При Эрдогане внешняя политика Турции станет более агрессивной - тюрколог (интервью)

Москва, 12 августа 2014, 13:03 — REGNUM  Президентские выборы в Турции, победу на которых одержал лидер правящей Партии справедливости и развития (ПСР), премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган, уже позади. Эрдоган считался бесспорным фаворитом президентской гонки, но с трудом набрал 52% голосов. Кандидат от Народно-республиканской партии (кемалисты) и партии "Национальное движение" (националисты) Экмеледдин Ихсаноглу удивил своим результатом - 38% голосов. А курдского политика, правозащитника, выступающего за признание Геноцида армян в Османской империи, Селахаттина Демирташа поддержали 10% избирателей. Однако избирательный цикл в Турции не завершен. Итоги президентских выборов могут стать отправной точкой для выстраивания политических сил в преддверии парламентских выборов. О том, как может измениться внутриполитическая обстановка в Турции после президентских выборов, и стоит ли ожидать изменений во внешней политике Анкары, в частности, по отношению к странам Закавказья и Ближнего Востока, а также о других вопросах внутренней и внешней политики Турции корреспондент ИА REGNUM побеседовал с тюркологом Рубеном Мелконяном.

ИА REGNUM: Г-н Мелконян, о чем свидетельствуют итоги прошедших в Турции президентских выборов?

Президентские выборы показали, что идеологическое поле в Турции продолжает оставаться агрессивным. Мы имеем дело с двумя важными идеологическими течениями националистического толка. Кемалистский национализм, который сотрудничает с ультранационалистами в лице политического крыла организации "Серые волки". На этих выборах они объединились и выдвинули единого кандидата - Экмеледдина Ихсаноглу. Исламистский национализм, который представляет Реджеп Тайип Эрдоган. По сути, в борьбе за президентское кресло в Турции одержал победу исламистский национализм. Что ж, уровень поддержки Ихсаноглу на выборах удивляет, поскольку его нельзя считать политической фигурой, он никогда не блистал своей активностью в политике.

В каком-то плане этот факт порадовал и воодушевил кемалистов и националистов, ибо с самого начала бесспорным фаворитом избирательной гонки считался Эрдоган, а остальные кандидаты решали другие задачи. Если для Селахаттина Демирташа избирательная кампания была возможностью остаться в истории Турции, как курдский кандидат в президенты, тем самым пытаясь укрепить гражданские права курдов в этой стране, кемалисты и националисты преследовали другую цель. Они выдвинули против Эрдогана неопытного политика, который уступил ему примерно 10%. В будущем этот момент еще долго будет муссироваться с тем, что Эрдоган может и проиграть следующие выборы. С другой стороны, выборы показали, что независимо от личности кандидата у кемалистов и националистов есть стабильный электорат. На этих выборах за Ихсаноглу проголосовали примерно столько людей, сколько голосов кемалисты (Народно-республиканская партия) и националисты набрали на прошедших парламентских выборах. Этот момент может иметь важное значение для будущих политических процессов. Например, на ожидающихся в 2015 году парламентских выборах они могут объединиться и выступить единым фронтом.

ИА REGNUM: Какую роль на парламентских выборах будет играть Демирташ, который выступает за признание Геноцида армян Турцией?

Что касается Демирташа, который открыто заявляет, что признает факт совершения Геноцида армян, то нельзя считать, что все проголосовавшие за него люди выступают за признание геноцида. Может быть, среди проголосовавших за Демирташа определённое количество составляли люди, которые не согласны с политикой (отрицания) государства по этому вопросу, но в его случае главную роль сыграл курдский фактор. Это проявление роста курдского национального самосознания. Он выступал на выборах как представитель интересов именно курдского народа.

ИА REGNUM: Несмотря на то, что Эрдоган обещал провести конституционные реформы и существенно расширить полномочия президента, Турция все еще остается парламентским государством, а значит, парламентские выборы 2015 года сыграют большую роль в политической жизни страны. С учетом нынешних реалий, удастся ли Эрдогану одержать победу на парламентских выборах и осуществить конституционные реформы?

В Турции начинается довольно интересный политический этап. Впереди парламентские выборы, для которых итоги президентской гонки могут стать важной отправной точкой. Во-первых, нельзя исключать, что на парламентских выборах 2015 года кемалисты и националисты выступят единым фронтом и составят серьезную конкуренцию для правящей партии, что создаст сложности для Эрдогана. Во-вторых, в политической жизни Турции будет иметь важнейшее значение поведение действующего президента Абдуллы Гюля. Я жду его заявления, с которым он обещал выступить после президентских выборов. Если Гюль выйдет из ПСР и создаст свою партию, в политической палитре Турции начнутся совершенно другие процессы. Электорат правящей партии будет разделен, у Гюля есть свои соратники, которые выйдут из правящей партии и примкнут к его лагерю. Абдулла Гюль заручится поддержкой основателя исламистского движения "Хизмат", общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена. В результате, создастся ситуация, при которой правящая партия фактически не сможет единолично сформировать правительство. ПСР фактически может лишиться шанса на проведение так необходимых Эрдогану конституционных реформ. В этой ситуации существенно возрастет значение курдского фактора. Если Гюль поступит так, как было отмечено выше, победное шествие правящей партии, которое длится уже 12 лет, столкнется с серьезными проблемами.

