Виктор Якубян: Крымский импульс для Карабаха - пора доказывать независимоcть

Москва, 2 мая 2014, 17:14 — REGNUM  

Азербайджан демонстративно дистанцируется от США. После того, что произошло в Крыму, происходит на Украине, а до того в Грузии, в Баку, наконец-то, осознали, что Вашингтон не в состоянии эффективно противодействовать России на постсоветском пространстве.

Спецпредставитель президента Азербайджана Ильхама Алиева по карабахскому конфликту Араз Азимов пошел на публичный демарш в адрес сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Джеймса Уорлика. Поводом стали заявления американского посредника, который ранее выразил обеспокоенность эскалацией напряженности в зоне карабахского конфликта. Примечательно на этом фоне, что 28 апреля Азербайджан начал масштабные военные учения на линии соприкосновения войск, то есть эскалация действительно имеет место быть.

Кроме того, Азимов недоволен тем, что Уорлик, якобы, призвал извлечь уроки из событий на Украине и использовать их для урегулирования нагорно-карабахского конфликта. На самом деле, параллель между Крымом и Карабахом впервые провел не Уорлик, а посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар. "События на Украине требуют окончательного урегулирования нагорно-карабахского конфликта", - заявил он азербайджанским журналистам 23 апреля. Судя по всему, в Баку решили не замахиваться на самого американского посла, тем паче, что тот в свое время, будучи спецпредставителем Госдепартамента США по вопросам энергетики Европы и Азии, внес немалую лепту в развитие энергетической стратегии Азербайджана. Взамен Баку в лице Араза Азимова официально потребовал отзыва американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Джеймса Уорлика.

Этому событию предшествовали активные контакты Баку с Ираном, посвященные, прежде всего, обсуждению совместных военных планов, а также анализу ситуации вокруг Нагорного Карабаха. В Тегеране побывали с визитом президент Азербайджана Ильхам Алиев и министр обороны страны Закир Гасанов. По итогам переговоров с иранской стороны было заявлено о готовности Тегерана предоставить Баку необходимую военную технику и подготовку. Сам азербайджанский министр заявил: "Иран является великой региональной страной, другом и соседом Азербайджана и сотрудничество с Тегераном является главным приоритетом во внешней политике нашей страны".

Иначе как полным разворотом военной политики Азербайджана это назвать сложно. Еще недавно азербайджанские военные рапортовали о заключении многомиллиардного военного контракта с Израилем, а политики призывали переименовать свою страну в Северный Азербайджан, дабы насолить Тегерану. Что же произошло с восприятием региональных политических процессов в Баку? Это пытается выяснить и прибывший 1 мая в Баку по "горячим иранским следам" Ильхама Алиева глава МИД Израиля Авигдор Либерман.

Начать, пожалуй, стоит с главного. А именно, что переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ и по предлагаемым международными посредниками (Россия, США, Франция) лекалам и впрямь лишены для Баку всякого смысла. Правда состоит в том, что Нагорный Карабах, как и Крым, может в любое время сам объявить новый референдум, проголосовать за вступление в состав Армении или, скажем, России и поставить перед фактом как Баку, так и Ереван вместе с международными посредниками. Другое дело, что у Степанакерта не хватает для этого поддержки Москвы, о причинах чего будет сказано ниже. Но даже в этой ситуации какого-либо неприятия свободному волеизъявлению карабахского населения Москва публично выразить не сможет, поскольку сама признала легитимным аналогичный акт жителей Крыма. Пока нет поддержки Москвы, карабахские власти настаивают на том, что референдум в 1991 году они уже провели и сворачивать с пути независимости не намерены. Но данная позиция трещит по швам, как и вся международно-правовая система. Разобраться бы с сегодняшними референдумами...

В реальности, после образцового присоединения Крыма, с его русским, украинским и татарским населением к России, дальнейшая судьба населенного полностью армянами Нагорного Карабаха видится в двух перспективах - искусственная пролонгация бессмысленных переговоров в рамках МГ ОБСЕ, позволяющих сохранить статус-кво в конфликтном регионе вплоть до полного сращивания Армении и НКР, либо провал переговоров и война, которая приведет к новой ситуации и определит новый расклад сил. Ильхам Алиев не признает старый и не может позволить Карабаху провести новый референдум и закрепить свой статус в глазах международной общественности окончательно и бесповоротно. Это станет концом его власти. Обязательство по признанию итогов такого референдума - это то, на что в конечном итоге должен согласиться Алиев, в случае продолжения переговоров в рамках МГ ОБСЕ. Получается, что у Баку нет иной альтернативы, кроме войны.

Военный сценарий и рассматривается в Баку в качестве основного и неизбежного. Об этом открыто заявляет азербайджанское руководство уже многие годы. Проблема для Баку упирается лишь в качество этой будущей войны - будет ли она локальной, контролируемой и скоротечной, или же примет неконтролируемый оборот и перерастет в полномасштабную региональную бойню. Вторая возможность никак не входит в планы Ильхама Алиева и его команды, поскольку поставит под сомнение безопасность черноморско-каспийского региона, что чревато крахом региональных энергетических проектов и обесцениванием азербайджанского фактора в мировых делах. Это означает, что Азербайджану нужна контролируемая военная акция, которая позволит, во-первых, поддержать реноме правящего клана, во-вторых, переломить статус-кво и преобразить ситуацию в регионе под старт новых переговоров - в другом формате и на других условиях.

Челночная дипломатия министра обороны Азербайджана Закира Гасанова - его визиты в Турцию и Иран, а также заявления администрации Алиева и его самого о неэффективности МГ ОБСЕ свидетельствуют о том, что Баку выбирает именно этот сценарий - сценарий скоротечного блицкрига в качестве приоритетного.

Азербайджан не скрывает, что готовится к войне. Видят это и в Армении, заявляющей о полной готовности к негативному развитию сценария в соответствии с функцией гаранта безопасности населения Нагорного Карабаха. Видят это и в России. Назначение вице-премьера Дмитрия Рогозина председателем российской части межправительственной комиссии с Азербайджаном вместо ориентированного на бизнес Александра Хлопонина означает ничто иное, как смену приоритета региональных отношений на военный аспект. О том же свидетельствует и беспрецедентный визит в Баку начальника Генштаба ВС России Виталия Герасимова 7-8 апреля.

К "эффекту домино" после Крыма в Карабахе готовится и Турция. Глава МИД этой страны Ахмед Давутоглу заявил, что отделение Крыма от Украины и присоединение полуострова к России может послужить примером для других замороженных конфликтов. "Нас беспокоит не только Украина. В случае начала этой тенденции, что является актом против территориальной целостности, имеется много других замороженных конфликтов, таких как Приднестровье, Абхазия и Нагорный Карабах. Мы не хотим, чтобы кризис на Украине запустил цепную реакцию в регионе Черного моря и соседних с Турцией регионах", - заявил он, акцентировав на том, что Турция является страной, непосредственно граничащей с обозначенными потенциально взрывными регионами.

Предвоенную картину дополняет ситуация внутри самого Азербайджана. Власти этой страны демонстрируют твердую нацеленность на достижение полной консолидации азербайджанского общества против Армении и армян. В последние дни были заключены под арест даже те редкие политологи и общественные деятели, которые придерживались в карабахском вопросе хоть какой-то логики и гуманизма, в том числе супруги Юнус. Оставлены без внимания все призывы международного сообщества в лице тех же посредников МГ ОБСЕ - готовить азербайджанский народ к миру, а не войне. Ильхам Алиев делает ровно противоположное, потому что готовится к войне сам и готовит к этому свой народ.

