Чего ждут от нового генконсула Турции в Казани: мнение

Казань, 22 сентября 2014, 15:56 — REGNUM  Назначение 38-летнего Турхана Дильмача десятым по счету генеральным консулом Турции в Казани могло стать рядовым событием, однако ряд близких к Казанскому кремлю СМИ встретил его с восторгом. Это странно, учитывая, что на новой должности генконсул Дилмач (с 11 сентября) пока никак себя не проявил. Поэтому радостные отклики, видимо, стоит воспринимать как аванс за возможный прорыв в турецко-татарстанских отношениях.

Напомню, что предшественнику Дильмача г-ну Сабри Тунч Ангылы татарстанский официоз ставил в заслуги, в частности, открытие в Казанском федеральном университете в 2012 году Центра турецкой культуры имени Юнуса Эмре. При этом скромно замалчивался тот факт, что Фонд Юнуса Эмре (назван в честь средневекового турецкого поэта) эксперты характеризуют в качестве одного из проводников «мягкой силы» Турции, служащий для продвижения идей неоосманизма.

Не секрет, что из всех внешнеполитических партнеров Татарстана Турция занимает по торгово-экономическим показателям первое место (на втором месте — Казахстан). Поэтому для большинства турецких консулов в Казани был характерен упор на развитие именно экономических связей. Впрочем, с момента своего появления в республике в сентябре 1996 года представители Анкары не зацикливалась только на экономике, стремясь распространить свое политическое и религиозное влияние на Татарстан как можно шире.

Сеть татаро-турецких лицеев, в которых последователями Фетхуллаха Гюлена с начала 1990-х велась скрытая пропаганда пантюркизма, деятельность проповедников-исламистов, а также демарши татарских националистов официально не курировались диппредставительством Турции. Однако это не мешало действовать по каналам частных турецких организаций.

Вершиной «духовного» усиления турецкого присутствия в Казани стало избрание на пост муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в 2013 году, принадлежащего к турецкому исламистскому ордену «Исмаил ага». Впрочем, Сабри Тунч Ангылы, при котором это произошло, на пресс-конференциях подчеркивал, что деятельность турецких религиозных эмиссаров из организации «Нурджулар» он, как дипломат, не может комментировать, поскольку юридический запрет их деятельности в России является внутренним делом России. Тем не менее, это не помешало Турции усилить свое присутствие в научно-образовательной сфере Татарстана, что было с одобрением встречено национально-озабоченной частью татарской интеллигенции.

Шум оваций от назначения нового генконсула Турции в Казань, которым сейчас отметился ряд местных СМИ, вызван, видимо, желанием видеть в дипломате не только лоббиста экономических интересов Анкары, но и более активного проводника «мягкой силы», которой так страстно желает этнократия в Татарстане.

В этой связи не хочется, чтобы г-н Турхан Дильмач уподоблялся американским послам, которые вмешиваются во внутреннюю политику тех государств, в которых находятся. Торговля, бизнес, экономика — вот что должно быть приоритетом для турецких консулов в Поволжье. Татарстан — это часть России, и в орбиту политики неоосманизма, которая все чаще отходит от принципов кемализма, Казань входить не должна. Об этом стоит помнить новому генконсулу Турции.

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.