Крах системы предупреждения о ракетном нападении Око-1 - серьёзная угроза безопасности России: эксперт

Москва, 21 Июля 2014, 07:31 — REGNUM  В конце июня 2014 на страницы СМИ попала крайне настораживающая новость - последний геостационарный спутник системы предупреждения о ракетном нападении Око-1 вышел из строя.

К счастью, совсем недавно в интернете появилась информация о том, что на четвертый квартал 2014 года запланирован запуск абсолютно нового спутника "Тундра" на высокоэллиптическую орбиту. Запуск аппарата будет осуществлен с космодрома Плесецк при помощи ракеты-носителя "Союз-2.1б" и разгонного блока "Фрегат". На основе таких спутников с нуля будет создана Единая космическая система (ЕКС) - её возможности рассмотрим чуть позже.

Чтобы понять важность орбитальной системы предупреждения, нужно представить себе гипотетический конфликт с применением стратегического ядерного вооружения, основными носителями которого являются межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), которые могут базироваться на земле (шахты и подвижные комплексы) и на подводных лодках, а также стратегические бомбардировщики.

В случае массированного применения МБР перед обороняющейся стороной стоит одна единственная задача - нанести напавшему непоправимый урон ответными пусками. Возможность такого удара возмездия со стороны как РФ, так и США, делает вероятный глобальный конфликт бессмысленным и невозможным. Но для того, чтобы обеспечивать надёжное сдерживание, надо обладать возможностью как можно скорее узнать о состоявшихся пусках МБР, иначе может оказаться, что упреждающим ударом противник уничтожил большую часть носителей обороняющегося, и тому уже практически нечем ответить.

Задача заблаговременного обнаружения пусков встала перед СССР и США уже в начале 1960-ых, когда появились первые МБР. Поначалу ставка была сделана на радиолокаторы (РЛС), которые постепенно развивались, и сейчас уже достигли своих максимальных параметров по дальности обнаружения - до 6000 км, как для российских "Дарьялов" и "Воронежей", так и для американских РЛС системы BEMEWS (Ballistic Missile Early Warning System). Но есть одна заминка - учитывая высоту апогея баллистической траектории современных МБР равную примерно 1000 км, они могут быть обнаружены лишь на расстоянии около 3700 км. Максимальная дальность обеспечивается лишь на очень больших высотах (тот же "Воронеж" работает до высоты 8000 км).

Казалось бы, 3700 км - это довольно большое расстояние. Но стоит учитывать огромную скорость полёта МБР и её боеголовок. Сама траектория состоит из трёх частей:

1) Активный участок - во время него работают двигатели ракеты. Заканчивается он отделением блока с боеголовками от третьей ступени. Длится этот процесс у современных твердотопливных МБР (Тополь-м, Minuteman-III) около 3 минут. При этом ракета пролетает где-то 200 км.

2) Пассивный участок - полёт боевого блока по инерции. Занимает большую часть времени - примерно 30 минут.

3) Заключительный (атмосферный участок траектории) - вход боеголовок в атмосферу и их полёт к цели. Занимает не более 100 секунд.

Как можно заметить, при обнаружении на расстоянии в 3700 км, даже по очень грубым расчётам, лететь ракете остаётся всего около 10 минут. И за это время высшее командование должно получить информацию и принять решение об ответном ударе. В итоге, пока информация дойдёт до самих пусковых установок пройдёт минимум 4-5 минут. При этом, ещё самое меньшее 2-3 минуты пройдёт до старта самих ракет (в случае с жидкостными МБР ещё больше). Как мы видим, есть заметная вероятность просто не успеть ответить вовремя. Причём первая волна ядерных взрывов может заглушить системы связи над страной электромагнитным излучением, также осложнив встречную атаку.

А если усложнить задачу? Ведь вероятный противник обязательно будет использовать МБР базирующиеся на подводных лодках, которые могут подплыть достаточно близко. Тогда времени будет ещё меньше.

В итоге получается, что необходимо отследить сам момент пуска ракеты. И единственным таким способом пока является обнаружение с помощью специализированных спутников, имеющих очень чувствительный инфракрасный телескоп. С помощью него надо отличить тепло факела двигателей взлетающей ракеты от миллионов других огней на планете Земля. Такая задача была решена и в СССР/РФ и в США. Наша система получила название Око (позже Око-1), а американская DSP (Defense Support Program).

