Foreign Affairs. Джон Миршаймер: Почему кризис на Украине является провалом Запада?

Москва, 29 августа 2014, 11:24 — REGNUM  

28 августа 2014 года на информационном ресурсе влиятельного издания — американского журнала Foreign Affairs была опубликована статья американского политолога, профессора Чикагского университета и специалиста по международным отношениям Джона Дж. Миршаймера (1947 рожд.) под названием «Почему кризис на Украине является провалом Запада».(1) В печатном варианте эта статья будет опубликована в номере журнала за сентябрь-октябрь этого года. Миршаймер подверг всеобъемлющей критике политику Запада, спровоцировавшего военный кризис на Украине. Американский профессор полагает, что всему причиной является либеральная идеология, которой руководствуются элиты Запада и которая перестала отвечать реалиям внешней политики. Миршаймер предлагает свой рецепт выхода из возникшего кризиса.

ИА REGNUM публикует перевод означенной статьи с незначительными сокращениями.

* * *

Джон Миршаймер: Почему кризис на Украине является провалом Запада?

О либеральных заблуждениях, спровоцировавших Путина

Согласно преобладающей на Западе мудрости, кризис на Украине может быть почти целиком списан на российскую агрессию. Утверждают, что президент России Владимир Путин из своего давнего желания реанимировать советскую империю аннексировал Крым. В конечном итоге, он может пойти и завладеть остальной частью Украины, а также другими странами в Восточной Европе. С этой точки зрения, свержение украинского президента Виктора Януковича в феврале 2014 года оказалось лишь предлогом для решения Путина приказать российским войскам захватить часть Украины.

Но это неправильная точка зрения. Соединенные Штаты и их европейские союзники разделяют бóльшую часть ответственности за кризис. Главным корнем всех бед является расширение НАТО, являющееся центральным элементом более широкой стратегии, чтобы переместить Украину из российской орбиты и интегрировать ее в Запад. В то же время, расширение ЕС на восток и поддержка Западом демократического движения на Украине, начиная с оранжевой революции 2004 года, были слишком важными элементами. С середины 1990-х годов российские лидеры категорически выступали против расширения НАТО, а в последние годы ясно дали понять: они не потерпят, чтобы их стратегически важный сосед превратился бы в бастион Запада. Для Путина незаконное свержение демократически избранного и пророссийского президента Украины, которое он справедливо назвал «переворотом», было последней каплей. Он ответил, забрав Крым — полуостров, на котором, согласно его опасениям, будет размещена военно-морская база НАТО, и предприняв действия для дестабилизации Украины, пока она не отказалась от своих усилий присоединиться к Западу.

Реакцию Путина не следует считать сюрпризом. В конце концов, Запад двигался «на задний двор» России, угрожая ее основным стратегическим интересам, которые Путин заявлял решительно и неоднократно. Элиты в США и Европе были ошеломлены событиями только потому, что они имели пробелы в знании международной политики. Они были склонны считать, что логика реализма имеет мало отношения к двадцать первому веку, и что Европа может быть единой и свободной на основе таких либеральных принципов, как верховенство закона, экономическая взаимозависимость и демократия. Но эта грандиозная схема пошла наперекосяк на Украине. Кризис там демонстрирует, что realpolitik остается актуальной, и государства, которые игнорируют ее, делают это на свой страх и риск. Лидеры США и Европы сплоховали в попытке превратить Украину в бастион Запада на границе России. Теперь, когда обнажились последствия этого, было бы еще большей ошибкой продолжать эту позорную политику.

Когда холодная война подошла к концу, советские лидеры предпочли, чтобы американские войска остались в Европе, а НАТО осталась бы неизменной. Они думали достигнуть договоренности через объединение умиротворенной Германии. Но они и их российские преемники не хотели, чтобы НАТО разрасталась бы дальше, и предполагали, что западные дипломаты понимают их точку зрения. Администрация Клинтона, очевидно, думала иначе, и в середине 1990-х годов она начала настаивать на расширении НАТО.

Первый раунд расширения НАТО состоялся в 1999 году и добавил в союз Чехию, Венгрию и Польшу. Второй произошел в 2004 году. Он включил Болгарию, Эстонию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию и Словению. Москва горько жаловалась с самого начала. В 1995 году по поводу бомбардировок НАТО боснийских сербов, например, президент России Борис Ельцин сказал: «Это первый признак того, что может произойти, когда НАТО приблизится прямо к границам Российской Федерации… Пламя войны могло бы захлестнуть всю Европу». Но русские были слишком слабы в то время, чтобы сорвать движение НАТО на восток, которое, во всяком случае, не выглядело настолько угрожающим, поскольку ни один из новых членов не граничил с Россией, за исключением крошечных стран Балтии.

Затем НАТО начала смотреть дальше на восток. На своем апрельском саммите 2008 года в Бухаресте альянс начал думать насчет Грузии и Украины. Администрация Джорджа Буша поддержала этот шаг, но Франция и Германия выступили против, опасаясь, что это могло бы вызвать противостояние с Россией. В конце концов, члены НАТО достигли компромисса. Альянс не начинает официальный процесс, ведущий к членству, но сделал заявление, поддерживающее чаяния Грузии и Украины, смело заявив: «Эти страны станут членами НАТО». Москва, однако, не увидела в подобном результате компромисса. Заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко заявил: «Членство Грузии и Украины в альянсе станет огромной стратегической ошибкой, которая будет иметь самые серьезные последствия для общеевропейской безопасности». Путин утверждал, что прием этих двух стран в НАТО будет представлять «прямую угрозу» для России. Одна из российских газет сообщила, что Путин, общаясь с Бушем, «очень прозрачно намекнул, что, если Украину примут в НАТО, она прекратит свое существование».

Вторжение России в Грузию в августе 2008 года должно было рассеять последние сомнения по поводу стремлений Путина предотвратить вступление Грузии и Украины в НАТО. Президент Грузии Михаил Саакашвили, который был глубоко привержен идее вступления своей страны в НАТО, летом 2008 года решил инкорпорировать два сепаратистских региона — Абхазию и Южную Осетию. Но Путин стремился сохранить Грузию слабой, разобщенной и вне НАТО. После того, как начались боевые действия между правительством Грузии и сепаратистами Южной Осетии, российские войска взяли под свой контроль Абхазию и Южную Осетию. Москва отстояла свое видение. Однако, несмотря на явное предупреждение, НАТО никогда публично не отказалось от своей цели вовлечения Грузии и Украины в альянс. Тем временем расширение НАТО продолжалось. С 2009 года Албания и Хорватия стали его членами.

Европейский Союз также двигался на восток. В мае 2008 года он представил свою инициативу «Восточного партнерства» — программу для стимулирования процветания в таких странах, как Украина, и интеграции их в экономику ЕС. Неудивительно, что российские лидеры считают этот план враждебным интересам своей страны. В феврале этого года, прежде чем Янукович был вынужден отказаться от должности, министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил ЕС в попытке создать «сферу влияния» в Восточной Европе. В глазах российских лидеров, расширение ЕС является оправданием для расширения НАТО.

Последним инструментом Запада для откола Киева от Москвы стали усилия по распространению западных ценностей и укрепления демократии на Украине и в других постсоветских государствах — план, который часто влечет за собой финансирование прозападных лиц и организаций. По оценке в декабре 2013 года помощника госсекретаря США по европейским и евразийским делам Виктории Нуланд, Соединенные Штаты вложили более $5 млрд с 1991 года, чтобы помочь Украине достичь «будущего, которого она заслуживает». В рамках этих усилий правительство США финансировало через «Национальный фонд за демократию» (National Endowment for Democracy — NED) более 60 проектов, направленных на содействие гражданскому обществу на Украине, а президент NED Карл Гершман назвал эту страну «самым большим призом». После того, как Янукович выиграл президентские выборы на Украине в феврале 2010 года, NED решил, что Янукович подрывает его цели и поэтому он активизировал свои усилия по поддержке оппозиции и укреплению демократических институтов в стране.

