Александр Овчинников: До Шаймиева далеко, до ЮНЕСКО ближе

Казань, 25 августа 2014, 11:16 — REGNUM  Недавно в Болгаре и Казани прошли торжества, посвященные включению Болгарского городища в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Татарстанские СМИ убеждают нас, что этому событию нужно только радоваться, и от всей души поздравлять с очередным успехом Минтимера Шаймиева (через Фонд «Возрождение» он лично курировал этот проект). Однако ряд фактов связанных с деятельностью упомянутого Фонда заставляют взглянуть на ситуацию несколько иначе.

Напомню, что 3 апреля текущего года газета «Вечерняя Казань» сообщила читателям о моем открытом письме М.Ш. Шаймиеву, в котором я выражал сомнения по поводу добровольности перечисления бюджетниками средств в его Фонд, попросил, по возможности, вернуть деньги наиболее малообеспеченным жертвователям.

Я также обратил внимание на отсутствие, вопреки Уставу Фонда, в открытом доступе отчетных документов о расходах и сведений о независимых (если они вообще проводились) аудиторских проверках. Через 4 дня, 7 апреля, на сайте Фонда появился «сухой» отчет о расходовании средств, но только за 2013 год. Из документа следовало, что организация за год израсходовала средств полученных из бюджетов разных уровней — 796 млн. рублей, от российских организаций и граждан — 338 млн. 732 тыс. рублей. Это на реализацию Комплексного проекта «Остров-град Свияжск и древний город Булгар». На содержание Исполнительной дирекции Фонда в 2013 году было потрачено 4 млн. 659 тыс. рублей. Для административно-хозяйственных нужд имеется автомобиль Тойота Ленд Крузер 200, а для «ведения деятельности» — оргтехника. Вот и все — названо три суммы без всякой конкретизации: ни накладных, ни сканов договоров-подрядов, ни документов о банковских перечислениях, ни заключений аудиторов (если данный вид документации их не предполагает, то почему бы не разместить эти материалы, например, в качестве приложения?).

Из представленной информации путем нехитрых расчетов можно только выяснить во сколько в месяц обходится содержание одного сотрудника (всего их, судя по официальному сайту Фонда, четыре) Исполнительной дирекции — 97 тысяч рублей… Повторяю — это в месяц и это деньги жертвователей, в том числе и тех самых бюджетников. Об адекватности оплаты труда исполнительного директора Т. Ларионовой, референта А. Люнькова, главного бухгалтера И. Конаковой и юристконсульта Р. Сумцева можно только догадываться. Каковы их зарплаты неизвестно, но судя по приведенным цифрам — выше, чем у медсестры из районной больницы, пожертвовавшей часть своего заработка в Фонд.

Лично мне ответа со стороны Минтимера Шариповича не последовало, лишь через полтора месяца по почте пришла формальная отписка, поведавшая, что письмо направлено в Секретариат Государственного Советника. Подобная странная реакция укрепила меня в мысли, что называемое «возрождением» помпезное и широко рекламируемое строительство новоделов в Болгаре и Свияжске, превращающее их в туристический лубок, видимо, не является главной целью Фонда. Иначе в чем смысл окутывать покровом тайны финансовые операции некоммерческой организации?

Согласно Уставу, поступаемые на счета деньги могут довольно активно «прокручиваться»: Фонд имеет право заниматься предпринимательской деятельностью, соответствующей его целям (предположу — организацией туризма, отсюда, видимо, и такое упорство в борьбе за получение эмблемы ЮНЕСКО), приобретать и реализовывать ценные бумаги, заниматься сделками с недвижимостью, выдавать поручительства. Нельзя не обратить внимания на один очень интересный факт. Пожертвования в Фонд перечисляются, кроме Ак Барс банка, и на счета Татсоцбанка. Контроль над последним в июле 2010 г. перешёл к бывшему губернатору Амурской области Николаю Колесову. С первого взгляда ничего странного в этом нет — «империи Колесова» в Татарстане и за его пределами принадлежит множество предприятий. Однако некоторые события «губернаторства» Николая Колесова на амурской земле наводят на размышления.

