Александр Крылов: Вероятность майданного сценария в Ереване такая же, как в Киеве

Москва, 5 июня 2014, 21:00 — REGNUM  Пока министр экономического развития России Алексей Улюкаев завуалировано приглашает Азербайджан к участию в евразийских интеграционных проектах, поднятый в Астане вопрос границ Армении в составе ЕАЭС горячо обсуждается в Ереване. Президент Научного общества кавказоведов Александр Крылов поделился с ИА REGNUM своими мыслями по поводу возможного участия Азербайджана в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.

ИА REGNUM: Является ли, на ваш взгляд, вступление или невступление Азербайджана в Евразийский экономический союз предметом дипломатического торга между Баку и Москвой? Может Астаной? Насколько вообще участие Азербайджана в евразийской интеграции реально?

Азербайджан является важным партнером России на Кавказе. Россия заинтересована в наращивании сотрудничества с Азербайджаном или, как минимум, в сохранении с ним нормальных и конструктивных отношений. В современной ситуации это совсем не простая задача. На Кавказе у России был негативный грузинский опыт, теперь небывалого накала достигли отношения с Украиной. При явной заинтересованности внешних сил в разыгрывании постсоветских государств против России, сохранение нормальных отношений с Азербайджаном становится особо важной задачей российской дипломатии.

Баку стал объектом шантажа и политического давления со стороны США. Недавно много шума наделало интервью посла США в Баку Ричарда Морнингстара, которое по своей сути было очередным выражением "американоцентричного" видения мира, представляющего США как источник всего доброго в нашем мире. Тех, кто подобных взглядов не разделяет, США рассматривают как противников и даже врагов. В своем интервью именно о таких людях в Азербайджане, не готовых обожествлять политику нынешней администрации, было сказано: "Правительство не монолитно. Там есть те, кто хотят нанести ущерб американо-азербайджанским отношениям, затруднить деятельность западных организаций, или обвиняют США и Европу в чем-то". При этом посол подчеркнул: "Я не знаю конкретно, кто эти люди". Этот пассаж удивителен тем, что фактически посол говорит о собственной профессиональной непригодности: если он не знает, кто есть кто в правительстве Азербайджана, то возникает вопрос: чем он вообще занимается в Баку в качестве посла США?

Впрочем, куда больший интерес, чем не отличающееся оригинальностью интервью посла США, представляет реакция руководства Азербайджана. Заявления азербайджанских политиков отличались просто беспрецедентной резкостью, которая была вызвана в том числе и упомянутой послом США вероятности "майдана" в Баку.

Заявлений о возможности "майданизации" Азербайджана и Армении было в последнее время на удивление много, делались они разными политиками и экспертами. В очередной раз прозвучал этот пассаж и в интервью посла США Ричарда Морнингстара. Думаю, что руководство Азербайджана увидело в подобных рассуждениях реальную угрозу. Иначе сложно объяснить резкость сделанных комментариев.

Можно предположить, что арест азербайджанского журналиста Рауфа Миркадырова и все события, связанные с общественными деятелями Лейлой и Арифом Юнусовыми, были вызваны опасениями по поводу возможной "майданизации" Азербайджана. При этом необходимо подчеркнуть, что в Азербайджане влияние ориентированных на западную демократию политических сил не является значительным, наоборот, в последние годы они находятся в таком упадке, что сами по себе не могут представлять никакой опасности для нынешнего политического руководства.

Та же картина наблюдается в других государствах Южного Кавказа. Но каким образом внешние силы проводят насильственную смену неугодных им режимов в очередной раз убедительно продемонстрировал украинский "майдан".

Идею интеграции Азербайджана и Турции в ЕАЭС следует рассматривать не в контексте региональных проблем Кавказа, а в общемировом контексте. В плане отношений Россия-Азербайджан в последнее время заметных изменений не наблюдалось: ни в плане их улучшения, ни в плане ухудшения. Это стабильные партнерские отношения соседних стран, где стороны стремятся к решению имеющихся проблем, а не к их раздуванию и конфронтации. Но совершенно очевидно, что потенциал двусторонних отношений задействован далеко не в полной мере. В первую очередь, потому, что имеется фактор Карабаха и фактор союзных отношений между Россией и Арменией. В этом контексте участие Азербайджана в евразийской интеграции следует рассматривать не столько как возможную реальность, сколько как проявление глобальной игры на постсоветском пространстве. Вряд ли те, кто выдвигает идею вступления Азербайджана в ЕАЭС в современной ситуации рассматривают эту возможность как реальную. Но когда-то Азербайджану предлагали и вступление в ОДКБ. Как говорится, "наше дело предложить, ваше дело отказаться...". И действительно, Баку, как известно, отказался.

ИА REGNUM: Чего ждать Еревану? Чем чревата для армянской стороны актуализация этой темы в евразийских кругах?

