"Пограничные земли": Венгрия, которая идет против Германии и России - Джордж Фридман

Москва, 23 мая 2014, 00:50 — REGNUM  

6 мая 2014 года на информационном ресурсе американского аналитического центра Stratfor была опубликована статья американского политолога Джорджа Фридмана "Пограничные земли: новый стратегический пейзаж", посвященная геополитической подоплеке нынешнего кризиса на Украине. ИА REGNUM опубликовало полный перевод этой статьи.

Означенная публикация посвящена проблеме стратегического буфера между Европой и Россией и интересам США к этому буферу. В связи с кризисом на Украине Фридман предлагает повторить для "сдерживания России" испытанную в ХХ веке стратегию США по завоеванию господства на материке Евразия. Американская стратегия ХХ века строилась в несколько этапов на поддержании баланса держав посредством помощи США и военного вмешательства в решающий момент, но не раньше, в контексте руководимого США "надежного альянса".

Примечательна идея Фридмана, что нынешний кризис на Украине, а, следовательно, и косвенно вся политика т. н. "Восточного партнерства" Евросоюза, служат делу консолидации военного союза под эгидой США на территории пограничного буфера между Европой и Россией. Означенная стратегия имеет цель увековечить господство США над Евразией посредством блокирования возможности появления здесь местного гегемона. С этой точки зрения, примечательно то, что политика США в геополитическом буфере на границах Европы направлена не только против России, но и Германии. Фридман полагает, что геополитические процессы имеют объективный характер. Он признает, что в геополитическом кризисе на Украине Россия отстаивает интересы собственной безопасности. Американскому политологу пока не ясно, насколько далеко готова пойти Россия в воссоздании собственного буфера безопасности на своем пограничье с Европой. Тем не менее, Фридман полагает, что Россия угрожает нарушением баланса, и поэтому американцам следует побороться за этот буфер. США необходимо противостоять потенциальной угрозе путем удушающей стратегии сдерживания посредством нового военного альянса под эгидой США. Для изучения потенциала стратегического буфера Фридман решил посетить "пограничные земли".

Первую остановку он совершил в ключевом, с точки зрения американцев, пункте - Азербайджане. 12 мая 2014 года на информационном ресурсе Stratfor была опубликована статья Фридмана, касающаяся Азербайджана в контексте американской геополитики "пограничных земель". ИА REGNUM опубликовало полный перевод этой статьи.

Однако в Баку путешествие Фридмана не закончилось. Оно продолжается. 20 мая 2014 года на информационном ресурсе американского аналитического центра Stratfor была опубликована очередная, третья, статья из серии "Пограничные земли".(1) На этот раз она посвящена Венгрии. Следующим пунктом остановки Фридмана в путешествии по "пограничным землям" стал его родной город - Будапешт. Фридман происходит из эмигрировавшей в США семьи пештского еврейства, весьма влиятельного в Венгрии. Личные обстоятельства, знание венгерского языка, помимо профессиональных качеств, позволяют Фридману подготовить весьма профессиональный анализ венгерской внутренней и внешней политики.

В свое время, еще в 2010 году, мы определили нынешний правящий в Венгрии режим Fidesz, как "неохортистов". Фридман также приводит аналогии между положением Хорти и нынешнего венгерского премьер-министра Виктора Орбана. Противники называют Орбана "дунайским Виктатором". Фридман доказывает, что усиление персональной власти Орбана имеет под собой объективные основания. Буквально в день публикации в США статьи Фридмана ведущее венгерское издание Népszabadság сообщило о пока неафишируемых планах руководства Fidesz в 2018 году преобразовать Венгрию в президентскую республику с тем условием, чтобы ее первым президентом был избран Виктор Орбан. Фридман абсолютно прав, когда говорит о том, что Орбан усиливает режим личной власти в Венгрии и контроль над экономикой. Это позволяет не допустить в Венгрии дрейфа вправо. Фридман полагает, что украинский кризис ограничивает возможности внешнеполитического маневра Орбана между Брюсселем, Берлином и Москвой. Возможный региональный военный союз с Бухарестом и Варшавой, полагает Фридман, не дает Будапешту необходимых гарантий безопасности. Подобные гарантии могли бы дать США, но отпущенный лимит времени ограничивает подобную возможность. Итак, Венгрия является слабым звеном в системе проектируемого военного союза США на пограничных землях. Невольно Фридман дает рецепт, как можно нейтрализовать американские планы по отношению к Венгрии. В приложении к статье Фридман опубликовал карту "пограничных земель" стратегического буфера между Россией и Европой. Здесь мы хотели бы обратить внимание наших читателей на то, что Прибалтика на этой карте не отнесена к территории стратегического буфера. Очевидно, что эти земли, по мысли Фридмана, несмотря на все внешние обстоятельства, по-прежнему остаются в сфере геополитического влияния России.

