Александр Ангели: Молдавия - Гагаузия: дезинтегрирующие особенности диалога

Москва, 12 мая 2014, 16:25 — REGNUM  

На прошлой неделе премьер-министр Республики Молдова Юрий Лянкэ предложил башкану Гагаузии Михаилу Формузалу присоединиться к правительственной делегации, которая в середине мая должна полететь в Брюссель, на что гагаузский лидер ответил отказом. Пресс-служба главы автономии выступила по этому поводу с комментарием, поясняющим мотивы такого ответа, суть которого сводится к "слишком поздно сообщили, подобные вопросы с кондачка не решаются". Правительство никаких официальных заявлений не делало, но брошенная на заседании Кабмина короткая реплика Лянкэ о том, что ему понятна незаинтересованность Формузала в поездке, говорит о том, что премьер усмотрел в отказе известного своей пророссийской позицией башкана политические мотивы. "То он ругает Евросоюз, то гуляет по Брюсселю - электорат не поймёт".

Примечательно, что вопрос участия гагаузских официальных лиц в молдавских делегациях становится поводом для обсуждений не в первый раз. Так, в конце 2013 года во время визита президента РМ Николая Тимофти в Турцию его сопровождали два депутата молдавского парламента, выходцы из Гагаузии - Александр Стояногло и Петр Влах. А на апрельском саммите "Восточного партнёрства" в Чехии компанию Тимофти составил вице-спикер Народного собрания Гагаузии Демьян Карасени. До этого был визит того же Тимофти в Польшу, на этот раз в сопровождении мэра Комрата Николая Дудогло. Тогда в ряде гагаузских СМИ, симпатизирующих главе автономии, были опубликованы комментарии местных политологов, которые обратили внимание на отсутствие в составе делегаций башкана - первого лица Гагаузии, который по дипломатической логике должен представлять регион, находясь с руководством Молдавии в зарубежных визитах. При этом подчёркивался избирательный подход к выбору гагаузских политиков - все они являются представителями входящих в правящую коалицию Демпартии и Либерально-демократической партии. Также авторы не упустили возможности отметить, что роль названных чиновников заключалась скорее в оказании политических "эскорт услуг", нежели в реальном представлении их родной автономии.

С точки зрения центральных властей Молдавии эти истории могут быть восприняты, как политические капризы руководства Гагаузии. Не включили в делегацию - башкан недоволен, пригласили - так он отказывается, снова не угодили. Однако с позиции Гагаузии такая реакция представляется вполне последовательной.

Казус с отказом Формузала лететь вместе с представителями центральной власти в Брюссель вызван конечно же не политическими мотивами башкана. Его плотное взаимодействие с западными дипломатами и побратимские связи Гагаузии с рядом европейских стран широко известны. Поэтому вряд ли он стал бы стесняться своего визита в столицу ЕС. Логичной выглядит версия от пресс-службы гагаузского лидера. Как ни крути, но существует практика подготовки к зарубежным визитам. А спонтанно можно разве что подружку пригласить слетать в Париж на выходные. Но всё-таки проблема не в бюрократической оплошности правительства. Вернее, не только в этом. Проблема в самом отношении к Гагаузии, которое позволяет такие оплошности допускать.

Главная ошибка Кишинёва, из-за которой ему трудно найти общий язык с руководством Гагаузии, состоит в том, что диалог с Комратом подменяется игрой на амбициях гагаузских политиков. То демонстративное оказание внимания оппонентам башкана из правящих партий, то приглашение "слетать вместе в Европу", сделанное в обход устоявшейся протокольной практики - всё это можно трактовать не иначе как попытки либо вызвать политическую ревность, либо угодить руководителю Гагаузии. Но в том-то и дело, что гагаузы - это, образно говоря, не какие то "дети гор" и прочие далёкие от европейской цивилизации племена. Гагаузы - это современная нация, у которой есть свои интересы, которая осознаёт эти интересы и стремится их отстаивать. Поэтому конфликтные вопросы с Гагаузией разумно решать не путём угождения её лидерам, а демонстрируя способность учитывать потребности региона.

Иначе говоря, Кишинёву нужно совершать жесты, которые найдут положительный отклик не только у руководителей автономии, но в первую очередь, у её населения. При этом важно понимать, что в основе логики гагаузов лежит не симпатия к тем или иным политикам, а исторические и политические устремления гагаузской нации. То есть, Кишинёв может игнорировать интересы Гагаузии и всеми доступными способами добиваться того, чтобы "плохой" башкан был заменён на "хорошего". Но такая манера решения "гагаузского вопроса" неизменно будет приводить к тому, что после очередных выборов "упрямые" гагаузы будут выбирать себе нового лидера, с которым центральные власти вновь будут вынуждены выстраивать отношения.

Сформулировать принципы эффективного диалога Молдавии с Гагаузией в теории не так трудно. Однако, если взглянуть со стороны на реалии их взаимоотношений, то при всём желании там трудно найти признаки какого-либо серьёзного сотрудничества. Более того, нередко создаётся впечатление, что Кишинёв воспринимает Гагаузию как внешнего врага. Поддержка оппозиции, попытки раскола правящих кругов, формирование и навязывание молдавскому обществу отрицательного образа региона - если не знать, что речь идёт о политике РМ по отношению к Гагаузской автономии, то трудно поверить, что все эти действия направлены Молдавией против части собственной территории. И никаких предпосылок, позволяющих полагать, что это саморазрушение страны остановится, не видно.

Александр Ангели - гагаузский политолог.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail