Саудовский приговор шиитскому шейху: США из кукловода превращаются в объект манипулирования?

Москва, 4 июля 2014, 12:38 — REGNUM  

Одним из промежуточных итогов джихадистской атаки на Ирак стало обострение ирано-саудовских отношений. Атака боевиков и последующее провозглашение ими на части территорий Сирии и Ирака государства "Исламский халифат" в очередной раз привели Тегеран и Эр-Рияд на грань прямой конфронтации. 26 июня начальник генштаба ВС Ирана Хасан Фирузабади выступил с предостерегающими саудовцев заявлениями. Ранее власти аравийской монархии вынесли смертный приговор наиболее известному шиитскому деятелю в Саудовской Аравии шейху Нимру аль-Нимр. Последний был арестован ещё в июле 2012 года и с этого времени ожидал приговора суда. Решение саудовской Фемиды оказалось предельно жёстким. Шейх приговорён к смертной казни за оскорбления монаршей семьи и лично короля Абдаллы. Вместе с аль-Нимром высшую меру наказания ожидают 26 шиитских активистов Саудовской Аравии.

Предостережения из уст высшего армейского командования Ирана были не менее жёсткими, чем сам вердикт саудовского суда. Приведение приговора в исполнение дорого обойдётся руководству Саудовской Аравии, таков был лейтмотив выступления Хасана Фирузабади. Тем самым, был нарушен ирано-саудовский баланс в отношениях в целом и во взаимной дипломатической тональности в частности, которые в последние годы отличались сдержанностью. Старт последней можно датировать декабрём 2011 года, когда по личному поручению высшего руководителя и духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи Саудовскую Аравию с конфиденциальной миссией посетил глава иранского министерства информации (ведомство разведки) Хейдар Мослехи. Тогда стороны договорились воздерживаться от двусторонних выпадов на повышенных дипломатических тонах, что позволяло все предыдущие годы поддерживать ирано-саудовские отношения в относительной устойчивости. Ныне баланс сместился и вполне ожидаемо дальнейшее ухудшение отношений двух традиционных оппонентов на Ближнем Востоке.

Реакция иранской стороны на смертный приговор шейху аль-Нимр была обусловлена рядом причин. В первую очередь, следует отметить крайне наэлектризованный региональный фон для выноса саудовскими судебными властями высшей меры в отношении шиитского деятеля. Иран выступил с твёрдой поддержкой шиитов Ирака, оказавшихся в эпицентре террористической активности группировки "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ). Мир стал свидетелем карательных актов джихадистов против шиитов и других религиозных общин Ирака. Налицо военные преступления руководства ИГИЛ с элементами геноцида по конфессиональному признаку. В такой ситуации приговор шейху выглядел откровенной провокацией, способствующей ещё большему углублению раскола между суннитами и шиитами. За прошедшие без малого два года, как аль-Нимр был арестован, трудно было придумать более неподходящий момент для озвучивания смертного приговора. Саудовцы не могли этого не понимать. А значит в их действиях присутствовал политический умысел.

Шииты Саудовской Аравии рассматриваются в собственной стране в качестве "пятой колонны", готовой в любой момент под влиянием внешней силы сдетонировать сепаратизм в крупнейшей аравийской монархии. Сами активисты шиитской общины Королевства отметают все обвинения в свой адрес по данному поводу. К примеру, брат шейха аль-Нимр Мохаммед Бакир аль-Нимр в интервью информационно-аналитическому изданию "Al-Monitor" в июле 2012 года указывал на отсутствие у его соратников желания играть на дезинтеграцию страны своего постоянного проживания. По его словам, борьба саудовских шиитов определяется целями защиты своих прав, устранения дискриминации со стороны правящей семьи аль-Сауд. Указывается, что в рядах последней присутствуют высшие сановники, которые особо негативно настроены к законным требованиям шиитской общины. Массовые акции шиитов летом 2012 года прошли на волне получения известий о смерти наследного принца Наифа Бен Абдель Азиз аль-Сауда, занимавшего 37 лет (!) (1975 - 2012) пост министра внутренних дел. Ему на смену пришли другие главы саудовского МВД (ныне им является Мохаммед Бен Наиф Бен Абдель Азиз аль-Сауд), которые на первых порах рассматривались шиитами в качестве позитивной противоположности скончавшемуся предшественнику. Но их ожидания оказались завышенными. Новые кураторы "шиитского досье" Королевства также взяли за правило жёсткое подавление протестов. Наглядное тому подтверждение - арест, двухгодичное заточение и приговор шейху аль-Нимр.

В качестве одной из главных причин репрессивного стиля ведения дел правящей семьи в отношениях с местными шиитами арабские комментаторы в 2012 году указывали на нахождение аль-Саудов под давлением салафитских группировок Ближнего Востока. Якобы именно под их напором саудовское руководство не шло на смягчение политики. Если следовать данной логике, то последовавший в текущем году разрыв в отношениях между Эр-Риядом и рядом экстремистских группировок из салафитского лагеря должен был привести к либерализации курса саудовских властей. Однако, этого не произошло. Саудовский клан продолжает пресекать в зародыше любые попытки местных шиитов поднять голос в защиту своих прав. Численность шиитской общины составляет от 10 до 15% 30-миллионного населения Саудовской Арвии. Они компактно расселены в нефтеносных провинциях на востоке и юго-востоке страны. Наибольшая протестная активность шиитов отмечена в районах Катиф, аль-Ахса и аль-Авамия Восточной провинции Королевства. Сюда стянуты силы внутренней безопасности и политического сыска саудовских властей.

За любой активностью шейха аль-Нимр и его последователей, среди которых эксперты отмечают высокий уровень молодёжи, Эр-Рияд усматривает "руку" Тегерана. Иран видится саудовцам в качестве основного выгодополучателя от возможной дестабилизации в своих нефтеносных районах. В одиночку или даже в коалиции с аравийскими партнёрами по Персидскому заливу сдерживать натиск Ирана в регионе саудовцы не могут. Это понимание толкает их "в объятия" единственной внешней силы, прямая поддержка которой видится спасением от гипотетической иранской экспансии в регионе.

В сложной конфигурации отношений в треугольнике Иран - США - Саудовская Аравия просматривается другая причина нынешнего обострения между Эр-Риядом и Тегераном. Реакция Ирана на судебный вердикт последовала в дни последнего ближневосточного турне госсекретаря США Джона Керри. 26 июня Керри встречался в Париже с министром иностранных дел Саудом аль-Фейсалом, а на следующий день уже в саудовской Джидде имел беседу с королём Абдаллой. Нет сомнений, что саудовцы пошли на вынос смертного приговора шейху аль-Нимр рассчитывая на возросший к ним в Вашингтоне интерес после атаки ИГИЛ на Ирак. Американцы склоняются к формированию некой "антиджихадистской коалиции" в регионе. Без помощи Саудовской Аравии в этом проекте им не обойтись. По итогам переговоров Керри с саудовцами стало известно, что Эр-Рияд согласился использовать своё влияние на иракских суннитов с тем, чтобы они присоединились к новому "репрезентативному правительству" в Багдаде. Это может стать первым вкладом аль-Саудов в продвижение американского проекта стабилизации Ирака. Но насколько искренне аравийцы в этом начинании и не является ли это лишь инструментом ещё большей привязки к себе заметавшихся в регионе американцев?

Пока очевидно лишь одно - саудовцы разыгрывают собственную партию, отдельные ходы в которой не исключают как усиление сотрудничества с США, так и восстановление баланса в отношениях с Ираном. 29 июня король Абдалла. по случаю праздника Рамадан помиловал 128 ранее осуждённых саудовских правозащитников. В их числе шейха аль-Нимр не оказалось. Впрочем, как сообщил саудовский информационный ресурс "Arab News", специальный комитет, занимающийся амнистией заключённых, продолжает свою работу, по итогам которой можно ожидать новых помилований.