ИА REGNUM: Вы действительно полагаете, что между давними соратниками Эрдоганом и Гюлем существуют такие разногласия, что Абдулла Гюль может покинуть ряды ПСР?

В любом случае очень важно то, как поступит Гюль. Он выйдет из политики и станет, как говорится, молодым пенсионером, или в каком-то другом формате примет участие в турецкой политике? От его будущих действий зависит многое. Хотя в истории Турции известны случаи, когда бывшие президенты довольствовались депутатским постом. В том, что создавшаяся в Турции ситуация будет предопределять итоги ожидающихся парламентских выборов, нет никакого сомнения. Кемалисты и националисты не считают итоги президентских выборов поражением, а рассматривают их как важный опыт, когда недостаточно известный в турецкой политической жизни кандидат в президенты Экмеледдин Ихсаноглу набирает 38% голосов, что, в свою очередь, обещает интересные политические процессы в будущем.

ИА REGNUM: Как повлияет нынешний расклад сил внутри Турции на ее внешнюю политику по отношению к странам Ближнего Востока и Закавказья? Изменится ли региональная политика Турции?

Думаю, что до парламентских выборов продолжится нынешняя проактивная внешняя политика. Более того, внешняя политика Анкары может иметь агрессивные проявления, поскольку не исключается, что на пост премьер-министра будет назначен глава МИД Ахмет Давутоглу. Если Давутоглу, положения теорий которого легли в основу внешней политики Турции, станет премьер-министром, это будет новым толчком для реализации его теоретических измышлений. Тем не менее, до парламентских выборов в повестке внешней политики Турции ничего существенно не изменится. Тем более, в своей "балконной речи", сразу после объявления итогов выборов, Эрдоган заявил, что его победа - это победа Палестины, победа "наших братьев и сестер в арабских странах" и пр. То есть, проактивная внешняя политика Турции по отношению к Ближнему Востоку продолжится. Я не считаю, что и в других направлениях внешняя политика Турции будет скорректирована.

ИА REGNUM: На протяжении последних 150 лет внешняя политика Турции мечется между панисламизмом, пантюркизмом, османизмом или неоосманизмом. Турция придерживалась одной из этих идеологических направлений во внешней политике, в зависимости от сложившихся реалий и баланса сил. Как вы думаете, выйдет ли внешняя политика Анкары за рамки "идеологических колебаний" или продолжит следовать сложившейся традиции?

Не думаю, что в ближайшем будущем Турция будет придерживаться нового идеологического течения в своей внешней политике. Не исключено, что в уже существующие идеологические формы будут внесены новые акценты. Создание новой идеологии невозможно просто потому, что все весомые политические силы страны придерживаются уже существующего формата. Так, правящая Партия справедливости и развития, которая себя называет "консерватором-демократом", на самом деле является носителем происламистских взглядов, которые включают в себя некоторые элементы османизма. Народно-республиканская партия (кемалисты) по сути является продолжением Движения младотурков (которые находились у власти в Турции в 1908-1918 гг.). То есть, кемалисты - сторонники тюркизма с фашистским проявлением. Партия "Национальное движение" открыто придерживается ультранационалистических взглядов. Существенным фактором являются курды, которые могут оставить свой след в турецкой политике. Однако курдская общественность не монолитное явление: ее политические предпочтения разные - от автономии до создания курдской независимой республики.

ИА REGNUM: Касательно курдского фактора. Является ли кандидат в президенты Селахаттин Демирташ отдельной фигурой, или же он сподвижник возглавляемой Абдуллой Оджаланом Рабочей партии Курдистана (РПК)?

Всем представленным в парламенте Турции курдским депутатам от партии "Мир и демократия" приписывается связь с РПК. Считается, что либо они связаны с РПК, либо симпатизируют ей. В этом плане Демирташ не исключение. Не думаю, что Демирташ феномен. Он типичный курдский молодой политик, который прошел все стадии своего становления. Он достаточно активная личность и готов к борьбе. Он не сторонник радикальных идей, и его нельзя считать ярким лидером.

ИА REGNUM: При анализе политических процессов в Турции нельзя сбрасывать со счетов и фактор армии, хотя он в настоящее время достаточно слаб. В истории Турции армия всегда играла решающую роль в закулисной борьбе за власть и была своеобразным "мотором" переворотов. Какова сейчас роль армии в турецкой политике, и что ожидать от нее в будущем?

Конечно, влияние нынешней армии нельзя сравнить с влиянием вооруженных сил 10-летней давности и тем более лет 30. Эрдогану посредством задействования также внешних факторов удалось нейтрализовать фактор армии. Несомненно, у армии нет того влияния, но и не могу сказать, что фактор ее влияния полностью обнулен. Она сейчас раздроблена на части. Если в 1990-х гг. большая часть армии была консолидирована вокруг кемалистов, в настоящее время в ней существуют разные группировки. Все же думаю, что при резком обострении внутриполитической ситуации в Турции армия может активизироваться, но уровень ее воздействия на общественно-политические процессы в стране уже не тот. В настоящее время армия не играет решающую роль в политической жизни Турции.

ИА REGNUM: В период СССР и в первые годы после его развала Турция считалась транслятором интересов Запада в сопредельных ей регионах. С тех пор экономическая и политическая мощь Турции существенно возросла. Как вы думаете, Турция в будущем будет выполнять эту роль или попытается стать отдельным фактором в региональной политике?

Не думаю, что в этом направлении произойдут существенные перемены, однако с учетом личных качеств, амбиций и опыта Эрдогана можно ожидать, что в будущем он продемонстрирует некоторые элементы независимости в своей региональной политике, как это случилось во время войны в Ираке, Сирии и пр. Однако это будет скорее исключением, чем правилом поведения Турции.

ИА REGNUM: Какой будет политика Турции по отношению к региону Закавказья? Анкара будет и дальше выстраивать, углублять отношения с Грузией и Азербайджаном, все больше изолируя Армению, или в региональной политике Турции произойдут изменения?

Не думаю, что в закавказском векторе турецкой внешней политики произойдут существенные изменения. Более того, если президент Абдулла Гюль - более сбалансированная личность, проявляющая терпимость, то при правлении Эрдогана внешняя политика Турции будет носить более агрессивный характер. Мы имеем дело с несдержанным, агрессивно настроенным и порой неуравновешенным политиком, который может пойти на ужесточение политики Анкары по отношению к региону. Думаю, мы еще станем свидетелями антиармянских проявлений во внешнеполитических инициативах Турции. Что касается отношений Турции и Азербайджана, то здесь сделаю простое замечание. То, что получившие ранения на линии соприкосновения армяно-азербайджанских войск в Нагорном Карабахе азербайджанские диверсанты лечатся в Турции, а их посещает не министр здравоохранения Турции, а глава МИД Ахмет Давутоглу - это четкий месседж о продолжении строго проазербайджанской линии.

ИА REGNUM: Россия и Турция - явные конкуренты в Закавказье. Их интересы сталкиваются также в черноморском регионе, по крымскому вопросу и по проблеме расширения НАТО. Какое будущее у российско-турецких отношений, если учитывать обострение отношений России с Западом из-за украинского кризиса? Будет ли Анкара как член НАТО придерживаться строго прозападной линии или все же попытается сохранить баланс?

Насколько бы Реджеп Тайип Эрдоган ни был несдержанной личностью, в отношениях с Россией политика Турции при правлении ПСР всегда была очень корректной и сдержанной. Думаю, и в будущем это линия не изменится. Турция и впредь будет вести осторожную политику по отношению к России. Не думаю, что Эрдоган будет занимать агрессивную антироссийскую позицию.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.04.17
ООН: Антироссийские санкции оказались неэффективными
NB!
28.04.17
Москва второй день подряд стоит в девятибалльных пробках
NB!
28.04.17
«Бизнес может компенсировать курортный сбор туристам услугами или скидками»
NB!
28.04.17
В музей прорыва блокады Ленинграда привезли танки
NB!
28.04.17
Значительный поток наркотиков в РФ идет с Украины — Путин
NB!
28.04.17
Тиллерсон: Угроза северокорейской ядерной атаки на Сеул и Токио реальна
NB!
28.04.17
Офшор в Крыму: «Инвестиции не с Запада, но из Латинской Америки и АТР»
NB!
28.04.17
Путин родился в столице Дагестана
NB!
28.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 28 апреля
NB!
28.04.17
ДНР ожидает на майские праздники провокации со стороны ВСУ
NB!
28.04.17
«Главный эффект от сборов – мы прекратим терять курортную инфраструктуру»
NB!
28.04.17
Италия: «Спасающие мигрантов в море НПО связаны с контрабандистами»
NB!
28.04.17
В 2018 году флот России получит первую атомную «Суперакулу» с «Калибрами»
NB!
28.04.17
Курортный сбор: «Велик риск, что большой сегмент останется неохваченным»
NB!
28.04.17
Кавминводы без курортного сбора не превратить в «мировой курорт»
NB!
28.04.17
Коррупция в департаменте Югры: новые дела и фигуранты
NB!
28.04.17
Энергетический фундамент России
NB!
28.04.17
Тайна охотничьей резиденции Николая II в Карсе
NB!
28.04.17
Уральские заводы переходят на четырёхдневку: теперь автозавод «Урал»
NB!
28.04.17
Порошенко: Минск не позволит РФ напасть на Украину с территории Белоруссии
NB!
28.04.17
Москва встала в 10–балльных пробках — главное за неделю
NB!
28.04.17
Слуцкий обвиняет украинских парламентариев в травле Аграмунта