Когда российские лидеры смотрят на социальную инженерию Запада на Украине, они опасаются, что их страна может стать следующей в ряду. И такие опасения нельзя назвать необоснованными. В сентябре 2013 года Гершман писал в Washington Post: «Выбор Украины в пользу Европы будет ускорять кончину идеологии российского империализма, которую представляет Путин». Глава NED добавил: «Русские также стоят перед выбором, и Путин может найти себя проигравшим не только в ближнем зарубежье, но и в самой России».

Создание кризиса

Тройной пакет политики Запада: расширение НАТО, расширение ЕС и продвижение демократии подлили масла в готовое вспыхнуть пламя. Искру, которая зажгла его, высекли в ноябре 2013 года, когда Янукович отверг важную экономическую сделку с ЕС. Он вел переговоры с ЕС, но в противовес решил принять $15 млрд из российского встречного предложения. Это решение привело к антиправительственным демонстрациям, которые переросли в течение следующих трех месяцев в столкновения, которые к середине февраля привели к гибели около сотни протестующих. Западные эмиссары поспешно вылетели в Киев, чтобы урегулировать кризис. 21 февраля 2014 года правительство и оппозиция достигли соглашения, которое позволяло Януковичу остаться у власти до проведения новых выборов. Но соглашение сразу же распалось, и Янукович на следующий день бежал в Россию. Новое правительство в Киеве оказалось прозападным и антирусским до мозга костей. В его составе оказались четыре высокопоставленных члена, которых на законных основаниях можно было назвать неофашистами.

Хотя реальные масштабы участия США еще не вышли на свет, ясно, что Вашингтон поддержал переворот. Нуланд и сенатор-республиканец Джон Маккейн участвовали в антиправительственных демонстрациях, а посол США на Украине Джеффри Пайетт объявил после свержения Януковича, что «этот день войдет в учебники истории». Просочившаяся запись телефонного разговора продемонстрировала, что Нуланд выступала за смену режима и хотела, чтобы украинский политик Арсений Яценюк стал премьер-министром в новом правительстве, которое он бы сформировал. Неудивительно, что русские, несмотря на все разговоры, полагают, что Запад сыграл роль в отстранении Януковича от власти.

Пришло время действовать Путину против Украины и Запада. Вскоре после 22 февраля он приказал российским войскам взять Крым от Украины, а вскоре после этого он включил его в состав России. Задача оказалась сравнительно легкой, благодаря тысячам российских войск, уже дислоцированным на военно-морской базе в Крыму в порту Севастополь. Крым оказался также легкой мишенью, поскольку этнические русские составляют примерно 60% от его населения. Большинство из них не хотели жить в составе Украины.

Далее Путин оказал массированное давление на новое правительство в Киеве, чтобы воспрепятствовать его блокированию с Западом против Москвы, давая понять, что он разрушит Украину как функционирующее государство прежде, чем позволит ей стать оплотом Запада на пороге России. С этой целью он предоставил советников, оружие и дипломатическую поддержку российским сепаратистам на Восточной Украине, которые толкнули страну к гражданской войне. Он развернул массированную большую армию на границе с Украиной, угрожая вторгнуться, если правительство Украины направит репрессии против повстанцев. И он резко поднял цену на природный газ, продаваемый Россией Украине, и потребовал оплату за последний экспорт. Путин играет в хардбол.

Диагноз

Действия Путина легко понять. Огромное равнинное пространство наполеоновская Франция, кайзеровская Германия и нацистская Германия пересекли, чтобы нанести удар по России. Украина служит буфером, имеющим огромное стратегическое значение для России. Ни один русский лидер не потерпит военного союза, который двинется на Украину, и тем самым станет смертельным врагом Москвы. Любой русский лидер не будет сидеть сложа руки в то время, когда Запад помогает установить правительство с тем, чтобы интегрировать Украину в Запад.

Вашингтону может не нравиться позиция Москвы, но он должен понять логику, стоящую за ней. Это геополитика высшей пробы. Великие державы всегда чувствительны к потенциальным угрозам вблизи их родной территории. В конце концов, Соединенные Штаты не потерпят того, чтобы отдаленные великие державы развертывали военные силы в любом месте в Западном полушарии, а тем более возле их границ. Представьте себе возмущение в Вашингтоне, если бы Китай вдруг построил впечатляющий военный союз и попытался включить в него Канаду и Мексику. Логично, что российские лидеры во многих случаях объясняли своим западным коллегам, что они считают расширение НАТО в Грузии и на Украине неприемлемым, наряду с любыми усилиями, чтобы превратить эти страны в противников России. Российско-грузинская война 2008 года стала кристально чистым предупреждением об этом.

Официальные деятели из Соединенных Штатов и их европейских стран-союзников утверждают, что они очень старались успокоить опасения России, и что Москва должна понять, что НАТО не имеет никаких планов в отношении России. В дополнение к постоянному отрицанию, что расширение НАТО было направлено на сдерживание России, альянс никогда не развертывает на постоянной основе свои военные силы в своих новых странах-членах. В 2002 году он даже создал учреждение под названием «Совет Россия-НАТО» в попытке поощрить сотрудничество. Для дальнейшего успокоения России Соединенные Штаты объявили в 2009 году, что они развернут, по крайней мере первоначально, свою новую систему противоракетной обороны на кораблях в европейских водах, а не на чешской или польской территории. Но ни одна из этих мер не работала. Русские оставались решительно против расширения НАТО, особенно на Грузию и на Украину. И это самим русским, а не Западу, в конечном счете, решать, что считать угрозой для них.

Для того, чтобы понять, почему Запад, особенно США, не в состоянии осознать, что его политика на Украине закладывает основу для крупного столкновения с Россией, нужно вернуться к середине 1990-х годов, когда администрация Клинтона начала выступать за расширение НАТО. Ученые мужи представили разнообразные аргументы за и против расширения, но единого мнения о том, что делать не сложилось. Большинство восточноевропейских эмигрантов в Соединенных Штатах и их родственники, например, решительно поддержали расширение, потому что они хотели, чтобы НАТО защитило такие страны, как Венгрия и Польша. Немногие реалисты также выступали за подобную политику, потому что они думали, что Россию по-прежнему необходимо сдерживать. Но большинство реалистов выступали против расширения в надежде, что падающая великая держава со стареющим населением и одномерной экономикой — не то, что нужно сдерживать. И они боялись, что расширение только даст Москве стимул, чтобы вызвать проблемы в Восточной Европе. Вскоре после того, как Сенат США одобрил первый раунд расширения НАТО, американский дипломат Джордж Кеннан сформулировал эту перспективу в интервью 1998 года. «Я думаю, что русские будут постепенно реагировать довольно негативно, и это повлияет на их политику», — сказал он. «Я думаю, что это трагическая ошибка. Там нет никаких причин для этого вообще. Никто не угрожает никому». Соединенным Штатам и их союзникам следует отказаться от своего плана «вестернизации» Украины и вместо этого стремиться сделать ее нейтральным буфером.

Большинство либералов, с другой стороны, выступали в пользу расширения НАТО, в том числе, многие ключевые деятели администрации Клинтона. Они считали, что окончание холодной войны коренным образом преобразовало международную политику и что новый постнациональный порядок меняет реалистичную логику, использовавшуюся для управления Европой. Соединенные Штаты были не только «незаменимой нацией», как государственный секретарь Мадлен Олбрайт определила их, они были также доброкачественным гегемоном, и, таким образом, их вряд ли можно будет рассматривать как угрозу в Москве. Целью, в сущности, было — сделать весь континент похожим на Западную Европу. Именно поэтому Соединенные Штаты и их союзники стремились продвинуть демократию в странах Восточной Европы, повысить экономическую взаимозависимость между ними, и встроить их в международные институты. Выиграв дебаты в Соединенных Штатах, либералы без труда убедили своих европейских союзников поддержать расширение НАТО. Более того, учитывая прошлые достижения ЕС, европейцы были даже еще более преданными, чем американцы той идее, что геополитика уже не имеет значения, и что всеобщий либеральный порядок может поддерживать мир в Европе.

Либералы настолько в течение первого десятилетия этого века доминировали в дискурсе европейской безопасности, что альянс даже принял политику открытых дверей для роста, а расширение НАТО встретило незначительную оппозицию среди реалистов. Либеральное мировоззрение принято сейчас как догма среди американских чиновников. В марте этого года, например, президент США Барак Обама выступил с речью об Украине, в которой он неоднократно говорил об «идеалах», которые мотивируют западную политику, и как эти идеалы «часто угрожают старому более традиционному взгляду на власть». Госсекретарь Джон Керри в ответ на кризис в Крыму реагировал в подобной перспективе: «В двадцать первом веке не ведут себя так, как в девятнадцатом, вторгаясь в другую страну на основании полностью сфабрикованного предлога».

В сущности, обе стороны работают уже с разными сценариями. Путин и его соотечественники думают и действуют в соответствии с диктатом реализма, в то время, как их западные коллеги придерживаются либеральных представлений о международной политике. Результатом является то, что Соединенные Штаты и их союзники по незнанию спровоцировали кризис вокруг Украины.

Найти виноватого

В том же интервью 1998 года Кеннан предсказывал, что расширение НАТО будет провоцировать кризис, после чего сторонники расширения будут «говорить, что мы всегда говорили вам, какие эти русские». Как по команде, большинство западных деятелей изображают Путина настоящим виновником затруднительного положения Украины. В марте, согласно New York Times, канцлер Германии Ангела Меркель подразумевала, что Путин ведет себя иррационально, когда рассказывала Обаме, что Путин был словно «в другом мире». Хотя Путин, несомненно, имеет автократические тенденции, нет никаких доказательств, поддерживающих обвинение, что он психически неуравновешен. Напротив, он первоклассный стратег, которого следует опасаться и уважать любому, кто столкнется с ним на ниве внешней политики.

Другие аналитики утверждают, что более правдоподобно то, что Путин сожалеет о распаде Советского Союза и определяет обратить вспять процесс путем расширения границ России. Согласно этой интерпретации, Путин, заняв Крым, в настоящее время делает пробу, чтобы убедиться, не настало ли время для завоевания Украины, или, по крайней мере, ее восточной части. И, в конечном итоге, он поведет себя агрессивно по отношению к другим странам, соседствующим с Россией. (…) Таким образом, НАТО должно принять в свой состав Грузию и Украину для сдерживания России прежде, чем она станет доминировать над своими соседями и угрожать Западной Европе.

Этот аргумент разваливается при ближайшем рассмотрении. Если бы Путин был намерен создать «Великую Россию», то признаки этого намерения почти наверняка проявились бы до 22 февраля 2014 года. Но нет практически никаких доказательств того, что он намеревался захватить Крым или любую другую территорию на Украине до этой даты. Даже западные лидеры, которые поддерживали расширение НАТО, не испытывали опасений, что Россия собирается использовать военную силу. Действия Путина в Крыму стали для них полной неожиданностью и, кажется, были спонтанной реакцией на свержение Януковича. (…)

Кроме того, даже если бы она хотела, Россия не имеет возможности легко завоевать и присоединить Восточную Украину, а тем более всю страну. Примерно 15 миллионов человек — треть населения Украины живет до реки Днепр, которая делит пополам страну до российской границы. Подавляющее большинство из тех людей, которые хотят остаться в составе Украины, будут, безусловно, сопротивляться русской оккупации. Кроме того, посредственная российская армия, (…) имеет мало шансов для умиротворения всей Украины. Москва также вряд ли в состоянии платить за дорогостоящую оккупацию. Ее слабая экономика будет страдать еще больше в условиях наложенных санкций.

