Андрей Епифанцев, Иннокентий Адясов. Восточный минимум для Новороссии и Украины

Москва, 3 сентября 2014, 13:14 — REGNUM  

Мы стали свидетелями не до конца понятной ситуации, когда на переговорах в Минске представители ополчения вроде бы сделали заявление о том, что они могут согласиться жить с Украиной в едином государстве при выполнении ею определенных условий. Это заявление вызвало широкий и в массе своей негативный резонанс в российском обществе, после чего лидеры ополченцев от него отказались.

Сложно сказать, что явилось причиной произошедшего. Скорее всего, оно отражает политические процессы, происходящие сейчас с определением контуров будущей Новороссии и идущие как в самой Новороссии, так и в России. На наш взгляд, большинство неравнодушных, эмоциональных, а не рациональных людей заявляет, что после всего того, что было, после массовых смертей и преступлений, устроенных киевской хунтой, совместное будущее Востока и Киева уже невозможно, в то время как думающий рационально Кремль клонит дело к сохранению Донецкой и Луганской областей в составе Украины, но на определенных условиях. Исходя из этого, возможно, мы были свидетелем информационного вброса на тему прощупывания реакции общества на заключение компромиссного соглашения между Новороссией и Украиной.

Две указанные позиции борются как в публичном, так и в непубличном пространстве и, если сторонников первой легко понять на эмоционально-патриотическом уровне, то за Кремлем стоит сухой расчет и осознание неприятных последствий, к которым может привести стремление Востока Украины к полному отделению.

Требование независимости Новороссии и его поддержка Россией приведет к превращению ДНР и ЛНР в очередные Приднестровье, Абхазию и Южную Осетию. Как таковое это не критично, но будет означать, что все бремя восстановления и последующего содержания этих республик Россия должна будет взять на себя. Кроме этого, мы получим значительно более серьезные санкции и в средне-длинном периоде будем слабеть. Это также приведет к еще большей радикализации оставшейся части Украины, к нарастанию там еще больших антироссийских настроений и к сотрудничеству Украины с Западом, но теперь уже не только в политической и экономической, но и в военной сфере. Получая Донецк и Луганск, мы теряем Киев и Украину в целом, а такой результат никак не может быть поставлен в качестве задачи.

Вместе с тем, мы считаем, что существует поле компромисса, которое при определенных условиях может обеспечить все три задачи: выполнение требований жителей Донецка и Луганска, сохранение этих областей в составе Украины и соблюдение интересов Москвы в разрешении украинского кризиса. Имя этому компромиссу будет КОНфедерализация, т.е. превращение Новороссии в значительной степени независимое государство, имеющие более широкие права, чем простые федеральные субъекты, но в составе Украины.

При этом часть уже озвученных (и затем опровергнутых) требований можно взять за основу, хотя в целом выдвинутые условия стоит считать весьма неудачными и явно заниженными. Так, требовать свободных выборов, права назначать прокуроров и судей, восстановления Донбасса вообще бессмысленно, т.к. Киев уже готов предоставить эти вещи даже в своем куцем и неадекватном плане децентрализации. Объяснить стремление к компромиссу на основании этих невероятно заниженных требований своим же собственным солдатам, сражающимся сейчас на Востоке, будет совершенно невозможно и дальнейшие разговоры на этой основе просто подорвут их моральный дух. Ведь они не за право назначать прокуроров сражаются!

На наш взгляд, основной контур компромисса должен включать следующие положения: Новороссия получает право ведения собственной экономической, налоговой, информационной, образовательной политики. Она получает собственную полицию, которая будет иметь тяжелое вооружение и, в принципе, будет мало чем отличаться от армии. Русский и украинский становятся двумя равными государственными языками. Украина становится нейтральным внеблоковым государством, изменение этого состояния, либо попытки ограничить вышеуказанные права и свободы автономных регионов дадут им право выхода из ее состава. При этом Россия с согласия Киева принимает на себя обязанности гаранта неприкосновенности границ Новороссии.

Требование особого экономического статуса, позволяющего Новороссии тесно сотрудничать с Таможенным Союзом, уже есть в озвученных положениях и оно архи-важно само по себе. Надо понимать, что это может привести к тому, что на Украине сформируются две экономические зоны, одна из которых будет ориентирована на запад, а другая на восток. Это может привести к установлению разных тарифов на продукцию внутри страны, что повлечет за собой создание внутренних таможен. Возможно, это и есть компромиссный выход для страны, разрывающейся между двумя экономическими блоками.

Налоговая политика Новороссии должна исходить из принципов так называемого «бюджетного федерализма», о котором уже говорят в Киеве, т.е. резкого перераспределения собираемых налогов в пользу регионов Украины. Но, в определенном смысле, — наоборот. Не соглашение со спущенной из Киева несколько сниженной по сравнению со временем Януковича, налоговой ставкой, которую Донбасс должен будет отсылать в центр, а перевод в Киев налогов только на четко оговоренные федеральные цели: международные отношения, транспорт и связь, оборона, экология, наука и т.д. При этом подавляющая часть налогов должна оставаться в Новороссии и из них идти на выплату зарплат бюджетникам, включая и зарплаты работникам МВД.

Установление подобной экономической и фискальной политики крайне важно, т.к. именно они будет определять доходную часть бюджета, которая потом в том числе будет использоваться для восстановления Донецкой и Луганской областей.

