Ануш Левонян: Что упустил в своем интервью первый президент Армении Тер-Петросян

Москва, 24 июля 2014, 16:48 — REGNUM  Недавнее интервью первого президента Армении Левона Тер-Петросяна одному из ереванских интернет изданий изобиловало критикой в адрес действующих властей республики и вызвало весьма резкую реакцию с их стороны. Так, например, вице-спикер парламента Эдуард Шармазанов счел высказывания первого президента "маразматическими", а министерству обороны крайне не понравились те пассажи в интервью, в которых говорится о, якобы, "несоразмерной" реакции армянской стороны на явственно возросшую военную активность Азербайджана на линии фронта в Нагорном Карабахе и на границе двух стран. Тер-Петросян, напомним, назвал это обстоятельство политическим, увязав его с тем, что после "срыва процесса евроинтеграции Армении" Запад утратил доверие к Еревану, а кроме того, неопределенное положение сложилось в процессе присоединения республики к Евразийскому союзу. Думается, что это - главная мысль в обширном интервью экс-президента. Но, как ни странно, именно данные высказывания не нашли достойного и адекватного отклика в многочисленных комментариях.

Между тем, вряд ли можно согласиться с тем, что рост военной напряженности, постоянные нарушения режима прекращения огня, которые происходят по несколько раз на дню и, как правило, инициируются обстрелами с азербайджанской стороны, каким-то образом связаны с ситуацией в процессе евроинтеграции Армении. После того, как 3 сентября прошлого года в Москве президент Серж Саргсян заявил о намерении Еревана присоединиться к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана, а также стать членом формирующегося Евразийского экономического союза (ЕАЭС), стало ясно, что активный ранее процесс сближения с Европой по совершенно понятным причинам будет если и не полностью заморожен, то, во всяком случае, очень сильно сбавит в темпах. Так и случилось, хотя армянское руководство по-прежнему говорит о желательности сочетать членство в постсоветских интеграционных объединениях с "европейским выбором" страны. На деле осуществить такую политику, которая в армянском политическом лексиконе формулируется как политика "не "или" - "или", а "и" - "и" (то есть не противопоставление, а сочетание внешнеполитических векторов), довольно проблематично.

В Баку это, конечно же, понимают. Поэтому вряд ли усиливая свою военную активность, Азербайджан тем самым стремится подорвать и без того де-факто приостановленное (как минимум) продвижение Армении по пути в Европу. Нецелесообразно пытаться помешать тому, чего уже как бы и нет. Тем более - делать это столь сомнительными способами, результатом которых может стать очень серьезное осложнение военно-политической ситуации в регионе конфликта.

По мнению Тер-Петросяна, затягивание процесса вступления Армении в ЕАЭС связано с тем, что "члены-основатели Евразийского союза поставили перед Арменией четкое условие об установке таможенных пунктов по всему периметру армяно-карабахской границы". Разумеется, такое условие для Еревана неприемлемо, поскольку его выполнение чревато весьма тяжелыми внутриполитическими последствиями. Но даже если и предположить, что Левон Тер-Петросян в данном пункте прав, то это все равно не дает ответа на вопрос, чем вызван рост военной активности Азербайджана.

В данном контексте представляется, что ситуация, если смотреть на неё с "бакинской колокольни", имеет совершенно иную конфигурацию. Европейский путь для Армении на обозримую перспективу закрыт, следовательно - по логике Азербайджана, стремящегося расширить и сделать всеохватной проводимую им и Турцией блокаду Армении - должен быть закрыт и путь евразийской интеграции. В противном случае, блокада сильно обесценивается, если не сходит вообще на нет. И в таком варианте усиление военной активности более чем объяснимо. Баку явно рассчитывает на то, что и Астана, и Минск, которые и без того-то не слишком скрывают свой скепсис относительно присоединения к ТС и ЕАЭС Армении, в условиях возрастания военной опасности еще более усилят свое противодействие в этом вопросе. Потому что в их представлении граница ТС и ЕАЭС на армяно-азербайджанском участке будет выглядеть не связующим рубежом, а линией фронта внутри ТС (как отметил Тер-Петросян, армянская сторона воздерживается от соразмерных ответных действий, учитывая, что в результате ситуация может выйти из-под контроля, и перестрелки могут привести если не к войне, то, как минимум, к более опасному обострению ситуации). И тем более это будет относиться к линии карабахско-азербайджанского противостояния, если между Арменией и Карабахом не будут установлены таможенные посты. Если же они всё-таки будут установлены - это станет существенным достижением для Баку и одновременно - осложнит и ослабит международные позиции армянской стороны в процессе отстаивания права Карабаха на самоопределение, даже если эти посты на деле будут играть сугубо формальную роль.

Далее, на наш взгляд, именно этот козырь, опираясь на доброжелательную поддержку Астаны, использует сегодня Баку в вопросе о возможном вступлении Азербайджана в ТС и ЕАЭС. Не секрет, что Москва, судя по заявлениям ряда высокопоставленных российских чиновников, хотела бы присоединить Азербайджан к процессам постсоветской интеграции. Однако согласия на это дано не будет до тех пор, пока ТС и ЕАЭС не установят таможенную границу между Арменией и Нагорно-Карабахской республикой, тем самым формально как бы "вернув" Карабах в юридическое пространство экс-метрополии.

Всё это, повторим достаточно очевидно, но совсем не факт, что реализуемо. Помешать осуществлению подобных планов могут многие обстоятельства, и не в последнюю очередь - намеки на возможное сближение с ТС Турции. В таком случае деблокада закрытой с 1993 года армяно-турецкой границы неизбежна, а это, в свою очередь, обесценивает и блокаду со стороны Азербайджана. Одновременно теряется также смысл дальнейшего нагнетания военной напряженности. Напротив, речь должна в таком случае идти о нахождении взаимоприемлемых компромиссов. В указанном контексте уже не вызывает удивления резкая активизация миротворческих усилий со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые, во-первых, всё чаще говорят о необходимости принятия сторонами известных Мадридских принципов в качестве первого этапа урегулирования, а во-вторых, напряженно пытаются организовать очередную встречу между президентами Азербайджана и Армении в надежде добиться уже не декларативных заявлений, а тех или иных конкретных решений. Можно с немалой долей уверенности предполагать, что до проведения этой встречи (если она всё-таки состоится), ситуация в процессе вступления Армении в ТС и ЕАЭС будет сохранять признаки неопределенности.

Ануш Левонян, политический обозреватель, Ереван

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.