Дмитрий Семушин: Военная система Швейцарии и украинские мечтания

Дмитрий Семушин, 2 сентября 2014, 14:22 — REGNUM  

Украинская армия в будущем будет строиться по швейцарской модели, объявил 25 августа министр обороны Украины генерал-полковник Валерий Гелетей в эфире ТСН. «Больше всего для украинцев подходит швейцарский образец», — отметил он, добавив, что этот формат поможет каждому украинцу встать на защиту государства во время опасности.

Через пару дней, 27 августа, экс-олигарх Михаил Ходорковский написал из этой самой Швейцарии: «Мы воюем с Украиной. По-настоящему. Посылаем туда солдат и технику. Украинцы дерутся хорошо, но отступают. Силы, конечно, неравны». Швейцария не воюет с Украиной, но, тем не менее, украинская армия терпит очевидное поражение, а министр обороны мечтает о швейцарской военной системе, которая смогла бы в будущем в большой войне обеспечить Украине большую победу.

Чем же так привлекательна в военном отношении для Украины Швейцария? «Римский Папа, сколько у него дивизий?» — добивался в свое время Сталин у министра иностранных дел Франции Лаваля. У Римского Папы нет дивизий, но зато есть швейцарская гвардия Ватикана — воспоминание о наемной швейцарской пехоте, бившей всех подряд во второй половине ХV и начале ХVI веков. Но времена, когда швейцарцы числились в разряде лучших воинов Европы, а Вильгельм Телль попадал в яблочко, канули в Средневековье.

Склонность Гелетея к швейцарской военной системе объясняется просто. 18 августа Министерство обороны Украины известило о том, что разрабатывается новая концепция общевойсковой подготовки населения, основой которой должен стать «принцип территориальной обороны». Планируется, что прохождение курса начальной военной подготовки станет обязательным для каждого гражданина Украины. Для женщин предусматривается прохождение курсов оказания медицинско-санитарной помощи и гражданской обороны. Еще ранее, 18 июня, Верховная рада Украины приняла в первом чтении законопроект "О внесении изменений в статью 28 Закона Украины «О воинской обязанности и военной службе», по которому возраст состоящих в запасе второго разряда и имеющих воинские звания рядового, сержантского и старшинского состава, а также младшего и старшего офицерского состава увеличивается до 60 лет, высшего офицерского состава — до 65 лет. 28 августа 2014 года Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) объявил, что с осени 2014 года возобновляется обязательный военный призыв на срочную службу в вооруженные силы страны. Таким образом, от плана создания полностью профессиональных вооруженных сил охваченная смутой и гражданской войной Украина отказалась.

Итак, «территориальная оборона» плюс обязательный призыв всего и вся, плюс расширение запаса вплоть до сроков старости и немощи, — вот три элемента из современного военного строительства на Украине, которые внешне напоминают существующую швейцарскую военную систему. Заметим, что в театре военных действий АТО на востоке Украины в составе территориальных батальонов в последнее время среди пленных были отмечены странные персонажи в рядовом составе в возрасте под 50 — крайнем сроке для запаса с точки зрения ландштурма швейцарской армии образца 1960-1995 годов. Правда, ни один бы швейцарский стратег, заметим мы, не догадался использовать ландштурмистов в первой линии для наступления.

В свое время европейские социалисты II Интернационала были одержимы идеей преобразования европейских армий посредством «всеобщего вооружения народа» в милицию. Накануне Первой Мировой войны социалисты видели в этом средство для преодоления отчуждения пролетариата от государства с его инструментом классового подавления — постоянной армией. Милиционная армия, с их точки зрения, была гарантией от полуфеодального милитаризма с его влияния на общество. Идеей милиционной армии переболели в России и большевики в 1917 году. В качестве социалистического эталона милиционной армии в начале ХХ века считалась швейцарская армия, строившаяся по принципу всеобщего вооружения граждан Швейцарии. Ни Жорресу, ни Бебелю, ни Лафаргу, — всем этим борцам с европейским милитаризмом в страшном сне не могло бы привидеться, что ровно спустя 100 лет после начала Первой Мировой войны на далекой окраине Европы в охваченной на периферии гражданской войной Украине военные стратеги именно в швейцарской милиционной модели увидят рецепт тотальной милитаризации общества.