В 2007 году благодаря бывшему мэру Казани Камилю Исхакову, а тогда полномочному представителю президента в Дальневосточном федеральном округе, Н. Колесов стал губернатором Амурской области. Одним из его первых мероприятий стала организация внебюджетного «Государственного жилищного фонда при губернаторе области». Далее, если верить журналистам, местные предприниматели стали получать от нового губернатора письма со следующим текстом: «Уважаемый…! Прошу перечислить средства в размере…… рублей в Государственный жилищный фонд при губернаторе Амурской области. Платежные реквизиты……… Н.А. Колесов» (источник: Н. Островская. «Бабай» на Амуре // Комсомольская правда. 20.05.2008).

Суровые амурские золотопромышленники, мягко говоря, не воодушевились призывом перечислять деньги на счета Фонда в обход бюджета (источник: Н. Островская. «Бабай» на Амуре // Комсомольская правда. 21.05.2008, продолжение), грянул мощный скандал, директор этого Фонда очутился под следствием, а сам, уже бывший губернатор, Н.Колесов в… Казани, и через некоторое время через Татсоцбанк оказался непосредственно связан с деятельностью другого, теперь «шаймиевского», Фонда.

В отличие от амурчан, татарстанцы, с 1990-х годов привыкшие к деятельности организуемых властями фондов, открыто не протестуют, но «не на камеру», в частных беседах, возмущение довольно серьезное. Жители Пестречинского района, по материалам которого я написал открытое письмо М. Шаймиеву, подходили к моей матери и говорили: «Спасибо, а то нас это все уже достало, и… не боится ли твой сын мести»? Недавно директор одной из татарстанских школ рассказала, что учителям раз в полгода предлагают самим идти в Сбербанк, перечислять деньги на счета Фонда, а квитанции относить в РОНО…

Я прекрасно пониманию, что в такой ситуации изменить что-либо очень сложно. Дело не в Фонде и не лично в М. Шаймиеве, Н. Колесове или ком-то другом, а в той политической системе, в которой нас заставляют жить, когда все оказываются зависимыми от одного человека и его окружения, и оказать влияние на эту группу лиц, например, через соответствующие российские инстанции, нет никакой возможности. Как бы это на первый взгляд наивно не звучало, выход может быть найдет в аппеляциях к мировому сообществу.

Влияние западных демократий на примитивно устроенные архаические клановые политические системы нельзя недооценивать. Почему бы татарстанцам не начать обращаться со своими претензиями в мировые инстанции? Если бы, например, в международных спортивных организациях «из первых уст» узнали о принудительном труде бюджетников на объектах Универсиады, то последняя вряд ли бы состоялась или, по крайней мере, такого не повторилось бы при подготовке грядущих и сулящих много неудобств обычным людям «праздников спорта».

В данном случае до руководящих структур ЮНЕСКО необходимо донести озвученные выше связанные с деятельностью Фонда «Возрождение» факты, и поставить перед этой солидной международной организацией четкие вопросы: Не преждевременно ли включение ранее не привлекавшего внимания ЮНЕСКО (да и властей Татарстана, ТАССР) маловыразительного Болгарского городища (несколько полуразвалившихся и сомнительных с эстетической точки зрения каменных строений) в список всемирного наследия? Не наносят ли ущерб репутации ЮНЕСКО контакты с руководителями неоднозначного с точки зрения прозрачности финансовых операций Фонда «Возрождение», являющихся ещё и представителями политического режима, который нельзя назвать демократическим?

При современных средствах связи направить обращение не составит большого труда, было бы желание, и здесь наступает самое трудное — борьба с собой. Это намного сложнее, чем противостоять административному давлению на работе («расправа и с нами будет за то, что мало на тебя давили», и при этом страх в глазах), или моральному прессингу родственников («найдут тебя в канаве с проломленным черепом и никто ничего не докажет», опять страх в глазах)… Но начинать эту борьбу когда-то надо, иначе страх в глазах будет передаваться по наследству…

Александр Овчинников, историк

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.