Вернемся к задаче Баку по обеспечению локальности будущих боевых действий. Она может быть решена только одним способом - Азербайджану необходимо добиться невмешательства России и Ирана в боевые действия в Нагорном Карабахе, а также обзавестись гарантиями Турции в случае противоположного хода событий. На сегодняшний день для Азербайджана стало очевидно, что Турция и Иран представляют в закавказском регионе более существенную силу, чем Франция и США, являющиеся посредниками в переговорах по Карабаху. Это новая реальность, которая получает сегодня подтверждение в региональных политических буднях и внешнеполитических шагах Баку. Расчет Азербайджана может строиться на том, чтобы вернуть военным способом под контроль территории, составляющие пояс безопасности вокруг Нагорного Карабаха, обеспечив тем самым выгодные стартовые позиции для новых переговоров. Без указанных территорий безопасность Карабаха окажется более чем ущербной, а переговорные позиции Армении претерпят существенное ослабление.

Власти Нагорного Карабаха при реализации данного сценария со стороны Баку могут рассчитывать только на себя и Армению. Международные позиции Степанакерта после 20 лет независимости не изменились ни на йоту. Независимость Нагорного Карабаха как не признавалась, так и не признается ни одной страной мира, включая саму Армению. Причиной тому, самоуверенная пассивность карабахских властей на протяжении всех последних лет, основанная на полной уверенности в том, что правовые основы карабахской независимости незыблемы и по формальным признакам более совершенны, чем предпосылки независимости тех же Косово или Абхазии. Но разница в том, что Косово и Абхазия реализовали свои жизненные планы, а Карабах продолжает жить в ожидании войны, характер которой зависит в большей степени от Азербайджана.

Обратимся к другому примеру. Переговоры между Израилем и Палестиной под эгидой США ознаменовались провалом буквально в эти дни. На этом фоне лидер Палестинской национальной автономии Махмуд Аббас умело использует правовой и дипломатический инструментарий, ставя Израиль в сложную ситуацию. Речь идет о настойчивых и эффективных усилиях ПНА по легитимизации своего международного правового статуса, в частности, путем вступления в различные институты ООН. Ясно, что в этом поддержку Аббасу оказывают те же США и страны ЕС, плавно корректирующие свою ближневосточную стратегию с учетом перипетий "арабской весны".

Ничего подобного руководство Нагорного Карабаха даже не пытается делать. В Степанакерте все эти годы "внимательно следили" за тем, как Армения безуспешно пыталась пресечь попытки Баку перетащить карабахский вопрос из формата МГ ОБСЕ в структуры ООН. Но почему в этих же ооновских структурах не слышен голос самого Нагорного Карабаха, заявляющего о своей полноценной и состоявшейся государственности. Где внешняя политика этого государства?

После смены власти в Нагорном Карабахе, когда президента Аркадия Гукасяна заменил руководитель Службы безопасности Бако Саакян, Нагорный Карабах полностью выпал из информационного эфира. Сухие сводки отдельных ведомств мало отвечают духу времени. Степанакерт продолжает призывать вернуть себя в бессмысленные переговоры с Баку. То, что Азербайджан не горит желанием вести переговоры с карабахскими политиками очевидно с тех пор, как Степанакерт оказался вне этого процесса. С другой стороны, о чем хочет говорить Бако Саакян с Ильхамом Алиевым? О порядке возврата районов или же о том, что Карабах не уступит "ни пяди земли"? Ясно, что такие переговоры завершатся не начавшись.

Независимость не может быть иллюзией или фантомом - она или есть, или ее нет. Тогда необходимо прямо признать, что внешнюю политику Нагорного Карабаха проводит Армения. У независимого Нагорного Карабаха не может не быть позиции по сближению Азербайджана с Ираном, поскольку обе страны граничат с НКР. Тем более, что сегодня мы имеет дело с другим Ираном, налаживающим отношения с США. В этой новой реальности благожелательный настрой Азербайджана в отношениях с Ираном вовсе не кажется шагом вынужденным и безнадежным.

У независимого Нагорного Карабаха не может не быть позиции по армяно-турецким отношениям и приближению 100-летней годовщины Геноцида армян. У независимого Нагорного Карабаха не может не быть позиции по воссоединению Крыма с Россией. Официозное признание права населения Крыма на самоопределение, на что сподобился Степанакерт, малого стоит. Кого вообще интересует по определению предвзятая позиция непризнанного Карабаха? Внятный анализ рожденных Крымом перспектив и возможностей, активные действия по донесению международному сообществу карабахской позиции в новых реалиях, шаги по закреплению этой позиции в различных международных структурах и полуофициальных дискуссионных площадках - вот что требуется сегодня от карабахских властей. У независимого Нагорного Карабаха не может не быть позиции по вступлению Армении в Таможенный союз, тем более, что именно в связи с карабахской проблемой процесс тормозится.

Конечно, Нагорный Карабах должен быть готов к войне! Но от властей Карабаха зависит, в какой атмосфере она будет протекать. При молчаливой поддержке обработанного Азербайджаном международного и регионального сообщества, успевшего забыть о правомерности карабахского референдума 23-летней давности, или же в условиях заранее и предусмотрительно выстроенных Карабахом правовых и информационных барьеров. Вернуться в переговорный процесс Нагорный Карабах в состоянии и должен исключительно собственной информационной активностью, прямой артикуляцией своих интересов - вне парадигмы, в которой развивает свою политику Ереван. В противном случае Карабах становится в ущербную позицию неминуемой мишени, а Армения - в роль вечного экономического донора и военного гаранта НКР.

В условиях, когда Карабах дистанцируется от общеармянских проблем, наслаждаясь эфемерным спокойствием, политическим вакуумом и отсутствием международного контроля, карабахская независимость и его чиновничий аппарат становятся избыточной обузой для армянской государственности, ослабляя потенциал самой Армении.

После Крыма Нагорный Карабах должен либо объявить о приоритете воссоединения с Арменией и вручить Еревану всю полноту ответственности за свое будущее, либо же найти в себе силы и потенциал для проведения суверенной внутренней и внешней политики. В условиях развала международной правовой системы и приближающейся войны любые манипуляции и хитрости в вопросах будущего статуса будут расцениваться как признак слабости и неуверенности НКР в собственных позициях.

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Закавказья

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.02.17
Великий пост дарует великие возможности
NB!
26.02.17
Неизвестный облил Касьянова зеленкой на «Марше памяти» Немцова
NB!
26.02.17
«Крысиное царство» губернатора Анатолия Артамонова
NB!
26.02.17
Басурин: Украинские нацбатальоны освободили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
26.02.17
Из акронима ИГИЛ / ИГИС* пора убрать определение «исламское»
NB!
26.02.17
Бои рыцарей ко Дню защитника Отечества
NB!
26.02.17
Главком ВКС РФ: В 2017 году армия закупит 160 новых самолетов и вертолетов
NB!
26.02.17
На Украине определили своего участника конкурса «Евровидение»
NB!
26.02.17
Бесцензурная и религиозная страсть
NB!
26.02.17
Поэма Санкт-Петербурга: Небо
NB!
26.02.17
Вандалы из группировки «Азов» разрисовали российский банк в Одессе
NB!
26.02.17
Япония хочет лечить жителей южных Курил по интернету
NB!
26.02.17
Арестован глава киргизской партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев
NB!
26.02.17
Борьба за пост президента США продолжается: теперь — при живом Трампе
NB!
26.02.17
Выборы в Эквадоре: удастся ли Корреа «добежать до бельгийской границы»?
NB!
26.02.17
«Народный автомобиль»: сильнее Гитлера и «дизельгейта»
NB!
25.02.17
Фильм о Клинтон завоевал антипремию «Золотая малина»
NB!
25.02.17
«Бавария» уничтожила «Гамбург» 8:0 в 1000-м матче Карло Анчелотти
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата