Саммит «ЕС-Украина-ТС» в Минске: украинский контекст

Москва, 26 августа 2014, 10:56 — REGNUM  Президент Украины Петр Порошенко сегодня, 26 августа, прилетает на саммит в Минске раньше всех. Согласно предварительной информации, его самолет должен приземлиться в белорусской столице уже в 11:15 утра. Уже после ожидают прибытия президентов России и Казахстана, а также еврокомиссаров. Александру Лукашенко, понятное дело, лететь никуда не надо.

Переговоры в Минске по поводу урегулирования украинской проблемы проходят уже не впервые. В конце июля Белоруссия уже пыталась сыграть роль миротворца в украинском кризисе, тогда не вышло. Получится ли сейчас? Как бы то ни было, для страны, которую в Брюсселе называют «последней диктатурой Европы», организация подобных переговоров и участие в них сразу трех еврокомиссаров — событие значащее.

Для начала — состав участников сегодняшних переговоров.

Еврокомиссары: внешняя политика — Кэтрин Эштон, энергетика — Гюнтер Оттингер, торговля — Карл де Гухт.

Украина: по состоянию на 26 августа о составе украинской делегации достоверно известно не многое. Президент Петр Порошенко — точно. С большой долей вероятности торговый представитель Украины Валерий Пятницкий — его киевские власти так спешили назначить до Минска, что даже пошли на отставку министра экономики Павла Шереметы. Возможно, будет министр энергетики Юрий Продан.

И три президента стран Таможенного союза — Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев.

Таким образом, эти переговоры можно рассматривать как первую встречу в формате «ЕС-Украина-ТС». Фактический переход к диалогу между двумя интеграционными объединениями и объектом внешней политики, зажатом между ними.

Это из плюсов саммита. Минусы — не участвуют США, что может свести на нет любые договоренности с украинской стороной. Пока Киев, очевидно, слишком уж зависим от кредитов со стороны МВФ и Вашингтона. Далее — ни одна из сторон не имеет четкой программы урегулирования украинского кризиса. «План Меркель» — его по факту так и не представили публике. «План Порошенко» — неизменен с июня, как и собственно его результат на сегодняшний день. Более того, позиции основных проблемных переговорщиков — России и Украины — практически взаимоисключающие.

Украина требует прекратить поставки оружия и «живой силы» ополченцам, хочет восстановить контроль над границей. Россия заявляет о своей непричастности. Россия стремится к как минимум нейтральному статусу Украины — в Киеве все чаще раздаются слова о необходимости вступления в НАТО. И даже слова Ангелы Меркель: «Есть совет Украина-НАТО. Для участия в нем президент Порошенко приедет в Кардифф, Великобританию. Но, как я уже сказала, о членстве речи не идет», — никак не повлияли на эту позицию. Россия не согласится с возвращением Украине Крыма — украинские политики не могут себе позволить публично признать потерю полуострова. Москва хочет федерализации и усиления самостоятельности русскоязычных регионов — Киев боится слова «федерализация» как огня, а «децентрализация» остается лишь на бумаге.

Более того, каждая из сторон пытается обеспечить себе более выгодные переговорные позиции в Минске. Украинская армия продолжает давить ДНР и ЛНР, ополченцы затеяли контрнаступление. В связи с этим в Киеве говорят о бесполезности и даже вредности минских переговоров. «Не о чем говорить там „один на один“ с Путиным-агрессором тогда, когда агрессор не останавливается, и этой ночью нагло пересекает границу колоннами бронетехники, угрожает захватить Мариуполь, огнем артиллерии со своей территории продолжает убивать наших солдат», — так, например, заявил украинский депутат Анатолий Гриценко. А спикер Верховной рады и вовсе считает, что война должна идти до победного конца. «Скажу вам честно: я не верю в то, что можно достичь результата именно на дипломатическом пути. Только украинская армия и Национальная гвардия способны завершить эту войну, полностью освободив территорию Донецкой и Луганской областей» — заявил накануне саммита Александр Турчинов. Даже сама канцлер Ангела Меркель после визита в Киев признала — особого прорыва от Минска ждать не стоит.

А вот чего стоит ожидать. Во-первых, начала диалога по газовому вопросу. Европа не может смириться с угрозой нестабильного транзита зимой, а потому переговоры в Минске положат начало согласованию позиций перед газовыми переговорами в сентябре. Тем более, что и Яценюк признал — Украина будет покупать газ у России и даже зарезервировала под это больше 3 миллиардов долларов. Во-вторых, с реверсом могут возникнуть проблемы — в связи с продажей компании RWE россиянам. И в-третьих, на Украине уже есть дефицит угля, а потому могут возникнуть проблемы и с электричеством. Так что договариваться придется.

Второй пункт — торговля. Вероятно, будет попытка прийти к некому согласованию позиций по поводу действия украинского соглашения об ассоциации с ЕС. Политика политикой, но большая часть украинской торговли по-прежнему ориентирована на Россию, а за полгода объем торговли упал на 2,5 миллиарда долларов. И сюда же вероятно стоит отнести попытку решения проблемы с реэкспортом европейских продуктов питания в Россию через страны Таможенного союза. Хотя, скорее всего, этот вопрос будет решаться внутри ТС, без участия европейских чиновников.

Ну и последний фактор, который фактически ставит крест на достижении договоренностей — досрочные парламентские выборы на Украине. Для Петра Порошенко принципиально важно выстроить свою вертикаль власти, чтобы хотя бы в Киеве иметь опору для противостояния с олигархами. Он даже и не скрывает, что хочет получить подконтрольное большинство в парламенте в 300 голосов. Но вот вопрос — если война прекращается, то избирателям надо представить некую реальную политическую и экономическую программы. Тем более, что тогда на поверхность всплывут все проблемы, которые война вроде как отодвинула на второй план. А потому до парламентских выборов вряд ли стоит ожидать каких-то серьезных шагов на пути к мирному урегулированию ситуации на Украине.

Украинская редакция ИА REGNUM.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.