Временной точкой отсчета современных Вооруженных сил Швейцарии следует считать 1798 год. При рождении постоянная швейцарская армия была опалена огнем Великой Французской революции и последовавших за ней наполеоновских войн. Но лишь военная реформа 1817 года начала создавать швейцарскую армию на основе милиционной системы. В этой армии только инструкторы были кадровыми военными. Численность армии на основе федерального договора была определена в Швейцарии в 32886 человек. Новобранцы определялись по жребию с возможностью замены при расчете два человека на сотню жителей. Изначально швейцарская система закладывала высокую норму численности армии относительно мирного населения страны. Основанное в 1819 федеральное военное училище в Туне, совместные тренировочные лагеря, швейцарские военные клубы (офицерский клуб был основан в 1833 году) внесли важный вклад в консолидацию разноязычной нации и формирование швейцарского национального идентитета. Швейцарская милиция строила нацию Швейцарии.

По реформе 1850 года численность швейцарской армии была увеличена до 100 тыс. человек, а реформа 1874 года отменила комплектование швейцарской армии по жребию, установив всеобщий призыв. Швейцарская милиционная армия в деле комплектования резервов стала строиться по прусскому образцу с подразделением на резерв первой линии — аусцуг, ландвер и ландштурм (ополчение). В результате армия Швейцарии численно тогда возросла до 215 тыс. человек. В мирное время она состояла из 8 дивизий, 16 бригад и 32 полков. В таком виде к началу ХХ века швейцарская армия стала классикой милиционной системы комплектования регулярных вооруженных сил.

Все бы хорошо, но в практическом плане милиционная армия Швейцарии никогда не была испытана на поле боя в серьезном военном конфликте. Последняя война на швейцарской земле с применением вооруженных сил во внутреннем гражданском конфликте имела место в 1847 году. Альтернативой милиционной армии в Швейцарии было широкое распространение иностранного наемничества швейцарцев. Оно давало им военный опыт. Однако последними большими войнами, где использовались подразделения швейцарских наемников, стали войны Рисорджименто за объединение Италии в период 1848-1871 годов. Иностранное наемничество в Швейцарии было запрещено в 1927 году и стало уголовно наказуемым преступлением. Исключение было предусмотрительно сделано лишь для папской гвардии, которая к тому времени приобрела бутафорский характер. Получение военного опыта за рубежом стало невозможно для швейцарцев, хотя граждане Швейцарии и сражались в гражданской войне в Испании и в рядах германских «Ваффен-СС», в том числе, на Восточном фронте.

За всю свою историю швейцарские Вооруженные силы, строящиеся на милиционной системе, имели четыре всеобщие мобилизации, ставшие ответом на угрозу суверенитету и нейтралитету Швейцарии: в 1856 года в ответ на угрозу Пруссии, в 1870-1871 годах в ответ на франко-прусскую войну, 3 августа 1914 года в ответ на начало Первой Мировой войны и 1 сентября 1939 года в ответ на начало Второй Мировой войны. Швейцарская армия была даже вовлечена в воздушные сражения Второй Мировой войны с германским «Люфтваффе» и ВВС США. Также швейцарская армия неоднократно использовалась в классовой борьбе капитала против труда при подавлении забастовок и демонстраций в стране — в 1875, 1918 и 1932 годах.

Для практического опыта для Украины значение имеют лишь современные Вооруженные силы Швейцарии, которые за последние полвека прошли череду реформ. По году этих реформ различают швейцарскую Армию 1947, Армию 1960, Армию 1995 и Армию XXI -т. е. современную ХХI века.

