, по военным и ядерным объектам ИРИ была достаточно высокая. Консолидированное решение каспийской пятерки в этот момент продемонстрировало, что никто из соседей не заинтересован в эскалации конфликта, его переходе в «горячую» фазу с непредсказуемыми для региона последствиями. А риски были действительно серьезными. Реализация ливийского сценария, а именно дезинтеграция такой крупной, многонациональной страны, как Иран, приведет к созданию долгосрочного фактора нестабильности, очага распространения терроризма, экстремизма, оружия, наркотиков.

В целом можно констатировать, что иранская дипломатия на каспийском, северном направлении в период особой напряженности стремилась за счет активизации сотрудничества с соседями обеспечить безопасность северных границ и избежать полноценной экономической и политической изоляции в условиях международных санкций, инициированных США.

18 ноября 2010 года в Баку состоялся третий Каспийский саммит на высшем уровне. Президенты подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, а также расширенное совместное заявление по итогам саммита. В подписанном в Баку Соглашении оговорены сферы, в которых стороны намерены осуществлять сотрудничество, например, борьба с терроризмом, браконьерством, организованной преступностью, контрабандой, а также указан перечень министерств и ведомств, отвечающих в каждой стране за исполнение обязательств в рамках Соглашения. Правда, стоит оговориться, что принятая на встрече президентов нормативно-правовая база не затрагивает военной безопасности. Это означает, что, несмотря на относительную продвинутость решения вопроса безопасности в этой сфере политикам, экспертам, военным и дипломатам еще предстоит провести серьезную работу.

Над чем еще надо работать и куда стремиться?

• Несмотря на в целом схожий подход сторон к обеспечению безопасности, к настоящему моменту в активе у пятерки нет полноценного международного соглашения о безопасности. Декларация имеет место, но ее значимость значительно ниже, чем международное соглашение. В условиях роста рисков и вызовов, а также наличия недоверия между соседями из-за нерешенности территориальных споров, данная ситуация приводит к гонке вооружений и росту напряженности на Каспии.

• Отсутствие соглашения по безопасности и какой-либо институциональной структуры по совместному обеспечению стабильности создает ситуацию, когда на Каспии нет координации ВМС стран региона, нет учений, даже двусторонних (Россия и Казахстан исключение, так как имеют площадку ОДКБ).

Такое положение вещей достаточно опасно, так как есть ряд вызовов. Потенциально взрывоопасная ситуация вокруг Афганистана (по скупым сведениям можно говорить о зарегистрированных инцидентах на афгано-туркменской границе). Стремительное появления Исламского государства Ирака и Сирии и его военные и идеологические успехи создают совершенно новую ситуацию в регионах, примыкающих к Ближнему Востоку, и требует от стран максимальной координации усилий по противодействию исламскому экстремизму, тем более в Каспийском субрегионе отмечается наличие террористических угроз (связи экстремистов в Дагестане, Казахстане).

В условиях снижения напряженности вокруг Ирана в связи с прорывом на Женевских переговорах в ноябре прошлого года встает вопрос о подготовке полноценного договора о безопасности, включающего себя основные пункты имеющегося Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности и Тегеранской декларации. Предложенная ранее Россией идея создания региональной организации по безопасности Касфор не нашла поддержки у ее соседей, поэтому сторонам в любом случае предстоит решить формат и механизмы обеспечения региональной безопасности.

В этой связи в условиях объективных сложностей с решением вопроса о международно-правовом статусе Каспийского моря представляется целесообразным и наиболее перспективным решение в первую очередь вопросов региональной безопасности посредством подготовки и подписания полноценного соглашения о безопасности с прописанными четкими механизмами ее обеспечения, например создание Совета глав ВМС и представителей Генштабов, создание комитета постоянных представителей ВМС для оперативного обмена данными и решения текущих вопросов, введение практики совместных маневров как военных судов, так и судов МЧС.

Таким образом, несмотря на то, что вопросы безопасности занимают серьезное место в переговорном процессе и отражены в ряде документов, работа в этом направлении еще не завершена полностью и не позволяет утверждать, что все вопросы региональной системы безопасности решены. Поэтому работа в данном направлении должна быть продолжена, в том числе и во время предстоящего саммита в Астрахани.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.