DSP полагалась изначально на геостационарные спутники (спутник висит на высокой геостационарной орбите, за счёт скорости движения, равной скорости движения Земли), так как у США имелась более чувствительная аппаратура. В целом система оказалась удачной, количество сбоев было небольшим и спутники в большинстве своём отрабатывали свой срок в 5 лет. На смену DSP уже приходит новая система - SBIRS (Space-Based Infrared System) - из необходимых системе 6-и геостационарных и 4-х высокоэллиптических спутника уже запущены 3 и 2 соответственно. Чувствительность системы позволяет определять пуски любых ракет, а также следить за боевыми блоками МБР до входа в атмосферу, отделяя истинные цели от ложных. Также система интегрирована с системами ПРО, и, возможно, обладает способностью выдавать целеуказание для пуска противоракеты уже через 20 секунд после пуска, для уничтожения МБР ещё на активном участке траектории полёта, пока не набрана большая скорость.

СССР же сделал ставку на спутники, находящиеся на высокоэллиптических орбитах. В таком случае спутник может зависать над целью около 6 часов в сутки, поэтому для постоянного слежения за областью требуется минимум 4 спутника. Зато при этом высота орбиты ниже и требует менее чувствительного оборудования. Несколько позже систему дополнили и геостационарными спутниками. Окончательный вариант системы Око-1 в идеале должен был включать в себя 7 геостационарных спутников и 4 высокоэллиптических. Но распад СССР так и не дал программе реализоваться в полной мере - первый спутник был запущен в 1991 году, а всего пусков было 8. К сожалению спутники этой системы оказались крайне некачественными - большая часть не проработала и двух лет после запуска, хотя срок годности составлял 5-7 лет.

В итоге к лету 2014 года мы имеем крайне устаревшую и несостоятельную систему, потерпевшую полный крах. На орбите всего 2 высокоэллиптических спутника, которые, к тому же, могут работать только 3 часа в сутки. И такая ситуация несёт в себе вполне явную угрозу безопасности страны, особенно учитывая вновь обострившиеся отношения США и РФ. Единственным верным решением в сложившейся ситуации было создание новой системы с чистого листа - такой пусть Минобороны России и выбрало.

На замену системе Око-1 разрабатывается Единая космическая система (ЕКС). Она будет иметь возможность не только обнаруживать пуски МБР, но и определять траектории полёта, засекать пуски более "маленьких" средств поражения - крылатых и оперативно-тактических ракет, а также решать гражданские задачи (обнаружение очагов пожаров и т.п.).

Можно предположить, что основным компонентом ЕКС станут спутники "Тундра", первый из которых и запустят в конце 2014 года. Имеется информация, что спутник сможет эффективно определять траекторию полёта ракет, в отличие от спутников системы Око-1, которые могли лишь сообщать о самом факте пуска.

К сожалению, в любом раскладе, ближайшие несколько лет полностью действующей орбитальной системы предупреждения о ракетном нападении у РФ не будет - остаётся надеяться, что этот серьёзный изъян в обороноспособности страны будет решён как можно быстрее и эффективнее. Одним из ключевых моментов тут является качество собранных спутников и то, на сколько они будут состоять из отечественной элементной базы, с которой всё же имеются серьёзные проблемы. Рассчитывать на иностранные элементы в таких делах очень опасно, особенно учитывая угрозу широкомасштабных санкций против РФ как раз в оборонной и высокотехнологичных областях.

Леонид Нерсисян - военный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!
NB!
16.01.17
«Денег нет, но вы держитесь»: эксперты о прощальном визите Байдена в Киев
NB!
16.01.17
Триллион иен: цепкий плен обещаний Японии
NB!
16.01.17
Избранный президент Болгарии: Крым де-факто принадлежит России
NB!
16.01.17
Ах, леди, не сморкайтесь в рукава…
NB!
16.01.17
Росгеологию лишили монополии на неразведанные участки углеводородов
NB!
16.01.17
Шамхани: Иран не собирается свергать режим в Эр-Рияде
NB!
16.01.17
Нагорный Карабах: Война и мир
NB!
16.01.17
«Финансового резерва Латвии хватит только на выплату двух пенсий»
NB!
16.01.17
Жители Литвы по-прежнему против однополых браков
NB!
16.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 16 января
NB!
16.01.17
Что делать будете, бандерлоги? — на Украине очередной виток валютной паники
NB!
16.01.17
Главный кредитор Казахстана — Нидерланды
NB!
16.01.17
Пока Додон в Москве, в Молдавии инициируют его отставку за «признание» ПМР
NB!
16.01.17
«От «монетизации» льгот по НДС проиграет бизнес»
NB!
16.01.17
Папа Франциск на Красной площади в Москве? Возможно и даже скоро
NB!
16.01.17
Украина меняет «Минск» на «Женеву»
NB!
16.01.17
К очистке Арктики хотят привлечь средний и малый бизнес
NB!
16.01.17
«Арктика не требует равномерного социально-экономического развития» — МЭР
NB!
16.01.17
Глава комитета Госдумы настаивает на «зачистке» УК от смертной казни
NB!
16.01.17
«Полезные ископаемые станут локомотивом развития Северного морского пути»