Но даже, если бы Россия действительно обладала мощной военной машиной и впечатляющей экономикой, необходимо было бы, вероятно, еще доказать, что она в состоянии успешно оккупировать Украину. Достаточно всего лишь опыта СССР и США в Афганистане, опыта США во Вьетнаме и Ираке, российского опыта в Чечне, чтобы напомнить, что военные оккупации, как правило, заканчиваются плохо. Путин, конечно, понимает, что попытка подчинения Украины станет проглатыванием дикобраза. Реакция Путина на события была оборонительной, а не наступательной.

Выход из сложившейся ситуации

Учитывая, что большинство западных лидеров продолжают отрицать, что поведение Путина может быть мотивировано законными интересами безопасности, неудивительно, что они пытались изменить его путем воздействия на существующую политику через наказание России для сдерживания дальнейшей агрессии. Хотя Керри утверждает, что «все варианты находятся на столе», ни Соединенные Штаты, ни их союзники по НАТО не готовы применить силу, чтобы защитить Украину. Запад полагается вместо этого на экономические санкции, чтобы заставить Россию прекратить поддержку восстания на Восточной Украине. В июле США и ЕС ввели в действие свой третий тур ограничительных санкций, ориентированных в основном на высокопоставленные должностные лица, тесно связанные с правительством России, на некоторые известные банки, энергетические компании и оборонные фирмы. Они также угрожали, что развяжут еще один более жесткий раунд санкций, направленных на целые отрасли российской экономики. Подобные меры будут иметь мало эффекта. Суровые санкции, скорее всего, не актуальны в любом случае. Западноевропейские страны, особенно Германия, сопротивлялись их наложению, опасаясь, что Россия может нанести ответный удар и причинить серьезный экономический ущерб в рамках ЕС. Но даже, если Соединенные Штаты могли бы убедить своих союзников принять жесткие меры, Путин, вероятно, не изменит свою систему принятия решений. История показывает, что страны будут готовы принимать большие порции наказания, но лишь для того, чтобы защитить свои основные стратегические интересы. Нет причин думать, что Россия представляет собой исключение из этого правила.

Западные лидеры также цеплялись за провокационную политику, которая, в первую очередь, ускорила кризис. В апреле вице-президент США Джозеф Байден провел встречу с украинскими законодателями и сказал им: «Это вторая возможность ответить хорошим на обещания оранжевой революции». Директор ЦРУ Джон Бреннан не помог делу, когда в том же месяце побывал в Киеве. Белый дом заявил, что его поездка была направлена на повышение безопасности и сотрудничество с украинским правительством.

ЕС тем временем продолжал настаивать на своем «Восточном партнерстве». В марте председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу, подытоживая размышления ЕС об Украине, сказал: «У нас есть долг, долг солидарности с этой страной, и мы будем работать, чтобы они как можно ближе приблизились к нам». И, разумеется, 27 июня ЕС и Украина подписали экономическое соглашение, которое Янукович роковым образом отклонил семь месяцев назад. Также в июне на встрече министров иностранных дел членов НАТО было принято решение о том, что альянс останется открытым для новых членов, хотя министры иностранных дел воздержались от упоминания Украины. «Никакая третья страна не имеет права вето на расширение НАТО», — объявил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Министры иностранных дел также договорились поддерживать различные меры по улучшению военного потенциала Украины в таких областях, как командование и управление, логистика и киберзащита. Российские лидеры, естественно, отшатнулись от этих действий. Ответом Запада на кризис становятся действия, способные делать плохую ситуацию еще хуже.