Джордж Фридман. Пограничные земли: Венгрия маневрирует

Я пишу это из Будапешта - города, в котором я родился. Я попал в Соединенные Штаты таким маленьким, что все мои воспоминания о Венгрии были приобретены в жизни позже, либо через мою семью, чьи воспоминания связывали обе мировые войны и холодную войну, и все сопровождающие их ужасы. Моя собственная глубинная память о Венгрии идет из гостиной моих родителей в Бронксе. Моя старшая сестра вышла замуж в ноябре 1956 года. Шло восстание против Советов в то время, и многие из членов нашей семьи были все еще там. После свадьбы мы вернулись домой и увидели первые газеты и отчеты по телевидению. Мои родители обнаружили, что некоторые из самых ожесточенных столкновений между революционерами и Советами имели место на улице, где жили мои тетки. За радостной свадьбой последовала еще одна катастрофа - контраст между Америкой и Венгрией. В ту ночь мой отец вслух задал себе вопрос: "Это когда-нибудь кончится?". Нет ответа, нет до сих пор. Именно поэтому я вернулся в Будапешт.

Для меня венгерский был моим родным языком. Стикбол стал моей культурой. Для моих родителей - венгерской была их культура. Венгрия была местом, где они были молоды, и их молодость была оторвана от них. Моя семья была раздавлена холокостом в Венгрии, но мои родители никогда не обвиняли венгров так, как они делали это в адрес немцев. Для них всегда именно немцы были виновны в развязывании зверского у венгров. Разговоры об этом за кухонным столом - это особенность моей домашней жизни, была попыткой измерить и выделить зло. Другие делали это по-разному. Это было мнение моих родителей: вне немцев обширность зла не могла бы существовать. Я был не в состоянии спорить с ними.

Эта дискуссия вновь вернула историю через венгерскую политику. Некоторые обвинили премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в попытке подражания человеку по имени Миклош Хорти, который правил в Венгрии до и во время Второй Мировой войны. Это означало обвинительный приговор. Если бы так, согласно университетам за нашим кухонным столом, урок Хорти более сложен и может иметь некоторое отношение к современной Венгрии. Это стало метафорой для страны сегодня, и венгры разделены искренней страстью по отношению к давно умершему старику.

Урок истории

Адмирал Миклош Хорти - регент при несуществующем короле и адмирал забытого австро-венгерского флота, управлял Венгрией между 1920 и 1944 годами. Хорти правил страной, которая была маленькой и слабой. В 1940 году ее население составляло 9,3 млн. человек. Цель Хорти была сохранить суверенитет Венгрии перед лицом растущей мощи Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина. Оказавшись между этих двух сил - и это то, подразумеваю я, чем и ценится Венгрия из-за своего стратегического положения в Карпатском бассейне, у Венгрии было несколько вариантов. Стратегия Хорти была дать, что он должен, но так мало, как он должен был, чтобы сохранить суверенитет Венгрии. Со временем он должен был давать все больше и больше из-за того, что немцы становились все более отчаянными, а Советы приближались все ближе. Он не отказался от своего пространства для маневра. Оно было отнято у него. Его опыт является тем, что нынешнему руководству Венгрии следует изучить.

Стратегия Хорти означала многое для евреев. Он, скорее всего, не был бóльшим антисемитом, чем любой другой из членов его класса. Он не нанимает еврея, но он и не собирается убивать его. Это отличалось от того нового стиля антисемитизма, введенного Гитлером, который потребовал массового убийства. Нет места для насмешек. В Польше и в других странах под немецкой властью рано начались массовые убийства. В Венгрии политика Хорти держалa их в страхе. Это не идеал, конечно. На ранней стадии тысячи людей были убиты, а антиеврейские законы приняты. Но тысячи - это не сотни тысяч или миллионы. В то время и в том месте это была огромная разница. Венгрия не присоединилась к вторжению Германии в Советский Союз, пока не прошло несколько месяцев после начала войны.(2) Евреи, в том числе мой отец и дядя, были мобилизованы в трудовые батальоны, где потери были ужасающими. Но их жены и дети оставались дома, у них была еда и кров. Хорти не уступил больше, чем он должен был, но то, что он должен был сделать, он сделал. Некоторые говорят, что это был оппортунизм, другие - просто случайная трусость. Как бы там ни было, пока это продолжалось, Венгрия не была похожа на Польшу или даже Францию. Евреи не были переданы немцам.

