Создатели «Велкам Хом» в Петербурге: «Если новому поколению нечего рассказать, то не надо пенять на того, кто не открыл дверь»

Наталия Эфендиева, 17 сентября 2014, 17:12 — REGNUM  

На днях в российский прокат вышел фильм «Велкам Хом». Обозреватель ИА REGNUM выяснял у создателей картины — режиссера и сценариста Ангелины Никоновой и соавтора сценария и актрисы Ольгой Дыховичной — почему они решили сменить жанр и откуда в регионах возьмутся зрители для настоящего кино.

— Ваш новый фильм «Велкам Хом» очевидно легче, чем предыдущий «Портрет в сумерках». Смена регистра была сознательной? Чтобы прийти в себя от мрачности и тяжести предыдущей работы?

Ольга Дыховичная:

— Расскажу свою версию. Да, это абсолютно сознательное решение режиссера Ангелины Никоновой. Успех её первой картины «Портрет в сумерках» был достаточно заметным. Однако у трезвомыслящих людей такие вещи вызывают тревогу. Тем более, тут же находятся добрые люди и говорят: «Ну, такая удача, потому что это первый фильм. Поглядим, каким будет второй». И на втором фильме оказывается столько нагрузки в виде ожиданий — зрителей, коллег, кинокритиков. Все это загоняет в некие рамки и получается, что режиссер не вправе быть свободным со вторым высказыванием. Ведь он вроде бы должен соответствовать. Поэтому сделать картину, сильно отличающуюся по киноязыку, сюжету, психологии — чтобы не зависеть от этих ожиданий и не стоять на цыпочках перед фестивалями или критиками или зрителями — не просто. И это волевое решение Ангелины. И всё что могло случиться со второй картиной и реакцией на неё — случилось. Но это очень закаляет. Зрители, обожающие «Портрет в сумерках» в каком-то смысле, наверное, разочарованы. Так как ждали другой жанр и драматургию. Зато оказалось, что «Портрет» нравится гораздо большему числу людей, чем в начале.

— А какие ожидания были? Хотели историю еще трагичнее, мрачнее?

— Наверное, развития темы про темные стороны человеческой души, которые были в «Портрете». А тут легкая комедия про эмигрантов.

— Ну, она все-таки относительно легкая. Печального там не меньше, чем забавного и смешного.

— По форме — лёгкая. Конечно, там есть печальное содержание. Я, честно сказать, была напугана решением Ангелины идти по другому сценарию именно своего режиссерского пути. Но сейчас понимаю — всё было верно. Теперь Ангелина вольна выбирать темы, жанры, актеров, страну, зрителя.

— Смена жанра без усилий далась вам?

Ангелина Никонова:

— Меня вдохновляют сложности и свежесть в подходе. Худшее, что со мной может случиться — делать похожие вещи. Мне быстро наскучит. И там точно нет никакого вдохновения. А вот исследовать разные жанры очень интересно. Любопытно было бы сделать фильм ужасов, к примеру. Коммерческий фильм. Экшен, комедию или мелодраму — совершенно не важно. Я точно не брезгую жанровым кино и для меня это вызов.

Ольга Дыховичная:

— Для меня, как для актрисы, «Велкам Хом» стал счастливым шансом. Я это уже поняла. Хотя и боялась такой роли. Так как не знала, на что опереться внутри себя. Все предыдущие работы, так или иначе, были связаны с какой-то органикой, как-то совпадали с тем, чем живу и что чувствую. Тут же совершенно иная героиня и потребовалось настоящее перевоплощение. Я в себя не очень-то и верила. И чрезвычайно благодарна режиссеру, которая не пошла на поводу моих страхов, а увидела меня в этой роли и настояла на том, чтобы попробовать.

— В вашем ответе сейчас прозвучала реплика «не вставать на цыпочки перед зрителями, критиками, фестивалями». Я правильно понимаю, что внутри все-таки живет мысль о соответствии или несоответствии чьим-то вкусам и предпочтениям? За которой встает вопрос свободы и несвободы движения.

Ольга Дыховичная:

— Я как раз благодарна Ангелине за возможность делать то, во что верим только мы. Когда давали читать сценарий разным людям, нам отвечали: «Зачем такая легковесная история? Давайте уж сделаем настоящий фильм про то, как живут эмигранты, лавируя между трагедией и фарсом». Но все-таки в одной человеческой жизни редко когда случается большое количество трагических событий. В кино же такое зачастую. Соответственно, Ангелинин выбор — рассмотреть человеческую жизнь в движениях, нюансах, деталях, а не в катастрофических обстоятельствах, где герой вынужден выживать. И сейчас есть зритель, который никогда бы не встретился с нами, если бы посмотрел только «Портрет в сумерках». Не исключено, что аудитории этих двух картин даже объединятся в рамках следующей работы.