Решение кризиса на Украине однако существует, хотя оно потребует от Запада подхода к этой стране в принципиально новом ключе. Соединенные Штаты и их союзники должны отказаться от своего плана «вестернизировать» Украину и вместо этого стремиться сделать ее нейтральным буфером между НАТО и Россией, чем-то сродни позиции Австрии в годы холодной войны. Западные лидеры должны признать, что Украина имеет такое огромное значение для Путина, что они не смогут поддержать там антироссийский режим. Это не будет означать, что будущее украинское правительство должно стать прорусским или анти-НАТО. Напротив, целью должна стать суверенная Украина, которая не попадет ни в объятия России, ни в западный лагерь.

Для достижения этой цели Соединенные Штаты и их союзники должны публично исключить расширение НАТО на Грузию и на Украину. Запад также должен помочь создать экономический план спасения Украины, финансируемый совместно ЕС, Международным валютным фондом, Россией и Соединенными Штатами — это то предложение, которое Москва должна приветствовать, учитывая ее интерес к тому, чтобы Украина была процветающей и стабильной на ее западном фланге. Сам Запад должен существенно ограничить свои «социально-инженерные» усилия внутри Украины. Пора положить конец западной поддержке любой оранжевой революции. Тем не менее, США и европейские лидеры должны поощрять Украину уважать права меньшинств, особенно языковые права ее русскоговорящих граждан.

Некоторые могут возразить, что изменение политики по отношению к Украине в самый последний момент серьезно повредило бы доверию к США во всем мире. Здесь, безусловно, будут определенные затраты, но затраты на продолжение неправильной стратегии были бы гораздо большими. Кроме того, другие страны, вероятно, станут уважать государство, которое учится на своих ошибках и, в конечном счете, разрабатывает политику, которая эффективно решает проблему. Этот вариант, очевидно, открыт для США.

Также можно услышать утверждение, что Украина имеет право сама определять, с кем она хочет объединиться, и русские не имеют права препятствовать Киеву в присоединении к Западу. Это опасный путь для Украины, повод подумать о имеющихся вариантах внешней политики. Печальная истина состоит в том, что, возможно, часто правильно, когда великодержавная политика присутствует в игре. Абстрактные права, такие как самоопределение, в значительной степени бессмысленны, когда мощные государства вступают в столкновения с более слабыми государствами. Разве Куба имела право создавать военный союз с Советским Союзом во время холодной войны? Соединенные Штаты, конечно, думают, что не имела, и русские думают также о присоединении Украины к Западу. В интересах Украины понять эти факты жизни и быть осторожной, имея дело со своим более могущественным соседом.

Даже, если кто-либо отвергнет подобного рода анализ и посчитает, однако, что Украина имеет право обращаться для вступления в ЕС и НАТО, факт остается фактом — Соединенные Штаты и их европейские союзники имеют право отклонить эти запросы. Нет причин, чтобы Запад должен был присоединить Украину, если она направлена на проведение неправильной внешней политики, в особенности, если она защищает не жизненно важные интересы. Мечтания некоторых украинцев не стоят враждебности и распрей, которые они вызовут, особенно для украинского народа.

Разумеется, некоторые аналитики могут признать, что НАТО плохо устраивает отношения с Украиной, и утверждают, что Россия является врагом, который будет только расти с грозным течением времени, и то, что Запад, следовательно, не имеет другого выбора, кроме как продолжать свою нынешнюю политику. Но эта точка зрения глубоко ошибочна. Россия является державой, чья мощь снижается, и она со временем будет только слабее. Даже, если бы Россия была восходящей державой, по-прежнему не имело бы смысла включать Украину в НАТО. Причина проста: Соединенные Штаты и их европейские союзники не считают Украину одним из основных своих стратегических интересов. Как оказалось, с этим связано их нежелание применять военную силу, чтобы прийти к ней на помощь. Поэтому было бы верхом глупости создавать нового члена НАТО при условии, что другие члены не имеют намерения его защищать. НАТО расширялась в прошлом, потому что либералы предполагали, что альянс никогда не станет выполнять свои новые гарантии безопасности, но последние игры российской власти показали, что предоставление членства Украине в НАТО может вывести Россию и Запад на встречные курсы.

