«Гибридная война»: НАТО объявляет Россию и ISIS «основными угрозами»

Москва, 18 сентября 2014, 19:26 — REGNUM  

США консолидируют своих союзников для использования их потенциала в военно-политических кризисах на Ближнем Востоке и на Украине. Наибольшую опасность для России представляет вовлечение в решение кризиса военно-политического блока НАТО. В начале сентября 2014 года в Уэльсе (Великобритания) прошел саммит стран-членов Североатлантического блока. В последовавшие после саммита дни политическая позиция руководящих структур НАТО по участию в кризисах была подтверждена.

На саммите НАТО в Уэльсе западный альянс определил Россию и «Исламское государство Ирака и Сирии» в качестве основных угроз для себя в области безопасности. 15 сентября 2014 года генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен в выступлении в центре Карнеги в Брюсселе разъяснял подобную стратегическую установку. Генеральный секретарь НАТО, в частности, тогда сказал: «Мы находимся на переднем крае новой битвы — новой битвы между толерантностью и фанатизмом, между демократией и тоталитаризмом, между открытыми и закрытыми обществами. В эту новую эпоху беспорядка и ревизионизма мы должны стоять твердо, и мы должны объединиться в качестве силы для борьбы за свободу».

На мероприятии в Карнеги Расмуссен отметил, что две угрозы западному миру различны, а, следовательно, реакция на них НАТО будет отличаться в каждом конкретном случае. Что касается России, то генеральный секретарь НАТО заявил, что она пытается создать замороженный конфликт на востоке Украины с тем, чтобы предотвратить вступление Украины в ЕС или в НАТО. Такое развитие событий, с точки зрения Расмуссена «мы не должны никогда признавать». Означает ли «непризнание» конкретное противодействие? В случае с Россией Расмуссен исключил прямое применение силы блоком НАТО. «Я не думаю, что Россия создает непосредственную угрозу для союзников по НАТО», — оправдывал он подобный подход.

Что касается «Исламского государства» (для его обозначения в западных СМИ стали использовать абревиатуру isis, т. е. «Исламское государство Ирак и Сирия»), то генеральный секретарь подтвердил стратегию «коалиции желающих» — т. е. «клуб» стран-участников внутри НАТО для военных действий против него. Создание под эгидой США коалиции из отдельных государств-членов НАТО для участия в прямой военной интервенции применялось и ранее, например, в случае с Югославией, Ираком, Афганистаном и Ливией. Подобный вариант предлагался США своим союзникам по НАТО и летом 2013 года в отношении Сирии. Такой подход не требует использования принципа единогласия при принятии решения в НАТО. Несмотря на это, на поверку в активном военном мероприятии оказываются задействованы главные военные державы альянса, т. е. используется основной военный потенциал блока НАТО.

На саммите НАТО в Уэльсе госсекретарь США Джон Керри утверждал, что военная борьба с «Исламским государством» будет длиться до трех лет. По окончании саммита госсекретарь Керри объявил, что для борьбы с Исламским государством Америка станет «ядром коалиции», в которую войдут 10 стран — США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Дания, Турция, Польша, Канада и Австралия. Правда, прямое военное вовлечение НАТО в военный конфликт в Ираке на саммите не обсуждалось. На пресс-конференции после завершения саммита НАТО президент США Барак Обама заявил, что он не намеревается посылать американские наземные войска в Ирак для борьбы с боевиками «Исламского государства». Однако не прошло и двух недель после саммита, как появилось сообщение, что американские сухопутные войска все-таки могут быть посланы в Ирак. Теперь остальным девяти участникам «ядра коалиции» предстоит конкретно определиться по этому вопросу. Очевидно, что прямое участие их в конфликте с технической точки зрения может оказаться различным.

Что касается украинского кризиса, то НАТО сохраняет известную дистанцию в отношениях с Украиной, поскольку опасается ответа России из-за наличия у нее ядерного оружия. Вмешательство США и его союзников по блоку НАТО в украинский военный конфликт пока остается непрямым. Военная помощь Украине стран НАТО ограничивается финансовой помощью и советниками для улучшения военного командования, управления и связи вооруженных сил Украины. На очереди стоит решение о военных поставках на Украину отдельными странами-участниками НАТО. Тем не менее, вариант ограниченного использования военных сил специального назначения, помимо поставок вооружений, уже рассматривается в военных штабах НАТО. Об этом можно судить по принятой на прошедшем саммите стратегии развертывания сил НАТО на его «восточном фланге». И в этом отношении саммит НАТО действительно послал «сообщение России, что ее действия имеют последствия».