Хорти был "прижат к канатам" 19 марта 1944 года. Понимая, что Германия проигрывает войну, Хорти сделал мирные предложения Советам. Они в любом случае заняли бы страну, так что он мог бы также приветствовать их. Гитлер, конечно, узнал об этом и оккупировал Венгрию, территория которой необходима была для обороны Австрии. В комплексе маневра, связанным с похищением и шантажом, даже похищением одного из сыновей Хорти, Гитлер вынудил венгерского лидера сформировать новое правительство, состоящее из доморощенных венгерских нацистов из партии "Скрещенных стрел".(3) Подобно Видкуну Квислингу в Норвегии и Филиппу Петену во Франции, Гитлер установил власть своих марионеток. Хорти подписался на этот счет. Но его подпись, как отметил он сам, была бессмысленна. Немцы были там, они могли сделать все, что они хотели, и его подпись была бессмысленным актом, который пощадил жизнь его сыновей. Мой отец сказал, что понимает его. Хорти не имел больше власти, за исключением сохранения жизни своих сыновей. Без возможности контролировать события, он сохранил эти ничего не стоящие жизни и получил нечто драгоценное. Ни в коем случае это не изменило то, что должно было произойти в течение следующего года в Венгрии: убийство более чем полумиллиона евреев и кровопролитие по всей территории страны, когда советские войска продвинулись и окружили Будапешт, а немцы дрались насмерть.

Мои родители были благодарны Хорти. Для них без него холокост пришел бы в Венгрию годами ранее. Он не раздавил венгерских нацистов, но он держал их в страхе. Он не включился в свиту Гитлера, но он держался от него на расстоянии. Что Хорти делал - это была грязная работа порядочности. Он заключил сделку с дьяволом, чтобы худшие вещи не происходили. К марту 1944 года Хорти уже не мог играть в такую игру. Гитлер завершил ее. Его выбор был между мертвыми сыновьями с ужасом последовавшего года и живыми сыновьями с тем же самым ужасом. С точки зрения моих родителей, не было ничего, что он мог бы сделать, кроме как спасти своих сыновей. Они верили, что критики Хорти были не в состоянии понять выбор, который он сделал.

Именно немцев они обвиняют в случившемся. Венгерские фашисты сотрудничали с энтузиазмом в убийствах, но Хорти был в состоянии контролировать их в некоторой степени до немецкой оккупации. В Венгрии было сильно антисемитское напряжение, но не настолько сильно, чтобы оно могло устранить Хорти от власти. После того, как вермахт, СС и Адольф Эйхман, главный организатор холокоста, оказались в Будапеште, они обнаружили в нем партию "Скрещенных стрел", заполненную нетерпеливыми коллаборантами.

Параллели с сегодняшней Венгрией

Сегодня Венгрия находится в совершенно ином положении, но ее обстоятельства до сих пор имеют сходство со временами Хорти. Страна имеет правую партию - партию Jobbik, которая неофициально антисемитская. Она получила 20 процентов голосов на последних выборах. Венгрия также имеет премьер-министра Виктора Орбана, который является лидером правоцентристской партии Fidesz и довольно популярен. Существует вопрос о том, почему антисемитизм настолько силен в Венгрии. Правые партии, в большинстве антииммигрантские и, в особенности, против мусульман и против цыган, распространились по всей Европе. Венгерские крайние правые опираются на более традиционную ненависть. Враги Орбана утверждают, что он использует Jobbik для укрепления своего политического положения. Что Орбан действительно делает - это держит партию Jobbik, которая без политики, которую он проводит, легко может взять власть. Этот старый спор о Хорти, на самом деле, дискуссия о роли Хорти в Венгрии есть спор об Орбане. Вопрос стоит следующим образом: Орбан, как Хорти, делает по мере того, что он может, чтобы избежать величайшей катастрофы, или он тайно, поощряя Jobbik, ускоряет катастрофу?

Венгрия в более широком региональном контексте

Эта дискуссия, как и все обсуждения, касающиеся Будапешта, идет на фоне шаткого положения Венгрии в мире. Орбан видит массовую несостоятельность Европейского Союза. Великая депрессия в европейской части Средиземноморья контрастирует с немецким процветанием - это просто повторение старой игры. Венгрия находится на востоке, на приграничной территории между Европейским полуостровом и Россией. Украинский кризис показывает, что напряженность в регионе близится к температуре взрыва. Орбан должен направлять Венгрию куда-то.

Существует мало поддержки Западом Венгрии, кроме, в основном, пустых предупреждений. Он знает, что немцы не будут рисковать своим процветанием, чтобы помочь стабилизировать венгерскую экономику или ее стратегические позиции. Он также не ожидает, что американцы прибудут внезапно и спасут положение. Таким образом, Орбан стоит перед лицом кризиса по границе с Украиной, который может или не может привести российские войска обратно к венгерской границе. Он не хочет продолжать играть немецкую игру в Европейском Союзе, потому что он не может. Как и во многих европейских странах, социальная ткань Венгрии находится под большим напряжением.

Украинский кризис можно понять только с точки зрения провала Европейского Союза. Германия чувствует себя хорошо, но это не способствует готовности идти на риски. Остальная северная Европа испытывает значительную безработицу, но это не средиземноморская Европа, которая была разрушена в результате кризиса безработицы. Европейский финансовый кризис превратился в европейский социальный кризис, и, как социальный кризис, он имеет политические последствия.

Средний класс, и те, кто думал, что они поднимаются в средний класс, оказались наиболее пострадавшими. Контраст между эйфорией обещаний Европейского Союза и более скудными реалиями создал движения, которые бросают вызов не только членству в Европейском Союзе, но и принципам блока: общей судьбе, в которой европейская идентичность способна преодолеть другие лояльности и несет этим преимущества мира и процветания. Если процветание - это миф, и если каждый народ сам за себя, то партии поднимают национализм. Национализм на континенте обширных различий несет в себе глубокое недоверие. Таким образом, принцип открытых границ - идея, что каждый может работать в любом месте, и, прежде всего, идея, что нация не имеет смысла, оспариваются. Чем глубже кризис, тем глубже и более легитимным становится страх.

Соединение этого страха с возрождением российской угрозы на востоке, ведет к тому, что все граничащие с Украиной начинают спрашивать: кто придет, чтобы помочь нам. Фрагментация Европы национально и социально ослабляют ее до точки невозврата. Это именно становится важным: провал Европейского Союза и выпадение из НАТО. Европа провалилась экономически. И, если также она проваливается в военном отношении, то, что все это означает? Европа оказалась обратно там, с чего она начиналась. И так дело обстоит в Венгрии.

Роль Орбана

Орбан является редким политическим лидером в Европе. Он довольно популярен, но ему приходится балансировать. Слева от него стоят сторонники Европы, которые видят во всех его действиях отказ от либеральной демократии. Справа находится фашистская партия, которая выиграла 20 процентов на последних выборах. Между этими двумя силами, Венгрия может быть разорвана. Это именно та ситуации, при которой пала Веймарская Германия. Оказавшись между левой и правой, центр был слишком слаб, чтобы удержаться. Орбан пытается делать то, что сделал Хорти: укрепить свою власть над государством и власть государства над обществом. Он подвергается нападкам слева за нарушение принципов либеральной демократии в Европе. Он подвергается нападению справа за то, что остается инструментом Европейского Союза и евреев.

Левая верит, что Орбан тайно правый, а его протесты против правых - просто прикрытие. Правые считают, что он тайный проевропеец и его протесты против Европы простое прикрытие. Теперь мы добавим к этому тот факт, что Венгрия должна принимать решения в отношении Украины. Орбан знает, что Венгрия не в состоянии принимать решения сама по себе. Поэтому он сделал ряд заявлений, в том числе, осуждая и Россию, но и санкции против нее, и внес предложение, чтобы украинской области непосредственно к востоку от Венгрии, и когда-то венгерской по принадлежности, предоставили больше автономии. В конце концов, эти заявления не имеют значения. Они не влияют на международную систему, но позволяют ему немного балансировать.

Орбан знает, что Хорти делал также. Венгрия, которая идет против Германии и России, должна быть очень аккуратной. Венгрия уже сталкивается с политикой Германии по отношению к либеральной интеграции в рамках Европейского Союза, которая в корне противоречит концепции Венгрии независимого государственного хозяйства. Венгрия уже сталкивается с политикой Германии, которая подрывает экономическое и социальное благополучие Венгрии. Стратегия Орбана заключается в создании экономики с максимальным удалением от Европы, при этом без разрыва с ней, и с максимальным влиянием государства над ней. Это не то, что немцы хотят видеть.