Выстраивание нынешней политики также усложняет отношения Запада с Москвой по другим вопросам. Соединенные Штаты нуждаются в помощи России: для вывода через российскую территорию американского оборудования из Афганистана, для достижения ядерного соглашения с Ираном, для стабилизации ситуации в Сирии. На самом деле, в прошлом Москва помогла Вашингтону во всех этих трех проблемах. Летом 2013 года именно Путин вытащил каштаны Обамы из огня, подготовив соглашение, по которому Сирия согласилась отказаться от химического оружия, тем самым избегнув военного удара США, которым угрожал Обама. Однажды Соединенным Штатам потребуется помощь России для сдерживания растущего Китая. Текущая политика США, однако, только подвигает Москву и Пекин ближе друг к другу.

Соединенные Штаты и их европейские союзники сейчас стоят перед выбором на Украине. Они могут продолжать свою нынешнюю политику, которая обострит военные действия с Россией и в процессе опустошит Украину. Это ситуация, из которой каждый выйдет проигравшим. Или они могут переключиться и работать, чтобы создать процветающую, но нейтральную Украину — ту страну, которая не угрожает ни России, ни Западу, что позволит восстановить ей свои отношения с Москвой. При таком подходе все стороны выиграли бы.

(1) John J. Mearsheimer. Why the Ukraine Crisis Is the West's Fault. The Liberal Delusions That Provoked Putin // http://www.foreignaffairs.com/articles/141769/john-j-mearsheimer/why-the-ukraine-crisis-is-the-wests-fault

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.03.17
В сенате Конгресса США представлен отчет о «вмешательстве» РФ в выборы
NB!
29.03.17
СМИ: Нилов покинул пост главы ГИБДД накануне упразднения структуры
NB!
29.03.17
Военный Донбасс: На Пасху будет перемирие
NB!
29.03.17
«Мы здесь не власть»: Украина оккупирована «рукой Кремля»
NB!
29.03.17
Дания: отправив солдат в Эстонию, мы защитимся от агрессии России
NB!
29.03.17
Битва за Арктику: Госдума вспомнила о приграничном сотрудничестве в регионе
NB!
29.03.17
Порошенко: Россия строит «альтернативную Европу»
NB!
29.03.17
Тефт: Тиллерсон прибудет в Москву и встретится с Лавровым и Путиным
NB!
29.03.17
Лавров: Порошенко «хоронит» Минские соглашения
NB!
29.03.17
Высокий суд Лондона вынес решение в пользу РФ по долгу Украины в $3 млрд
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Православные активисты оспорят в суде референдум по Исаакию
NB!
29.03.17
Кургинян: Запрещая обсуждение проблем, власть развязывает руки «навальным»
NB!
29.03.17
Кургинян о власти: Система работает против лидера
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: Когда сначала запрещают, потом позволяют — система рушится
NB!
29.03.17
Россия снаружи: брендинг изменит ситуацию?
NB!
29.03.17
Кургинян об акциях 26 марта: «Нас волокут в катастрофу распада страны»
NB!
29.03.17
Украину могут отстранить от «Евровидения» из-за ситуации с Самойловой
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: «Пропаганда «борьбы с коррупцией» идет в школах»
NB!
29.03.17
«Ситуация в школе — самая главная проблема», — о причинах протеста 26 марта
NB!
29.03.17
Кургинян: Гражданское общество не отдаст государство под снос «навальным»
NB!
29.03.17
Родители не хотят воспитывать своих детей — «мы получили последствия»