Стоит ли менять дату единого дня голосования? Мнение эксперта

Москва, 17 сентября 2014, 15:13 — REGNUM  Специально для ИА REGNUM комментарий генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева.

На прошедшем в Москве 15 сентября Медиафоруме лидеры трех парламентских партий Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, и Сергей Миронов выступили за перенос единого дня голосования с сентября на март. При этом приводится два взаимосвязанных аргумента: при сентябрьских выборах предвыборная агитация приходится на лето — период отпусков, что резко снижает эффективность агитации — делает её почти бессмысленной; второе воскресенье сентября — время дачных полевых работ, люди вместо выборов сидят на огороде. Если перенести дату выборов, то агитация станет реальной, и люди на выборы придут.

Данное предложение породило широкий отклик в экспертной среде, как в столице, так и в регионах. При этом мнения экспертов разделились: одни горячо поддерживают эти предложения, другие резко против.

В чем тут дело, так ли уж важна дата голосования? Давайте подумаем.

Горячность спора связана, на наш взгляд, с низкой явкой на выборах 14 сентября этого года, в первую очередь — в Москве и Петербурге. Лидеры политических партий увидели проблему и предложили свое решение. Поскольку вопрос важный и острый, и политологи высказали свое отношения к предложению. Все, в принципе, нормально.

Но возникает вопрос: является ли данное решение решением проблемы — поможет ли перенос выборов повысить явку и сделать выборную кампанию более эффективной?

На наш взгляд, нет.

Полевых работ весной не меньше, чем осенью, и в части регионов они начинаются как раз в марте. Так что, с точки зрения конкуренции между дачным и избирательным участком, ситуация в марте вряд ли будет существенно отличатся от ситуации в сентябре. Агитация в феврале может идти чуть лучше, чем в августе. Зато процесс регистрации кандидатов выпадет как раз на январь. Так что процесс сбора подписей (в тех случаях, когда он нужен) будет серьезно затруднен. А значит выигрыш будет эфемерным, а трудностей и проблем будет больше.

Но это ещё полбеды. Есть проблемы и посерьезней.

В случае весенних выборов вновь избранные власти не смогут принять участия в бюджетном процессе — формировании бюджета на год избрания. Подготовка и утверждение бюджета идет именно осенью. Таким образом, бюджет будет формироваться теми, кто не будет отвечать за его исполнение, что вряд ли пойдет на пользу бюджету, а новые власти будут жить по правилам, написанными не ими. В этой ситуации не только выполнение предвыборных обещаний, но и любые усилия по изменению экономической и социальной политики, в конечном счете — модернизации региона будет автоматически откладываться на год. Или новые власти должны будут нарушать бюджетную дисциплину, что как минимум внесет неразбериху в отношения федерального, регионального и местного бюджетов. То есть, либо полугодичная управленческая стагнация, либо нарастающий управленческий хаос.

Так что лучше осени, при всех её недостатках, варианта не найти.

Что же касается явки, то за нее нужно бороться политическими средствами: четкостью программ, яркостью агитации, более активной работой с людьми, а не поиском «удачной» даты выборов. Хотя сегодня добиться высокого процента явки действительно труднее, чем 10 лет назад. И дело здесь не в неудачном дне, как думает наша «большая тройка», и не в апатии и скрытой оппозиционности населения, как говорят наши либералы. Сегодня в России в целом и в регионах в частности сложилось мощное пропутинское большинство. Оно осознает себя настолько сильным, а свое положение настолько прочным, что не воспринимают политическую деятельность оппозиции как угрозу себе, и поэтому теряют интерес к политической процедуре. Поэтому, если бы явка поднялась, то выиграла бы на этом именно власть — оппозиция выжала все что, что только возможно, из текущей ситуации. Любой «прирост» мог быть только у власти. Но, если все так очевидно, то почему же такие опытные парламентарии как Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, или человек, в недавнем прошлом руководивший Советом Федерации — Сергей Миронов не могли не понимать последствий своих предложений для межбюджетного процесса.

Тем более, не стоит подозревать этих маститых политиков в желании нанести вред собственной родине. Но тогда почему? Данное предложение является ярким проявлением политического подхода к решению проблем. Для политика главное — сохранить симпатии избирателя. А избирателю — не политику, не государственному деятелю — импонируют простые решения. Ему кажется, что он их (простые решения) понимает, и эта понятность для него — главное достоинство решения. Поэтому политик в выборе между эффективным решением и простым решением вынужденно выбирает простое. И наша «большая тройка» в этом не отличается от других политиков: нет явки в сентябре — перенесем выборы на март.

Но принимают решения в России не политики, а государственные деятели, а для них главным является эффективность, а не простота.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail