Михаил Агаджанян: Карабахский конфликт и "злополучный" август

Москва, 4 августа 2014, 16:20 — REGNUM  

Первые дни августа выдали резкий рост напряжённости в зоне карабахского конфликта. На отдельных направлениях линии соприкосновения сторон интенсивность боестолкновений возросла настолько, что появились опасения по поводу возобновления полномасштабной войны. Но ситуация пока не вышла за рамки локальных стычек. Статус-кво сохранён, к сожалению, ценой человеческих жизней. С мая 1994 года, когда в свои права вступило трёхстороннее соглашение о прекращении огня, заключённое всеми сторонами конфликта, регион не знал такого количества боевых потерь на передовой.

Большинство комментаторов обратилось к анализу внешних побудителей нынешней локальной, но весьма настораживающей военной эскалации конфликта. Выборка экспертных мнений достаточно репрезентативна - от выдвижения обвинений в адрес Запада, до подозрений по поводу "непрозрачной" роли России. Соединённым Штатам и их евроатлантическим партнёрам обострение ситуации в зоне конфликта, по мнению многих комментаторов, выгодно по ряду причин. Но все они группируются вокруг версии об открытии Западом "второго фронта", информационного и непосредственно военного, после украинского, для нанесения позициям России в черноморско-каспийском регионе серьёзного урона. По этой версии, Киев всё больше ввязывается в позиционные бои с повстанцами в Новороссии, Запад всё больше давит на Россию санкциями. В обоих случаях у американцев и европейцев нет уверенности в завтрашнем дне, поэтому срочно затребована расконсервация карабахского конфликта, вокруг которого России есть что терять. Таков лейтмотив рассуждений экспертов, отстаивающих точку зрения о заинтересованности Запада в накале ситуации на карабахском фронте. При этом, комментаторы особенно не утруждают себя показом конкретных каналов и ресурсов влияния, например, Вашингтона на Баку, чтобы настроить одну из сторон конфликта на его расконсервацию. В отношениях США и Азербайджана конфиденциальные взаимосогласования подобного рода исключены, в них нет даже намёка на доверительность, которая требуется в таких случаях. Единственная страна, которую можно, хотя и с натяжкой, но считать частицей Запада (прежде всего, по факту членства в НАТО), и которая имеет выстроенную годами систему консультаций с азербайджанским руководством на политическом и военном уровнях - это Турция. Впрочем, турецкий след в инициировании нынешней карабахской напряжённости - совсем другая история.

Американцы на самом деле заинтересованы в создании для России максимальных затруднений по всему периметру её границ. Но в Вашингтоне нет выверенного ответа по одному главному вопросу - выйдет ли Россия из новой карабахской войны с потерями или с приобретениями? Основной акцент в западной пропаганде делается на поставках российского оружия прикаспийской республике, которая находится в состоянии войны с союзником Москвы на Южном Кавказе. Дескать, кто поставляет оружие, тот и будет нести ответственность за всё, что происходит и будет происходить в зоне конфликта. Но это пока только пропаганда, отталкиваясь от которой вашингтонским стратегам ещё предстоит разработать нечто похожее на внешнеполитическую программу действий в конфликтогенном регионе.

Суть подозрений в адрес Москвы в связи с эскалацией в зоне конфликта одновременно банальна и экзотична. В первом случае, указывается на интерес российских властей новой войной в Карабахе, чтобы на годы вперёд приостановить реализацию крупных энергетических проектов поставки азербайджанских и центральноазиатских углеводородов на европейские рынки. В соответствии с другим, весьма "креативным" представлением - Москва решила приструнить Ереван из-за обнаружившихся с его стороны "капризов". Часть из последних лежит якобы в плоскости вопроса трудного вступления Армении в Евразийский экономический союз, другая - в нарастающем недовольстве армянского руководства по поводу оружейных поставок России в Азербайджан. Некоторые комментаторы разглядели "руку Москвы" в обострении ситуации на карабахской передовой даже в недавних реверансах лидера ЛДПР Владимир Жириновского в сторону Баку - недавнего объекта его критики. Владимир Вольфович все эти дни усиленно расхваливал азербайджанские власти, чем заслужил к себе благосклонность последних. Заявлениями Жириновского глаголет Кремль, который окольными путями демонстрирует армянам своё недовольство, стали предполагать некоторые авторы в Баку. А значит, пора переходить от угроз новой войны в адрес неуступчивых армян к непосредственным шагам в зоне конфликта.

Самое интересное, что вменяемые Москве "непрозрачные" действия в конечном итоге привели к постановке вопроса о срочном созыве в Сочи очередного армяно-азербайджанского саммита. Пикантность ситуации подчеркнул факт тщетных предыдущих попыток Запада склонить президентов двух республик к встрече в Париже или, в качестве более отдалённой во времени альтернативы, в Нью-Йорке. Тушить пламя новой эскалации пришлось, как обычно, Кремлю, а не Белому дому или Елисейскому дворцу. Но российской дипломатии ещё предстоит услышать не один упрёк в свой адрес. Роль "пожарников" американцам и европейцам явно не даётся. Зато пропагандисты из них сносные. Особенно, когда надо припугнуть Баку азербайджанским "майданом", а в Ереване продавливать тему поставок российского оружия на Апшерон.