Идеалом для украинского министра обороны Гелетея, очевидно, могла бы стать швейцарская армия образца 1947 или 1960 годов. Это самые массовые по численности швейцарские постоянные армии. Существенно для украинских ультранационалистов и то, что швейцарские вооруженные силы в это время имели серьезные планы обзавестись собственным ядерным оружием. К 1961 году на момент начала очередной реформы швейцарская армия имела в своих рядах 880 тыс. человек (12% населения). Двенадцать процентов (!) в армии мирного времени — это немыслимо для любых других вооруженных сил Европы, для которых обычной нормой армии, которая не разоряет страну в мирное время, является максимум 1% к общему населению страны. Вся последующая история вооруженных сил Швейцарии — это путь последовательного сокращения численности вооруженных сил страны. Сокращение армии производились за счет сокращения действительной военной службы и уменьшения резерва за счет уменьшения верхней планки возраста. Швейцарская Армия 60 составляла уже 625 тыс. человек (9% от населения страны). Однако после окончания «холодной войны» бессмысленность финансирования такой большой армии стала очевидна для всех в Швейцарии. В 1995 году последовала решительная военная реформа, по которой была создана Армия 1995. Ее численность уменьшилась до 400 тысяч (5% от населения страны). По реформе 1995 года верхняя планка призывного возраста по мобилизации была сокращен до 42 лет. Сроки действительной службы при этом были уменьшены. До этого по реформе 1947 года ландштурм — верхняя возрастная категория запаса в швейцарской армии — определялся возрастом от 49 до 60 лет. При всеобщей мобилизации предполагалось использовать этот контингент для охраны объектов инфраструктуры. По реформе 1960 года швейцарский ландштурм был ограничен категориями от 43 до 50 лет. Реформа 1995 года отменила ландштурм вообще. К этому моменту в 1994 году в его рядах состояло 175 тыс. человек. Ранее до этого года швейцарская система резерва знала аналог прусского ландвера первой линии. Это резервисты младших возрастов, поступающие в боевые линии в случае войны. В швейцарской системе эта категория резервистов именовалась «аусцугом». Швейцарский аусцуг существовал с 1850 по 1994 годы. С 1874 по 1907 году в состав аусцуга включались возраста с 20 до 33 лет, с 1907 до 1949 от 22 до 33 лет. После 1949 до 1961 года в аусцуге состояли с 20 до 36 лет, а с 1961 по 1994 аусцуг был ограничен возрастом от 21 до 32 лет. Реформа 1994 года ликвидировала аусцуг и ландштурм, но оставила ландвер, который по реформе 1995 года определялся возрастной категорией от 32 до 40 лет. При мобилизации ландвер становился резервом второй линии, использующимся для пополнения боевых подразделений первой линии. В 2013 году его численность составила 77 тыс. человек.

Но реформирование швейцарских вооруженных сил на этом не остановилось. 18 мая 2003 года граждане Швейцарии на референдуме проголосовали за принятие новой военной реформы, названной «Армия-XXI». Тенденция — та же, что и раньше. Реформа предполагала новое значительное сокращение вооруженных сил Швейцарии. Начиная с января 2004 года, количество личного состава вооруженных сил было сокращено до 220 тысяч человек (2,5% от населения страны), включая в это число и 80 тысяч резервистов. В 2013 году численность ВС Швейцарии составила 155 тысяч человек, плюс 77 тысяч в резерве ландвера. Это все равно по европейским меркам очень много — 2% к населению страны. К 2016 году в рядах Вооруженных сил Швейцарии планируется оставить только 100 тысяч человек. Зададимся вопросом: подобные ли тенденции сокращений интересуют украинского министра Гелетея, когда он говорит о заимствовании Украиной швейцарской системы? Очевидно, что нет. Украинские генералы от АТО грезят многомиллионной украинской армией, построенной по швейцарскому образцу. Численность современных Вооруженных сил Украины для них недостаточна.

«Швейцария не имеет армии, Швейцария сама — армия!» — таков оборонный девиз швейцарцев. Миссия швейцарской армии — это предотвращения войн и поддержания мира, а также оборона Швейцарии по периметру ее границ, защита населения. В настоящее время вооруженные силы нейтральной Швейцарии участвуют в двух международных миссиях по поддержанию мира за рубежом: с 1999 года 220 военнослужащих участвуют в миссии KFOR в Косово, а с осени 2004 года 25 военных наблюдателей в миссии EUFOR в Боснии.

За последние полвека швейцарские вооруженные силы постоянно адаптировались к изменяющимся условиям безопасности. Но, несмотря на это, многократно реформированная армия Швейцарии по-прежнему сохраняет свой традиционный милиционный облик, определенный ей в ХIХ веке. Милиционная система Швейцарии закладывалась Военными правилами 1817, Военной организацией 1850 и Военной организацией 1874 и 1907 годов. В итоге швейцарская армия строится по смешанной системе с обязательным призывом, дополненным в последнее время добровольческим контрактом, а также кадрами, состоящими из офицеров, служащих и столь важных в швейцарской милиционной системе — инструкторов. Добровольцы-контрактники — мужчины и женщины — могут идти в Швейцарии в Армию XXI на военную службу с 18 лет. На настоящий момент кадровые военные, инструкторы и контрактники составляют всего лишь около 5% личного состава швейцарской Армии XXI. 95% этой армии формируется по обязательному призыву призывниками в возрасте от 20 до 34 лет. Подобный тип комплектования отличает швейцарскую армию в значительной степени от перешедших на профессиональную основу армий соседних государств Европы. При этом нужно понимать, что численность в 120 тыс. человек обеспечивается прохождением первоначального курса, а потом ротациями через сборы каждый год. В подавляющей своей части швейцарская армия не знает устойчивого существования личного состава — это непрерывная круговерть сборов с меняющимся составом.