Теперь Венгрия также сталкивается с Германией, которая не в состоянии поддержать Венгрию против России. Орбан потенциально стоит перед Россией, которая вернется на восточную границу Венгрии. Он также сталкивается с растущим внутренним правым крылом и ослабленными, но шумными левыми. Это очень похоже на проблемы Хорти. Внутри страны он имеет сильную поддержку и мощные институты. Он может осуществлять власть внутри страны. Но Венгрия имеет только 9 миллионов человек, и внешние силы могут легко подавить ее. Его пространство для маневра ограничено.

Я думаю, что Орбану не понравилось то, что он увидел в Европейском Союзе в минувшее десятилетие. Он видел фрагментацию и рост претензий со всех сторон. Он построил режим, который ужаснул левых, которые считали, что без Орбана можно было бы вернуться к тому, как это было раньше, и не понимали, что это может открыть дверь крайне правым. Он построил режим, который ограничивал смыслы правых, не давая им реальную власть.

Идет возрождение России. Здесь Орбан не имеет изящного решения. Даже, если Венгрия присоединится к польско-румынскому союзу, у нее не будет никакой уверенности, что это сможет блокировать российское могущество. Для того, чтобы это произошло, великие державы должны оказать ей поддержку. Если Германия остается вне игры, то остаются Соединенные Штаты. Но, если Соединенные Штаты вступят в схватку, то этого не произойдет в ближайшее время. Это случится еще позже прежде, чем их роль окажется решающей. Поэтому Орбан должен быть гибким. И, чем больше международной гибкости он должен будет выказывать, тем больше будет внутреннее давление.

Что касается Хорти, то международное давление, наконец, превзошло его, и немецкая оккупация привела к катастрофе, которая смела право, истребила евреев и привела к российскому вторжению и оккупации, которая длилась полвека. Но сколько жизней Хорти смог сохранить, сотрудничая с Германией? Он купил время, если ничего другого.

Венгерская история отмечена героическими бедствиями. Либеральная революция, которая провалилась по всей Европе в 1848 году, провалилась и в Венгрии. 1956 год был великолепен и бессмысленен. Хорти не желал делать бессмысленные жесты. Международная обстановка на данный момент далеко не определена, а угрозы Венгрии не ясны, но Орбан явно не имеет желания делать героические жесты. Внутренне он постоянно наращивает свою власть, и это дает ему свободу действий на международном уровне. Но ничем он не будет гарантировать определенность. Определенность связывает, и Венгрия научилась держать свои варианты открытыми.

Орбан в любом смысле - не Хорти, но их ситуации схожи. Венгрия является страной огромного потенциала взращенной ярости. Она охвачена чувством разочарования, которое может стать опасным. Европа оказалась не тем, что ей обещали. Россия оказалась не тем, что ожидали европейцы. Внутри и вне страны лучшее, что Орбан может сделать - это баланс. Благодаря балансу, есть те, кто выживает, но часто нет. Чем Венгрия могла быть в 2005 году - это не Венгрия, которая может быть сегодня. Любому венгерскому лидеру, который пожелает избежать катастрофы, придется с этим столкнуться. Действительно, европейцы по всему континенту сталкиваются с тем, что мира, в котором они должны были бы жить, не стало, и то, что заменило его внутри и за пределами их стран, отличается и опасно.

(1) FriedmanGeorge. Borderlands: Hungary Maneuvers http://www.stratfor.com/weekly/borderlands-hungary-maneuvers

(2) Здесь Фридман явно ошибается. Венгрия 27 июня 1941 года объявила войну Советскому Союзу. 1 июля 1941 года по согласованному с германским Генеральным штабом планом венгерская Карпатская группа войск атаковала советскую 12-ю армию. В дальнейшем венгерская Карпатская группа действовала в составе 17-й германской армии. В июле 1941 года венгерское правительстве выступило перед Германией с инициативой о передаче 18 тыс. евреев, проживавших в Закарпатье под юрисдикцию германского командования. Евреи обладали чехословацким гражданством. Хортистская Венгрия не посчитала возможным предоставить им свое гражданство, как прочим, при аннексии края в марте 1939 года. Закарпатские евреи были сосланы в район под Каменец-Подольским на Украину, где 16 тыс. из них были расстреляны частями местной Айнзатцгруппы СС.

(3) Партия "Скрещенных стрел" (венг. Nyilaskeresztes párt) - национал-социалистическая партия в Венгрии, основанная Ференцем Салаши в 1937 году. С октября 1944 по март 1945 года находилась у власти в Венгрии при режиме немецкой оккупации.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.