Саммит подтвердил членам НАТО в Европе, особенно в Центральной и Восточной Европе, что альянс выполнит свои договорные обязательства по защите любого члена при возникновении угрозы. На саммите НАТО был одобрен конкретный «План действий по готовности» (Readiness Action Plan, RAP), который предусматривает размещение на территории восточных союзников НАТО семитысячной группировки сил быстрого реагирования и дополнительной военной инфраструктуры. На протяжении 1990-х годов НАТО концентрировало свои усилия на создании и использовании сил быстрого реагирования в любой кризисной точке на планете даже в том случае, если она находилась вне зоны военной ответственности блока. Поэтому изначально под силами быстрого реагирования подразумевалась та часть вооруженных сил, которая предназначена для решения внезапно возникающих задач в различных регионах. Помимо конкретных подразделений США, в силах быстрого реагирования были задействованы подразделения американских союзников в Европе, включая создаваемые в рамках Евросоюза многонациональные «европейские» бригады.

Но как будут выглядеть конкретно силы быстрого реагирования НАТО у его восточных рубежей? Еще во время прошедшего в начале июня этого года визита в Варшаву президент США объявил о плане выделения $1 млрд на нужды НАТО. Предполагалось, что большая часть из этих сумм пойдет на план быстрого реагирования в регионе, направленный против России. Теперь в случае с RAP предусматривается создание сил быстрого реагирования НАТО, нацеленных на конкретный регион Восточной Европы, граничащий с Россией. Таким образом, мы наблюдаем последовательное претворение плана, инициированного президентом США. Внутри имеющихся сил быстрого реагирования по плану RAP будут созданы специальные подразделения. Их еще иначе сейчас называют силами «очень высокой готовности». Иначе: в рамках сил быстрого реагирования будут созданы т. н. «передовые силы». Их численность, названная на саммите, составит 5 тыс. военнослужащих. Андерс Фог Расмуссен сообщил о 4 тыс. контингенте, т. е., как бы там ни было, но речь в обоих случаях идет об одной бригаде. Основу «передовых сил» составит группа в 1 тыс. военнослужащих со штаб-квартирой и местом постоянного базирования в Польше. Означенные силы будут находиться под прямым командованием Великобритании. Поэтому к означенной силе следует приплюсовать предоставляемый Великобританией контингент для участия в учениях в Восточной Европе в период до конца 2015 года. Численность его составляет 3500 военнослужащих, т. е опять же речь идет примерно еще об одной легкой бригаде.

Сообщалось, что готовность создаваемой на месте инфраструктуры для приема сил быстрого развертывания составит от 2 до 5 дней. В рамках этого срока группировка будет находиться в постоянной готовности к развертыванию при поддержке военно-морских, военно-воздушных и войск специального назначения стран НАТО. Последние заявления главнокомандующего военными силами НАТО в Европе генерала Филипа Бридлава проясняют стратегию применения плана RAP. Оказывается, «передовые силы» НАТО в регионе предназначены для противодействия стратегии «гибридной войны», использованной Россией в случае с Крымом и на востоке Украины. Теперь Бридлав полагает, что угроза «гибридной войны» в случае с Приднестровьем нависла над Молдовой.

Бридлав заявил, что в штабах НАТО, помимо пяти дней и «другого заданного времени», рассматривается срок в 48 часов для развертывания «передовых сил». Второй элемент плана, по Бридлаву — это создание в регионе Восточной Европы оперативно-тактического штаба НАТО, «который будет заниматься вопросами обеспечения коллективной обороны в соответствии с 5-ой статьей устава НАТО». Означенная структура вместе с развернутым подразделением «передовых сил» станут становым хребтом для выдвигаемых в кризисной ситуации в регион сил быстрого реагирования НАТО. Более того, как утверждает Бридлав, развернутые в Восточной Европе структуры НАТО будут заниматься подготовкой на случай экстренного выдвижения частей быстрого реагирования в страны, «которые географически расположены между НАТО Россией», т. е. в Североатлантический альянс не входящих. По заявлению американского генерала, регулярные военные учения НАТО с военнослужащими этих стран будут отрабатывать именно эту задачу. Таким образом, проходящие в настоящее время подо Львовом украинско-американские учения Rapid Trident служат именно этой цели. Таким образом, под предлогом противодействия «гибридной войне» НАТО начинает отрабатывать в конкретном районе тактику действия в наступлении передовых отрядов.

Европейская редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.