Военнообязанный возраст в швейцарской Армии ХХI определен с 18 до 21 года. Годными к военной службе считаются граждане в возрасте с 18 до 33 лет. С 2007 года женщины в Швейцарии получили право поступления в вооруженные силы в кадры и на контракт. Но их доля в составе ВС невелика — всего 0,6%. Определение годности к военной службе призывника осуществляется в возрасте с 17 лет, но не позднее 25 лет. Ежегодный контингент для призыва сейчас составляет примерно от 40 до 50 тыс. мужчин.

Медицинский совет может принять следующие решения относительно судьбы призывника:

— полностью годен к службе, т. е. рекрут признан годным по всем параметрам и определяется в войска для несения военной службы. На практике обычно около 60% призывного контингента в Швейцарии признаются годными к военной службе;

— условно годен к службе, т. е. по ряду причин рекрут признан не годным к военной службе, но годным к службе в соединениях гражданской обороны;

— не годен — рекрут не будет проходить ни военной службы, ни службы в гражданской обороне.

Те, кто годны к военной службе или частично годны, но не проходят ее по какой-либо причине, обязаны платить специальный налог в 3% от облагаемого дохода. Годные к военной службе имеют право на альтернативную службу, но она по сроку в полтора раза длиннее военной. Отказ от военной службы вообще является уголовно наказуемым преступлением, находящимся в ведении военного трибунала. В наказание отказнику может быть присуждено тюремное заключение.

Возраст призыва на обязательную военную службу для годных к ней швейцарских граждан определяется с 19 до 26 лет. Продолжительность обязательной военной службы в Швейцарии для рядового состава определяется в 260 дней с тем расчетом, что срок первоначальной военной подготовки составляет 18 недель, а последующих после нее в течение 10 лет семи сборов по три недели каждый — 21 неделя. Т. е. военные сборы в современной швейцарской военной системе отнесены к категории обязательной военной службе. Поэтому изюминкой швейцарской системы является фактический резерв, числящийся на постоянной и обязательной службе раз в году.

Означенная система призвана фиксированно поддерживать качественный резерв, условно говоря, мобилизационный ресурс первой линии, в течении 10 лет после завершения первого этапа обязательной военной подготовки. Такая система фиксированных сборов должна иметь развитую кадровую и другую материальную инфраструктуру для обязательной военной переподготовки милиционного состава армии. Особенностью швейцарской системы является наличие большого количества чисто учебных соединений. Заметим, это весьма дорогостоящая система.

Что касается командного состава, то срок обязательной службы простого унтер-офицера определен в 430 дней. 500 дней — это для старшего унтер-офицера, а 600 дней — для субалтерна (офицера запаса).

Базовое обучение рядового состава в швейцарской армии называется рекрутской школой (сокращенно — RS). По времени она занимает 18 или 21 неделю. Для специальной подготовки военной полиции — гренадеров — используется 25 недель. Обучение в RS обычно состоит из трех этапов: начального курса «молодого бойца» — от трех до семи недель, базовой подготовки по военной специальности — от семи до десяти недель, практики в специальности — от пяти до восьми недель. Последняя неделя службы в RS связана с подготовкой инфраструктуры к приему следующей партии новобранцев. Основной принцип подготовки в учебных подразделениях: «Милиция формирует милицию». Обычно рекруты проходят подготовку в многоязычной Швейцарии на родном языке. Как правило, ежегодные курсы проводятся в той же единице, в которой военнослужащий проходил RS. Будущие командиры отделений, взводов, рот, т. е. будущие унтер-офицеры и субалтерны проходят специальные «Кадровые подготовительные курсы» (KVK).

Система рекрутских школ, кадровых подготовительных курсов, курсов повышения и поддержания квалификации, сама организация призыва с рассылкой повесток — весь этот круговорот людей в военной системе должен работать с точностью швейцарских часов.