Ангелина Никонова:

— Свобода, конечно, дается не просто. После второй картины я чувствую себя свободной от той ниши, куда могла зайти легко и просто. Многие на моем месте продолжили бы этот успешный, фестивальный путь. Я же испугалась, что тогда не смогу снимать разные фильмы и от меня будут ждать всё то же. Безусловно, намеренно идти против ожиданий тяжело. Нужны большая смелость и много сил, и действительно иногда физически больно сталкиваться с разочарованием. Но без этого я не мыслю своей профессиональной жизни.

— Помимо работы в кино, вы уже несколько лет организовываете фестиваль независимого кино 2morrow/Завтра. И на прошлой неделе запустили сбор денег на него, поскольку ни Министерство культуры РФ, ни департамент Москвы с финансированием не торопятся.

Ольга Дыховичная:

— На данный момент да, все молчат. Но мы надеемся, город нам поможет, предоставив хотя бы площадку. — То есть и площадки уже нет? Ведь фестиваль проходил в Центральном доме художника. И раньше — в кинотеатре «35 мм».

Ангелина Никонова:

— Не совсем так. Площадки просто нет. Вы же знаете репертуар мультиплексов, и его не отменяют даже для Московского международного кинофестиваля. Заходите и видите на афише какую-нибудь очередную «Панду», «Спайдермена»…

Ольга Дыховичная:

— А между ними идет, например, Михаэль Ханеке.

Ангелина Никонова:

— Мы с Ольгой просто создавали фестиваль в стенах ЦДХ — буквально снимали картины и переоборудовали пространство для кинопоказов.

Ольга Дыховичная:

— Соответственно, когда мы говорим о площадке, то речь идет о создании фестивального центра. Безусловно, рассматривается вариант и с небольшим кинотеатром. Но мы столько сил отдали, чтобы заполнить залы на 600 мест, что такое решение дастся с сильной болью. Это ведь аудитория, которую мы можем потерять. Надеемся, что правительство Москвы все-таки изыщет ресурсы и предоставит пространство для кинопоказов. Что будет огромным подспорьем.

— Если представить худший сценарий — с площадкой проблема не решится и собранных денег окажется недостаточно для проведения фестиваля — что дальше? Будете ли вы бороться и пытаться найти финансирование на следующий год?

Ольга Дыховичная:

— Мы запустили краудфандинговый проект и цифра радует. Если набранная сумма будет не очень большая, всё равно потратим её на фестивальное событие. Сколько удастся, столько и соберём. И постараемся сохранить концепцию. Что будем показывать, кто приедет — пока не знаем, потому что сейчас как бы в открытом море и выбираем тот курс, который показывают приборы. Мы сейчас не связаны ни конкретным форматом, ни датами, и можем выбирать. Конечно, поборемся в этом году. Дай бог всё состоится. Да и ситуация меняется. Время сейчас очень быстрое. Вот условно — всех пугает застой. Понятно, что раньше он мог длиться не один год, но сейчас новое поколение настолько привыкло к другому ритму жизни и поглощения информации, что возможно через год мы окажемся в совершенно другой стране, которая уже пресытится только патриотическим кино, фальшиво-добренькими речами, ненастоящими отношениями между людьми. Это всё может произойти в течение короткого срока. И люди захотят смотреть настоящее кино. С нормальными человеческими отношениями и реакциями.

— А зрителей-то достаточно, которые действительно захотят смотреть это настоящее кино? В Москве и Петербурге, пожалуй, да. А в регионах?

Ольга Дыховичная:

— Вы знаете, мы мечтаем о том, чтобы у нашего фестиваля появилось эхо и какие-то региональные события. У 2morrow есть программа «Офсайд», в которой показывается региональное кино. И раз там снимают такое кино, то могу только представить какие там зрители. Есть потрясающие киноклубы в Екатеринбурге, Ижевске, Перми, Владивостоке. То есть эти люди уже есть, и возможно их следовало бы объединить. Или, может, стоит развиваться по горизонтали, а не объединять всех в какую-то вертикальную институцию.

Хотели работать с Псковом, как с одним из регионов для эха фестиваля, поскольку там есть зритель, готовый к экспериментам. Но на это тоже нужна воля губернатора. К сожалению, в нашем партнерстве она не случилась. Но публика есть.

— Если говорить про отношения власти и кино, то сейчас от кинематографистов требуют, как правило, фильмов конъюнктурных, то есть патриотических, идейно выверенных и так далее. Наш кинематограф способен сохранить лучшее, что у него есть сейчас, в таких обстоятельствах? Не превратится в нечто совсем уж кондовое и малопригодное для просмотра? В духе позднесталинского кинематографа.