Естественными союзниками Соединённых Штатов в деле реальной борьбы, а не создания абстрактных "антиджихадистских коалиций" могли бы стать Иран, а также Россия. Предпосылки для предметного американо-иранского взаимодействия в регионе зарождаются именно сейчас. Оказание Москвой военной помощи иракскому правительству в виде поставки партии штурмовиков Су-25 и направления военных инструкторов также способствуют выруливанию американо-российских отношений из нынешнего ступора (1). Но Вашингтон пошёл по проторенной дороге тесных консультаций с аравийцами и другими региональными силами, занявшими позицию наблюдателя со стороны. Парадоксально, но факт: Багдаду оказывают реальную помощь те внешние силы, с которыми американцы отказываются вести доверительный диалог. При всей решимости Обамы выйти на новый уровень отношений с Тегераном нынешние метания американцев между Багдадом, Эрбилем, Парижем и Джиддой оставляют тягостное впечатление. Также как и попытки Белого дома "не заметить" усиление Россией разлагающейся иракской армии воздушным компонентом борьбы с боевиками ИГИЛ.

До последнего времени считалось, что главной внешнеполитической установкой любой американской администрации (демократической или республиканской) в каждом регионе мира, представляющем для США стратегический интерес, было самостоятельное определение приоритетов и осуществление шагов в соответствии с данными приоритетами. Сверхдержаве предписывалось прокладывать свой собственный курс, делая выборочные уступки, в то же время не давая возможности ни одному региональному игроку диктовать приоритеты и направление. Наблюдение за ближневосточной политикой США свидетельствует об обратном - выборочные уступки приняли системный характер. Американцами скорее манипулируют их партнёры в регионе, не позволяя Вашингтону выйти на единственно правильные решения по сближению с Ираном и Россией вокруг стабилизации не только в Ираке, но и в других горячих точках Ближнего Востока, а также в Афганистане. В удобное им время те же саудовцы могут спровоцировать очередной этап конфронтации с Ираном, абсолютно не беря в расчёт попытки американцев обрести хоть какие-то элементы региональной устойчивости.

(1) Примечательно, что вслед за российскими Су-25 в Багдад 1 июля прибыли семь иранских боевых машин того же типа. Иран предоставил соседу три учебно-боевых Су-25УБКМ и четыре Су-25КМ. Вместе со штурмовиками в Ирак прибыли и иранские пилоты из состава Корпуса стражей исламской революции.

Михаил Агаджанян - ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.04.17
Украина проигрывает ЛНР по доступности цен на самое необходимое
NB!
28.04.17
ООН: Антироссийские санкции оказались неэффективными
NB!
28.04.17
Москва второй день подряд стоит в девятибалльных пробках
NB!
28.04.17
Итоги годовой работы самого крупного госхолдинга Казахстана: прибыль растет
NB!
28.04.17
«Бизнес может компенсировать курортный сбор туристам услугами или скидками»
NB!
28.04.17
В музей прорыва блокады Ленинграда привезли танки
NB!
28.04.17
Тиллерсон: Угроза северокорейской ядерной атаки на Сеул и Токио реальна
NB!
28.04.17
МИД РФ: Москва учтёт стратегические последствия принятия Черногории в НАТО
NB!
28.04.17
Офшор в Крыму: «Инвестиции не с Запада, но из Латинской Америки и АТР»
NB!
28.04.17
Путин родился в столице Дагестана
NB!
28.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 28 апреля
NB!
28.04.17
ДНР ожидает на майские праздники провокации со стороны ВСУ
NB!
28.04.17
Италия: «Спасающие мигрантов в море НПО связаны с контрабандистами»
NB!
28.04.17
Шаг к алкоголизации: торговлю водкой через интернет считают неприемлемой
NB!
28.04.17
В 2018 году флот России получит первую атомную «Суперакулу» с «Калибрами»
NB!
28.04.17
Курортный сбор: «Велик риск, что большой сегмент останется неохваченным»
NB!
28.04.17
Кавминводы без курортного сбора не превратить в «мировой курорт»
NB!
28.04.17
Коррупция в департаменте Югры: новые дела и фигуранты
NB!
28.04.17
Тайна охотничьей резиденции Николая II в Карсе
NB!
28.04.17
Официальная пропаганда России адвокатирует палачей Одессы?
NB!
28.04.17
Уральские заводы переходят на четырёхдневку: теперь автозавод «Урал»
NB!
28.04.17
Порошенко: Минск не позволит РФ напасть на Украину с территории Белоруссии