Каждый солдат в швейцарской Армии XXI в качестве личного оружия оснащен штурмовой винтовкой Stgw 90 (SIG 550). Гренадеры военной полиции, военные санитары, ординарцы, унтер-офицеры и офицеры в качестве личного оружия вооружены 9 мм пистолетами Pistole 75 (SIG SAUER P220). Особенностью швейцарской армии, которая собственно и превращает ее в милицию, является передача государством личного стрелкового оружия, обмундирования и снаряжения солдата, его НЗ в личное содержание даже тогда, когда он числится резервистом в ландвере. Это дает значительную экономию средств военному ведомству, поскольку позволяет экономить на складах и не заморачиваться каждый раз выдачей оружия и снаряжения при призыве запасного на краткосрочные сборы. Оружие, обмундирование и снаряжения резервисты содержат у себя на дому. Государство не интересует, как резервист его содержит, в сейфе или платяном шкафу. Единственно, на очередные сборы военнослужащий должен являться в обмундировании с исправным оружием и снаряжением. С 1952 года военнослужащие и резервисты держали дома и боеприпасы к своему личному оружию. С 2007 года из соображений безопасности боеприпасы в Армии XXI держатся на армейских складах.

Швейцарская система всеобщего вооружения государством народа предполагает наличие высокого уровня культуры, личной гражданской ответственности и стабильного общества. Но, даже несмотря на наличие всех этих условий на протяжении двух последних веков, Швейцария в настоящее время держит рекорд в Европе по количеству инцидентов с применением огнестрельного оружия гражданами. Отметим то обстоятельство, что резервист имеет право после увольнения со службы взять личное оружие в собственность. Это привело к тому, что Швейцария имеет самый высокий показатель распространения боевого огнестрельного оружия среди населения. По статистике Армии XXI на 30 ноября 2010 года на дому в Швейцарии хранилось 654 562 боевых армейских стволов. Всего же в частных руках находится от 2,3 до 4,5 млн единиц огнестрельного оружия. По статистике, в период между 1996 и 2005 годами в Швейцарии произошло 3 410 самоубийств с применением огнестрельного оружия. Из этого числа 40% случаев совершено армейским огнестрельным оружием.

Если украинский министр обороны Гелетей, ссылаясь на необходимость заимствования Украиной швейцарской системы, имел в виду именно содержание оружия на дому у срочников и резервистов, то это полное безумие. Можно представить, как проходили бы майданы образца 2004 и 2013-2014 года на Украине, если бы на руках у населения оказалось бы сразу до 6 млн стволов (в пропорции относительно Швейцарии) боевого огнестрельного оружия. Гражданская война при подобном условии давно полыхала бы от края до края на Украине.

* * *

После общего описания швейцарской военной системы посмотрим, как ее гипотетическое применение выглядело бы на Украине. Для начала сравним параметры Швейцарии и Украины. В 2013 году ВВП Швейцарии составлял по паритету покупательной способности $646,2 млрд, а Украины — $337,4 млрд. Т. е. по этому показателю Украина примерно в два раза отставала от Швейцарии. О качественном различии структуры ВВП Украины и Швейцарии мы здесь умалчиваем. Однако население Швейцарии на июль 2014 года составляет приблизительно 8,061 млн человек, а Украины — 44,291 млн человек, т. е. у Украины население более чем в пять раз больше, чем у Швейцарии. Поэтому при пересчете ВВП на душу населения для Швейцарии в 2013 году принимали показатель в $54 800, а для Украины — $7 400, т. е. в 7,5 раз меньше. Условно говоря, Украина в семь с лишним раз беднее Швейцарии по показателю per capita.