Думается, внешний фон, располагающий одну из сторон Карабахского конфликта к обращению к силовому сценарию, имеет место быть, и он внёс свою лепту в происшедшем. Нервы у всех обострены до предела, любая стычка на линии соприкосновения чревата разрастанием до вида масштабных боестолкновений, с задействованием тяжёлой техники, наступательных систем. О чём, собственно, все последние годы предупреждают и эксперты, и, к примеру, сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Внешние побудители важны для представления общей картины имевших место инцидентов, но не ими определяется выплеснувшийся наружу заряд эскалации. Азербайджан по нарастающей взвинчивал градус конфронтации в зоне конфликта. Отказ от предложенных мер укрепления доверия (отвод снайперов с линии огня, создание механизма расследования инцидентов), постоянная наглядная демонстрация тезиса о том, что война не закончена, пройден лишь первый её этап (разведывательно-диверсионные вылазки) - исходят от одной известной стороны конфликта.

Среди экспертов стало чуть ли не аксиомой понимание того, что Баку никогда и ничего не начнёт в зоне конфликта без получения санкции извне. Чаше всего, среди источников внешнего санкционирования упоминается Турция. В своей большей части - это объективная данность нынешнего расклада сил и интересов вокруг карабахского конфликта. Между тем, из поля зрения упускается один важный нюанс. Власти прикаспийской республики взяли на себя такой груз воинственных заявлений, категоричного отметания любой возможности видеть у своих границ "ещё одно армянское государство", что настаёт время действовать, а не просто заниматься индоктринацией собственного населения. Подготовка общества не к миру, а к войне требует практических действий на передовой. Диверсионные вылазки - наиболее оптимальный вариант "выпускания пара из котла" и предъявления гражданам конкретных результатов. Именно в этом "разведывательно-диверсионном амплуа" выступили азербайджанские подразделения в первые дни августа, что едва не ввергло регион в новую войну.

Политическое руководство в Баку ощущает рост запроса на конкретные действия не столько со стороны своей общественности. Простые граждане республики в своём большинстве далеки от рвения вернуть Карабах силовым способом. Ибо это их жизнями будет оплачен счёт властей, окунувшихся в очередную военную авантюру. Совсем другое дело, поднимающее голову в стране военное сословие, его среднее и высшее командные звенья, у которого есть мотивация на самоутверждение. В одно время, среди армянских экспертов бытовало мнение, что пока в министрах обороны Азербайджана значится Сафар Абиев (был главой военного ведомства аж с 1995 года), ожидать от соседей развёртывания новой войны не стоит. Абиева отправили в отставку осенью прошлого года. Ему на смену пришёл новый военачальник, бывший командующий внутренними войсками Азербайджана Закир Гасанов. Ему и пришедшим вместе с ним генералам есть что доказывать, есть стимул выделиться на фоне невнятной деятельности предыдущего главы республиканского минобороны.

Теперь говорят - пока президент Ильхам Алиев находится у власти, Азербайджан не начнёт войну в Карабахе. Глава республики считается прагматичным политиком. В этом контексте в одно время между ним и экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили проводили известные параллели, навеянные экспертам и политикам событиями шестилетней давности. В августе 2008 года Саакашвили пустился в авантюру в зоне югоосетинского конфликта. Так почему нечто подобное нельзя ожидать уже в наши дни от президента Азербайджана?

Август сам по себе сложный месяц в мировой военной истории. В этом Кавказ убедился на собственном опыте. Азербайджанскому политическому руководству есть что терять и что не получить в виде упущенной выгоды, если будет отдан судьбоносный приказ. Баку готовится к принятию в 2015 году Европейских игр, в 2017 году - Игр исламской солидарности, другим спортивным и культурным мероприятиям бурной строительной деятельностью. Это многомиллионные подряды по возведению спортивных и туристических объектов. В ближайшие три-четыре года должны выйти на "финишную прямую" и крупные энергетические проекты, берущие точку старта от второй фазы месторождения "Шах-Дениз". У Саакашвили не было ни нефти, ни газа, ни "строек века". У него фактически вообще ничего не было, кроме двусмысленных намёков американцев, которые экс-президент, как потом выяснилось, неправильно расшифровал. Поэтому август 2008-го оказал на Саакашвили такое влияние: ему нечего было терять, а приобрести он мог практически "всё и сразу". Августовский "феномен" роста воинственных настроений в азербайджанском случае имеет значительные отличия от своего грузинского аналога. Полномасштабная война - слишком большая роскошь для Баку. Но и сидеть сложа руки здесь не то, чтобы не намерены, а просто лишены такой возможности. Остаётся в перманентном режиме прибегать к "микровойнам", локальным боестолкновениям, держа в тонусе свои вооружённые силы, оплачивая кредит доверия населения и демонстрируя претензии на самодостаточность в регионе.

Говорят, сильный политический лидер уходит только тогда, когда сам этого возжелает. Перефразируя эту политическую мудрость, можно предположить следующее. Для президента Азербайджана желанной целью является то, чтобы все считали, включая турецких партнёров, что он может начать войну тогда, когда сам этого пожелает. Ведь не стали же для Саакашвили препятствием Олимпийские игры в августе 2008 гола. Так почему президентские выборы в Турции в наши дни должны были стать для Ильхама Алиева сдерживающим фактором?!

Михаил Агаджанян - обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.