Местные политические бои за Украину: как это делают в Петербурге

Сергей Гуркин, 27 августа 2014, 16:18 — REGNUM  

Украина окончательно вытеснила из российского политического пространства все другие темы для разговоров и акций. Причем это касается не только федерального, но и местного уровня. Красноречивым подтверждением стали события 24 августа, когда день независимости Украины «отмечали» политические силы самой разной направленности.

В Петербурге прошли две основные акции. Либералы провели одиночные пикеты на Невском проспекте. Они держали в руках плакаты с надписями «Нет войне на Украине» и «Украина, ты права. С днем независимости». Не обошлось без происшествий: оппоненты либералов были крайне недовольны их акцией, дошло до рукопашной. Особое недовольство «консерваторов» вызвали трое: координатор «Альянса гетеросексуалов за права ЛГБТ» Наталья Цымбалова, оставшийся неизвестным активист, выкрикивавший «Слава Украине», и корреспондент радиостанции «Эхо Москвы» Арсений Веснин.

Одновременно свою акцию провели оппозиционеры совсем другого толка — из «Другой России». Они провели у консульства Украины пикет в поддержку Новороссии и против действий украинской армии. Закончилась акция разбрасыванием листовок, забрасыванием здания консульства дымовыми шашками и задержанием четырех активистов.

Баталии продолжаются и в вербальном пространстве. Либералы говорят, что охранители не только не уважают суверенитет Украины, но и нападают на оппонентов при попустительстве полиции. «Охранители» возражают, что всплеск народного гнева был спровоцирован тем, что либералы поддерживают врага и позволяют себе выкрикивать одиозные лозунги. Наличие представители ЛГБТ в рядах либералов кажется им показательным, а «Эхо Москвы» они считают не средством массовой информации, а рупором либеральной пропаганды. В свою очередь нацболы, не одобряя избиения журналистов и активистов, не считают его и неожиданным.

Никакая местная или же федеральная тема никогда не вызывала в политическом пространстве Петербурга такого ажиотажа. Никому не приходит в голову сейчас заниматься губернаторскими выборами, не говоря уже об остальных проблемах вроде вопроса нелегальной миграции или уплотнительной застройки. Все силы всех сторон брошены на Украину. При этом уровень взаимопонимания опустился до самого низкого уровня.

Политологи констатируют: происходящее на Украине — лакмусовая бумажка для всех политических сил. Прежде чем говорить о любой другой теме, нужно определиться с этой. В этом конфликте (не столько с Украиной, сколько с западными политиками) определяется сама основа дальнейшей внутренней и внешней политики. Русским, в том числе русским политикам, всегда было сподручнее решать глобальные вопросы, а не частные. К тому же Украина — не чужая нам страна.

Позиция либералов состоит в том, что Россия должна играть по правилам, которые действуют в западном мире, потому что это — хорошие правила. Сейчас же Россия со всей очевидностью этого не делает. Консерваторы придерживаются противоположной позиции: нынешние евроатлантические правила отводят России роль второстепенной страны, «большой Дании», соглашаться с этими правилами не надо, нужно гнуть свою линию, защищать свои интересы и отстаивать свою позицию, потому что правда на нашей стороне.

Две стороны конфликта в принципе допускают, что оппонентами движут искренние чувства. То есть разговоры о пятой колонне и кремлевских наймитах ведутся не вполне серьезно. Вместе с тем обе стороны считают оппонента на 100% неправым и исходят из того, что разговаривать с ним не о чем и незачем. И это — очень плохой знак.

Теми оппозиционерами, которые поддерживают Москву в украинском вопросе, движет имперская идеология, уверен депутат парламента Петербурга «яблочник» Борис Вишневский. Они живут в советской системе координат и считают окружающие народы вассалами, которые должны быть в орбите Москвы. Либералы хотят, чтобы Россию уважали, а «империалисты» — чтобы ее боялись. Будущее России должно быть связано с европейскими ценностями и евроинтеграцией. Для «империалистов» же европейские ценности — нечто чужое и ненужное.

Большая часть либералов последовательно выступает против защиты Россией своих интересов, говорит лидер «Другой России» в Петербурге Андрей Дмитриев. Это нельзя объяснить ничем, кроме того, что либералы — инородное тело внутри России. Им всегда стыдно за Россию, они всегда требуют, чтобы Россия ни во что не вмешивалась. В реальности же Россия не может быть «большой Данией», она слишком большая и слишком другая. Россия должна присоединять те бывшие русские и советские регионы, где этого хочет само население, и не играть по чужим правилам, в соответствие с которыми ей уделена второстепенная роль, а отстаивать свои интересы.

Несложно заметить, что обе стороны обвиняют друг друга в том, что те живут вчерашним днем. Либералы говорят, что консерваторы живут в 1983-м, консерваторы — что либералы остались в 1989-м. Также несложно понять, что никакого объективного правильного ответа на этот вопрос нет. В любой политической дискуссии всегда используют аргументы и из прошлого, и из будущего. А настоящее определяется тем, чья точка зрения победила и в какой степени.

Обе позиции уже сформулированы и почти не меняются, говорит политолог Станислав Еремеев. Либеральная точка зрения состоит в том, что Россия должна вернуться на путь, по которому пошла в конце 1980-х, евроинтегрироваться, стать соподчиненной евроатлантическому мироустройству, стать одной из многочисленных евроатлантических стран, признать, что в мире есть лишь одна сверхдержава. Консервативная позиция состоит в том, что Россия, преодолев сложности, может теперь защищать свои интересы, проводить свою политику, не смиряться с уготованной ей второстепенной ролью, создавать альтернативу.

В ближайшем будущем примирение двух сторон (или хотя бы движение к этому примирению) маловероятно, считает политолог Александр Конфисахор. Украине для этого потребуются десятилетия, России, конечно, поменьше, но тоже немало. Обе стороны, определившись в своих позициях, уже буквально говорят на разных языках (террористы — ополченцы, хунта — законная власть, воссоединение — аннексия и т.п.) и с каждым днем все меньше понимают друг друга. А хуже всего то, что ни одна из сторон и не стремится к этому пониманию. Обе они поставили друг на друге крест. Чем заканчивается подобное положение вещей, русская история хорошо знает.

Все это тем более опасно, если учесть, что мир, вполне вероятно, находится на пороге крупнейших политических изменений. Ситуация может напомнить 1914 год и начало нового мироустройства, говорит Станислав Еремеев. Чувствуя, что грядут перемены, обе стороны инстинктивно определяются в своих позициях. Объяснение хорошее, но не радостное. Что случилось и в Европе, и в России в 1914 и нескольких следующих годах, все прекрасно помнят. Причем для России внутренние конфликты оказались страшнее внешних, потому что война ее только надломила, а революция и гражданская война — добили. Одной из причин того, почему события пошли таким путем, стало полное отсутствие диалога и понимания. Рано или поздно это приводит к игре ва-банк на уничтожение оппонента.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.