Прежде всего, Еревану не нужно ждать тех или иных действий других государств. Если армянская политическая элита и общество делают выбор в пользу России и интеграционного проекта ЕАЭС, то ситуация аналогична той, которая была с ОДКБ. Надо вести системную и настойчивую работу по вступлению на максимально выгодных для Армении условиях. Но эти условия не должны противоречить интересам других членов ЕАЭС, не следует ожидать от них, что они будут "большими армянами", чем сами армяне, к примеру, в вопросе признания НКР. В этом случае вероятность членства Азербайджана в одной организации с Арменией будет скорее теоретической, а не практической. Если же позиция Армении изменится, и ее политическое руководство и общество в целом в конечном итоге сделают выбор не в пользу ЕАЭС, а в пользу евроатлантической альтернативы, то, действительно, могут возникнуть разные варианты. Пока эти варианты представляются фантастическими, но наш современный мир отличается такой степенью непредсказуемости, что следует учитывать и самые фантастические варианты.

ИА REGNUM: Интеграция Армении в ЕАЭС получается довольно шершавой. То вопрос Карабаха, то Турцию приглашают, то Азербайджан, то еще что-то. Как вы считаете, есть ли какая-то критическая масса этакого "негатива", при достижении которой Ереван может отказаться от ЕАЭС?

Процесс интеграции Армении в ЕАЭС не может быть легким и беспроблемным. При общем желании всех сторон возникающие проблемы могут решаться, причем в обозримые сроки. Однако Ереван, действительно, может отказаться от ЕАЭС. Причиной тому могут стать не позиция России, Белоруссии или Казахстана, не разного рода "шершавости", а куда более важные причины. Как и в Баку, в Ереване при активном участии внешних сил происходит наращивание "майданных технологий". В стране имеется множество нерешенных социально-экономических проблем, при этом нельзя не заметить, что консолидация протестных гражданских инициатив происходит прежде всего на "антиевразийской" основе. Изменить ситуацию на Южном Кавказе не в пользу России может "уход" Армении на запад. Это повышает вероятность армянского "майдана". Для Еревана такой сценарий столь же вероятен, сколь для Тбилиси, Киева или Баку.

Российские войска в Армении гарантируют ее безопасность от внешних угроз, но у армянских властей нет возможности использовать их в случае внутриполитического конфликта. Не удивительно, что армянские власти предпочитают не обострять отношений с потенциальными вдохновителями собственного "майдана" и всячески демонстрируют готовность сотрудничать с Западом в рамках проекта ассоциации Армении с Европой по варианту "и-и". Для России такой вариант вполне приемлем, но, как известно, категорически возражали против него наши западные партнеры, настаивающие на "несовместимости" России с "цивилизованной Европой". Возможно, что прежняя позиция наших западных партнеров в отношении Армении изменится. Однако на фоне украинских событий вряд ли стоит ожидать, что общий контекст отношений Россия-США/ЕС будет способствовать скорому наступлению мира и процветания на Кавказе.

Подготовил Эмиль Бабаян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.04.17
Мастер слова и стиля среди нас
NB!
25.04.17
Трамп последовал примеру Обамы: США по-прежнему боятся термина «геноцид»:
NB!
25.04.17
США сократят финансовую помощь Украине в 2018 году на 69%
NB!
25.04.17
По ком звонит Мечеть Парижской Богоматери
NB!
25.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума
NB!
25.04.17
«Врожденный кавалерист-начальник»
NB!
24.04.17
Кто и зачем хочет взорвать «Евровидение» 9 мая?
NB!
24.04.17
Патрик Бьюкенен: Демократия в мертвой петле?
NB!
24.04.17
Европа — от Турции Эрдогана до Франции Макрона
NB!
24.04.17
«Чапаев» научит, как родину любить
NB!
24.04.17
Кризис вокруг Северной Кореи определит отношения США и Китая
NB!
24.04.17
Антитеррор в Нижнем Новгороде: полиция прервала концерт «Машины времени»
NB!
24.04.17
В Оренбурге Большой благотворительный бал увенчался скандалом
NB!
24.04.17
Боевой Донбасс: мощный взрыв в Луганске и самострелы в рядах ВСУ
NB!
24.04.17
«Ангелы» и «черти»: Путин нашел новые аналогии своей работы
NB!
24.04.17
Полмиллиарда — в «Черную дыру»
NB!
24.04.17
Кремль прокомментировал идею о вводе миротворцев ООН в Донбасс
NB!
24.04.17
«Пусть приходят»: Маркелов ждет в СИЗО друзей-депутатов
NB!
24.04.17
«Ле Пен сняла с предохранителя винтовку, нацеленную в сердце демократии»
NB!
24.04.17
В деле экс-главы Удмуртии появились «запуганные» свидетели
NB!
24.04.17
Блокада Приднестровья: заговор молчания
NB!
24.04.17
В Дагестане школьник взорвал гранату в компьютерном салоне