Требование собственной информационной и образовательной политики в озвученных условиях не содержатся и, мы уверены, что это очень и очень большая ошибка! Только двадцатилетнее промывание украинцам мозгов при помощи СМИ, а также оболванивание молодого поколения могло привести к той трагедии, которая развернулась теперь. У Новороссии должно быть право на предоставление информации, так как она считает правильным, и на обучение молодежи не в духе «Бандера, Шухевич — герои Украины», а на традиционных ценностях русского мира. Посмотрите на нынешнего министра образования Украины: Сергей Квит — ярый националист, фанат Бандеры, по инициативе которого сейчас на Украине проходят «Уроки ненависти», где скандируют «Смерть ворогам!». Разве можно отдавать молодежь Востока в руки таким людям? Сохранение киевской информационной и образовательной политики неминуемо приведет к тому, что даже если ДНР и ЛНР выиграют сейчас, то в горизонте 10-20 лет они все равно проиграют.

Полиция Новороссии должна строиться по принципам территориальных сил самообороны и наряду с гарантиями России должны обеспечить ситуацию, когда ни один новый Ярош не захочет насаждать там свои ценности с помощью танков и «Градов». Силы самообороны «народных республик» могут быть включены (интегрированы) в состав территориальных органов в Донбассе (такие прецеденты были после завершения гражданских войн в Боснии и Герцеговине и в Таджикистане). Данные силы должны иметь двойное подчинение, то есть местным избранным властям (без их санкции они не могут быть использованы) и опосредованно Киеву.

Отдельным пунктом можно выдвинуть федерализацию всей Украины, предложить которую можно посредством проведения широкой и свободной, подчеркиваем, свободной дискуссии в украинском обществе по поводу наделения ее регионов автономными функциями с последующим проведением во всех областях референдумов. Это важный, но не бесповоротный пункт переговоров и, если Киев примет остальные условия, но не согласится на это, его, на наш взгляд, можно будет снять.

К вопросу о согласии Киева. Оно не однозначно и не бесспорно, но весьма вероятно, хотя и произойдет, наверное, не сразу. Для нынешней украинской власти это будет означать не только унижение и признание своего поражения, но и невозможность ведения антироссийской политики и политики стирания русской идентичности у собственных граждан, а значит, крах «западеньского» проекта по крайней мере на значительной части востока страны. Более того, для него это будет означать обязательность ведения умеренной внешней и национальной политики потому, что в обратном варианте автономные регионы смогут законным образом выйти из ее состава. Радикально западный и антироссийский курс развития страны теперь станут невозможными.

Согласиться на такое украинским националистам будет ой как непросто! Но какова для них будет альтернатива? Проигранная война и нежелающий воевать народ, полный коллапс экономики, социалки и коммунального хозяйства, холодная зима, та же невозможность присоединиться к НАТО из-за отпавших регионов (кстати, еще неизвестно как отреагирует ЕС на договор об ассоциации с Украиной в условиях независимых ДНР и ЛНР) и как следствие постоянные майданы в Киеве? Лучше ли это предложенных условий, особенно с учетом того, что Киев уже и так согласен на особый статус Донецка и Луганска, а Запад, который еще вчера говорил, что федерализация для Украины неприемлема, теперь как раз выступает за нее.

Конечно, будет наивным признать, что Киев сразу согласится на все вышеизложенные условия. Скорее всего, он поступит как в песне: «Сняла решительно пиджак наброшенный». И вот тогда России и Новороссии следует действовать в двух направлениях: а) продолжать и даже активизировать военные действия, освобождая территорию ДНР и ЛНР и, более того, обязательно пытаться вывести ее за их пределы и б) пытаться найти общий язык с Европой и совместно навязать Киеву принятие этих условий. Некий Дейтон-2, по типу того как европейские страны вынудили Боснию и Герцеговину на прекращение войны и принятие конфедеративных условий. Заявив о поддержке такого мирного плана, в глазах Запада, а особенно в глазах ожидающей мира Европы, Россия перестанет быть разжигателем войны, а превратится в миротворца, в то время как отказывающийся от условий мира и предпочитающий войну Киев, будет, наоборот, выглядеть очень неприглядно.

Таким образом данные условия позволят найти компромисс и дать «заинтересованным сторонам» все, что они хотят, но в пределах рационального и разумного. Жителям Новороссии — де-факто независимость, гарантии неприкосновенности и российскую ориентацию, Украине — целостность, хотя и не абсолютную, что уже невозможно после наплевательского отношения к своим гражданам и такой жестокой и бездарной военной операции на Востоке, России — удержание Украины на крючке, прекращение ее резкого крена на Запад и отмену санкций, Западу (в основном Европе) — прекращение войны и безопасность газовых потоков. Разве не этого они добиваются?

«Ну а что же Крым?» — спросите вы. А вот этот вопрос, на наш взгляд, надо выводить за скобки. Выставление условия признания выхода Крыма автоматически поставит крест на любом соглашении с Украиной, а значит не надо делать Донецк и Луганск заложниками крымской ситуации.

И последнее. Говоря о конфедерации, нужно признать, что одним из наиболее ярких ее проявлений были Североамериканские конфедеративные штаты, существовавшие в середине XIX века. Их красный флаг с наложенным на него андреевским крестом очень сильно похож на нынешнее военное знамя Новороссии. Может быть, неспроста?

Андрей Епифанцев, Иннокентий Адясов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.