Эксперт: Сейчас «национальную карту» на выборах разыгрывать не рискуют

Якутск, 17 сентября 2014, 17:35 — REGNUM  В регионах, где есть несколько сопоставимых по массовости национальных общин, национальная карта на выборах может быть эффективна для того, чтобы размыть электорат главы региона и добиться проведения второго тура, сказал в интервью ИА REGNUM руководитель Центра анализа международной политики Института глобализации Михаил Нейжмаков.

«Хрестоматийный пример — выборы главы Башкирии в 2003 году, когда голоса этнических русских оттянул на себя Сергей Веремеенко, а татар — Ралиф Сафин. Однако губернаторские выборы последних лет чаще проходят в режиме „референдума о доверии“ главе, когда все конфликты элит, как правило, разрешаются вне предвыборной гонки. В этих условиях сама вероятность второго тура очень невелика. Да и кандидатов-»тяжеловесов", готовых поднимать такую рискованную тему, как правило немного. Соответственно, и используется данная тема на выборах глав регионов далеко не так часто, как в 90-е или начале 2000-х", — отмечает эксперт.

«В Республике Алтай национальная тема традиционно поднимается на выборах как главы, так и Госсобрания. В ходе нынешней кампании глава региона Александр Бердников получил поддержку, в значительной мере, в городах и районах с преимущественно русским населением. Его главный оппонент Владимир Петров имел успех в районах проживания алтайских коренных народов. Впрочем, национальная тема в ходе данной кампании всё же не обсуждалась столь остро, как на выборах главы региона в 1997 году. Как известно, тогда победитель предвыборной гонки Семён Зубакин сделал ставку на критику алтайских этнополитических элит и ориентировался именно на русских избирателей. Теоретически, для победы на выборах главы республики достаточно только голосов этнических русских (ведь они составляют около 56,6% населения по данным последней переписи). Однако русский электорат часто менее активен на здешних выборах. Да и действующие главы регионов, как правило, стараются консолидировать вокруг себя максимально широкий круг избирателей, а не делать ставку на поддержку какой-то одной электоральной группы, — говорит Нейжмаков. — Поэтому Александр Бердников сделал ряд реверансов в сторону алтайцев. Ещё в начале года он заявил, что в связке с ним кандидатом в члены Совета Федерации обязательно пойдёт представитель коренной национальности. Позже он намекнул о готовности инициировать дискуссию о захоронении мумии „алтайской принцессы“, на чем активно настаивали именно коренные жители. В то же время и Владимир Петров выбрал весьма осторожную тактику. Он много внимания уделил аграрным и экологическим проблемам, волнующим коренное алтайское население. Однако в публикациях, прямо или косвенно направленных на его поддержку, как правило, подчёркивалось, что политик имеет авторитет как среди коренных алтайцев, так и среди русского населения».

«В Якутии русские составляют 37,8% населения, но здесь главная битва традиционно идёт за якутский электорат, — продолжает эксперт. — Главный публичный оппонент республиканских властей, как правило, представляет именно „титульную“ нацию и апеллирует к близким ей проблемам — вспомним того же Федота Тумусова. Однако борьба на нынешних выборах главы республики не отличалась особой остротой. Так, тот же Тумусов не принял участия в выборах, а довольно популярная благодаря его авторитету „Справедливая Россия“ не выставила своего кандидата. То есть выборы в Якутии по стилю оказались близки к „референдуму о доверии“ действующему главе Егору Борисову. Там же, где нет острой предвыборной борьбы, национальную карту, как правило, разыгрывают куда реже».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.