Ангелина Никонова:

— Отчасти, наверное, превратится. Но мы ведь уже не в 1950-х и элементарный технический прогресс налицо. Фильмы можно снимать на цифровые устройства, монтировать и озвучивать на домашнем компьютере. Сейчас иные возможности, и остановить процесс самовыражения авторского кино невозможно. Другой вопрос — где это показывать. Но опять же — Интернет никто не отменит. Можно конечно постараться и его отменить, но это вряд ли получится.

Ольга Дыховичная:

— Мы привыкли жить в некой разрешительной системе координат — кто-то должен кому-то чего-то разрешить, открыть дверь, впустить и так далее. И в этом смысле огромная ответственность сейчас лежит на молодом поколении, которое не обременено ностальгией по советскому прошлому. Да, порой они даже не знают и путают Сталина, Ленина, Дзержинского и т.п. С одной стороны, конечно, горько и печально, что люди не помнят и не знают свою историю. С другой — они без пут на ногах, которые заставляют нас сомневаться и бояться. Есть надежда на то, что это поколение без страха в подкорке. Однако если они начнут объяснять, что чего-то не могут, так как нет денег, и какой-то дяденька не пустил в такую-то дверь, это будет фиаско и приговор всему поколению. У них нет права на такие вещи. Они выросли в свободном обществе, в достатке, и должны уметь рассказывать свои истории. А если нечего рассказывать, то тогда не надо пенять на того, кто не открыл дверь.

— Вот, кстати, про образование. На фестивале ведь есть кампус Partzian. Что с ним сейчас?

Ангелина Никонова:

— Я надеялась дать ему старт на фестивале. А дальше — найдётся финансовая поддержка, например, в лице государства, которое подхватит эту идею, и кампус продолжит жизнь в течение года. Бегать с протянутой рукой по стольким вопросам в нашем случае просто невозможно. На фестиваль руку тянем, иногда на кино. Смотрим — уже и руки закончились. Чем просить? Инициатива настолько правильная, что в какой-то момент думаешь: «Ну, сколько же нужно доказывать, что мы работаем на улучшение!?» Одни говорят, что нужно развивать отечественное кино, на каждом углу, с транспарантами. Мы же молча делаем. Но, видимо, такой подход не приветствуется. Надо ходить, что-то кричать и, вяло, левой ногой делать дело. А у нас уже есть результат полезный и нужный в лице студентов, снимающих свое кино. Поддержка действительно нужна, потому что мы не собираемся фильтровать обучающихся по фактору их обеспеченности. Это неверно. Мы хотим поддерживать горящих профессией людей. Для чего нужен хотя бы стартовый капитал. Пока этого нет, и придется сделать очередную промо-версию кампуса. Беседовала Наталия Эфендиева

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.03.17
Дания: отправив солдат в Эстонию, мы защитимся от агрессии России
NB!
29.03.17
Битва за Арктику: Госдума вспомнила о приграничном сотрудничестве в регионе
NB!
29.03.17
Путин и Лукашенко 3 апреля обсудят функционирование единого рынка ЕАЭС
NB!
29.03.17
Порошенко: Россия строит «альтернативную Европу»
NB!
29.03.17
Тефт: Тиллерсон прибудет в Москву и встретится с Лавровым и Путиным
NB!
29.03.17
Лавров: Порошенко «хоронит» Минские соглашения
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Православные активисты оспорят в суде референдум по Исаакию
NB!
29.03.17
Молдавия: Спикер парламента указал президенту Додону его «место»
NB!
29.03.17
Кургинян: Запрещая обсуждение проблем, власть развязывает руки «навальным»
NB!
29.03.17
Кургинян о власти: Система работает против лидера
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: Когда сначала запрещают, потом позволяют — система рушится
NB!
29.03.17
Кургинян об акциях 26 марта: «Нас волокут в катастрофу распада страны»
NB!
29.03.17
Украину могут отстранить от «Евровидения» из-за ситуации с Самойловой
NB!
29.03.17
«США нужно менять курс в Азии, иначе велика вероятность войны с Китаем»
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: «Пропаганда «борьбы с коррупцией» идет в школах»
NB!
29.03.17
«Ситуация в школе — самая главная проблема», — о причинах протеста 26 марта
NB!
29.03.17
Кургинян: Гражданское общество не отдаст государство под снос «навальным»
NB!
29.03.17
«Пока мы ничего не предложим молодежи, будет побеждать Навальный»
NB!
29.03.17
Первый пошел? Ливан может сделать ставку на создание гражданской нации
NB!
29.03.17
«Патриотического движения на улице нет»
NB!
29.03.17
Расстрел генконсульства Польши на Украине: опять виновата Россия