Антон Кривенюк. Средневековье на границе Абхазии и Грузии

Москва, 8 июля 2014, 20:52 — REGNUM  

7 июля лидеры армянской общины Абхазии выступили с призывом начать широкое общественное обсуждение вопроса о возможности восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию.

"На территории Южного Кавказа продолжают развиваться с нарастающей динамикой процессы евразийской интеграции. В мае о своей готовности в кратчайшие сроки вступить в Таможенный союз объявила Армения. Мы убеждены, что этот шаг принесет существенные выгоды, как нашим соотечественникам, так и всем государствам-участникам Таможенного союза. Мы также горячо приветствуем решение Армении, поскольку укрепление "закавказского вектора" евразийской интеграции повышает шансы Абхазии на вступление в эти интеграционные структуры в качестве суверенного государства. Мы полагаем, что уже сейчас Абхазия может способствовать процессам экономической интеграции на Кавказе и в Закавказье и сама стать активной участницей этих процессов. Для этого мы призываем вернуться к обсуждению вопроса открытия абхазо-грузинского участка бывшей Закавказской железной дороги. Являясь наиболее коротким и дешевым, этот участок позволил бы армянским экспортным товарам следовать в Россию по оптимальному пути, а Россия, в свою очередь, получила бы устойчивый транспортный коридор с государствами Кавказа и Ближнего и Среднего Востока", - пишут в своем обращении авторы, среди которых вице-спикер абхазского парламента Вагаршак Косян.

Вопрос о возобновлении железнодорожного сообщения через Абхазию периодически появляется в СМИ с 2004 года, когда впервые усилиями России, Грузии и Армении была предпринята попытка договориться о чем-нибудь конкретном, чтобы грузовые составы смогли вновь, как двадцать с лишним лет назад, громыхать вдоль черноморских пляжей.

Посмотрим, состоится ли это общественное обсуждение. Но и излишнего оптимизма по этому поводу нет. В том смысле, что в Абхазии вряд ли положительно отнесутся к этой идее. Грузино-абхазский конфликт пока еще никуда не делся.

Однако, важно и не только это. С 2004 года, когда впервые в теории возникла возможность договориться о "сквозном" железнодорожном движении через Абхазию, утекло много воды. Обстановка и политический расклад в регионе полностью изменились. Во-первых, тогда, десять лет назад, еще было далеко до признания независимости Абхазии Россией - одним из участников диалога о восстановлении транскавказских транспортных магистралей. Юридически вопросы могли быть решены в рамках тогдашних политических реалий. Сейчас все намного сложнее. Вынесем за скобки политические вопросы, связанные с грузино-абхазским конфликтом. Давайте, вынесем за скобки и вопросы, которые возникают в связи с отношениями Грузии и России, а это тоже препятствие для реализации этого проекта. Остановимся на проблеме более локальной. Что происходит на сегодняшний день на границе Грузии и Абхазии, которую должны будут пересекать грузовые поезда?

Десять или меньше лет назад, ответ на этот вопрос был не интересен сторонам - участникам дискуссии о возобновлении железнодорожного сообщения. Потому что ни для кого из них этой границы не существовало. Скорее, это была "линия разделения" сторон конфликта, для безопасного пересечения которой были необходимы лишь политические договоренности - чтобы не стреляли. Вопросов, связанных с пограничным и таможенным режимом на этой границе, просто не существовало.

Теперь реальность совершенно иная. Во-первых, Россия в 2008 году признала суверенитет Абхазии в ее нынешних границах. Поэтому, хотя бы для одной из стран, у которых есть интересы в регионе, граница между Грузией и Абхазией теперь существует. Более того, судя по всему, в течение длительной исторической эпохи эта граница будет еще и линией разграничения военно-политических "зон влияния" России и НАТО. Очевидно, что для РФ это стратегический участок, если за несколько последних лет здесь выросла полноценная оборонительная инфраструктура.

Еще одно новое обстоятельство, уже экономического свойства, - конструирование евразийского интеграционного пространства, в котором Абхазия, судя по заявлениям политиков и экспертов, хотела бы участвовать. В то же время Грузия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Поэтому грузино-абхазская граница станет еще и линией раздела между разными "гражданскими" интеграционными объединениями. И последнее важное обстоятельство - процесс либерализации на границе Абхазии, собственно, с Россией. И Сухум, и Москва выступают за унификацию законодательства, ликвидацию барьеров для свободной торговли между странами. И вот в этом ключе положение дел на границе Абхазии и Грузии приобретает особое значение.

Проблема в том, что за исключением колючей проволоки и наблюдательных постов, здесь мало что изменилось за последние десять лет. Режим пересечения людей и товаров похож на тот, какой был между государствами в Средневековье. Сейчас, помимо основного контрольно-пропускного поста на главной трассе у моста через реку Ингур, на других участках границы работают еще пять пунктов для пересечения границы. Они были открыты не так давно по настоянию местных жителей, повседневная жизнь которых очень тесно связана с Грузией. Жителям некоторых сел, при отсутствии нормальных дорог и транспорта, приходилось, чтобы перейти границ преодолевать на чем Бог пошлет до 30 километров. То есть, в последние годы тут происходила некая либерализация пограничного режима.

Но вся эта практика не имеет ни малейшего отношения к закону. Нормы и правила перехода через границу людей и пересечения товаров не регламентированы. Номинально в Абхазии экономическая деятельность с Грузией отсутствует. По факту грузопоток из Грузии в Абхазию никогда не прекращается. Цены на многие товары в Грузии ниже. Эта деятельность полностью в тени, процветает коррупция. Какие-то действующие правила пересечения постоянно меняются, кого-то пропускают, кого-то нет. Жители Гальского района отлично знают "тарифы" взяток за решение вопросов, связанных с решением пограничных формальностей. В результате не контролируется не только поток товаров, но и поток людей, пересекающих границу. В общем, эта такая "черная дыра" в центре Кавказа.

А теперь вернемся к перспективам "открытого рынка" между Абхазией и Россией. Этот рынок подразумевает максимально открытые границы, беспрепятственный доступ товаров, общие правила торговли и много чего другого, в том числе, вернемся к началу статьи, и железнодорожное сообщение. Может ли все это быть, если на расстоянии 200 километров от российско-абхазской границы находится "черная дыра"? Которая к тому же немедленно приобретет новые свойства - перевалочной базы для контрабанды, которая свободно будет двигаться во всех направлениях транзитом через территорию Абхазии.

Поэтому безотносительно к тому, будет работать железная дорога или нет, процессы экономической интеграции, происходящие в регионе, требуют наличия не средневековой, а современной границы между Абхазией и Грузией. С цивилизованным режимом передвижения людей. С ясными и понятными правилами экономической деятельности. А если по соображениям национальной безопасности в Абхазии считают, что торговли на этой границе быть не должно, значит, это должно быть не номинально, а на практике. Если через границу передвигается транзитный транспорт, не важно как, по автомобильной или железной дороге, а следовательно, и граждане третьих стран, значит должны работать цивилизованные правила такого передвижения и возможность держать его под контролем.

Одним словом, прежде чем в регионе удастся реализовать любые проекты развития, будь то транспортная инфраструктура или что-то другое, сначала нужно ликвидировать "черную дыру", возникшую вдоль берегов реки Ингур.

Антон Кривенюк

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.