Здесь отметим то обстоятельство, что Швейцария на военные расходы тратит относительно ВВП в 3,5 раз меньше средств, чем Украина — 0,76% (2012), а Украина в 2012 году — 2,77%. В случае с Украиной в сравнении со странами ЕС из Центральной Европы это относительно много, даже больше, чем у Польши, славящейся в ЕС своим высоким уровнем военных расходов (1,91% в 2012). Но при этом Украина и Швейцария держат по численности практически равные армии. Украина в 2013 году — 168 тыс. Швейцария в 2013 году — 155 тыс. Военный бюджет ВС Украины в 2013 году составлял 15 млрд 315,1 млн грн. (около $1,5 млрд), а Швейцарии в 2013 году — 4,4 млрд швейцарских франков (около $4,8 млрд.). Военный бюджет Украины в три раз меньше, чем у Швейцарии. Т. е., формально говоря, для превращения нынешней украинской армии в аналог современной швейцарской милиционной армии Украине необходимо в три раза увеличить свои военные расходы. На практике речь идет даже о больших суммах, поскольку военная инфраструктуры Швейцарии создавалась на достаточно компактной территории в спокойной обстановке на протяжении по крайней мере двух веков. Здесь учтем то обстоятельство, что швейцарская армия XXI — дорогой инструмент. Ее военный бюджет в 2013 году — это 7,7% от всех налоговых поступлений. Такая армия — роскошь, которую может позволить себе одна из самых богатых стран Европы и мира.

Теперь рассмотрим в сравнении людской военный потенциал Украины и Швейцарии. Для Швейцарии мужской контингент (женщин оставим за скобками), годный к военной службе в возрасте от 16 до 49 лет, определяют в 1,493 млн человек, для Украины в возрасте от 16 до 49 лет — 6,893 млн человек. Это означает, что в идеальном случае при всеобщей мобилизации при том условии, что на заводах и в других важных сферах останутся работать люди в возрасте за 50, Украина сможет выставить, говоря языком начала ХХ века, около 7 млн штыков, а Швейцария — около полутора миллионов, т. е в 4,5 раза меньше, чем Украина. При копировании швейцарской Армии ХХI Украине при условии, что численность армии составит 2% от населения страны, необходимо будет иметь милиционную армию в 800 тыс. человек, в 4,5 раза больше, чем сейчас. По численности, заметим мы, это чуть превзойдет российскую постоянную армию, чья численность без резервов составляет на январь 2013 года 766 тыс. человек. Очень хорошо. Ну, а если Украина вознамерится воспроизвести у себя швейцарские милиционные армии образца 1947 (12% от населения), 1960 (9% от населения), 1995 (5% от населения), то численность такой гипотетической армии должна составить — 4,8 млн, 3,6 млн и 2 млн человек. Еще лучше. Статистически людской потенциал у Украины для создания подобных милиционных армий есть. Правда, денег на это нет. Впрочем, мечтать о швейцарской системе на брегах Днепра не вредно, но только не в случае генерал-полковника Гелетея, который под разговоры о швейцарской системе, на деле проводит одну за другой мобилизации для конкретных нужд АТО.

Дмитрий Семушин — европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.01.17
«Необратимые процессы» начнутся уже этой весной: обзор экономики Украины
NB!
24.01.17
Главное дело: Ломоносов — строитель империи, включая Америку
NB!
24.01.17
Володин готов обсудить с ФЕОР заявление Толстого о передаче Исаакия РПЦ
NB!
24.01.17
Остров Сахалин — элемент будущей энергосистемы Дальнего Востока
NB!
24.01.17
Мэр Львова: Наш город — это точно Украина?
NB!
24.01.17
Американские танки врезались в мосты по пути из ФРГ в Польшу — СМИ
NB!
24.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 24 января
NB!
24.01.17
Эстония поддержит Украину «в борьбе с Россией-агрессором»
NB!
24.01.17
Без торговли в Азии США не смогут сдержать Китай — FP
NB!
24.01.17
В Киеве участники акций протеста частично перекрыли три трассы
NB!
24.01.17
И вновь голодовка: В Краснодаре на акцию протеста вышли обманутые дольщики
NB!
24.01.17
У российских студентов растёт рвение к учёбе: опрос
NB!
24.01.17
«Нефть чувствительна»
NB!
24.01.17
Улучшать отношения с Россией Трамп должен «с позиции силы» — NI
NB!
24.01.17
«Рубль будет дорожать, но не быстро»
NB!
24.01.17
На Украине продают карты с российским Крымом
NB!
24.01.17
Члены НАТО не видят Украину в составе Альянса — СМИ
NB!
24.01.17
Будапешт не досчитался $6,5 млрд из-за санкций против РФ
NB!
24.01.17
Китай размещает межконтинентальные ракеты у границ России
NB!
24.01.17
«Зависит от контекста»: как скажется уход Мизулиной на рейтинге «СР»
NB!
24.01.17
Юань укрепляется по отношению к доллару США второй день подряд
NB!
24.01.17
МИД Польши рассекретил документ 2008 года о переходе к пророссийскому курсу