Ануш Левонян: В чем реальная причина ухода в оппозицию секретаря Совбеза Армении?

Ереван, 30 апреля 2014, 09:25 — REGNUM  

Недавняя отставка премьер-министра Армении Тиграна Саркисяна и возглавляемого им правительства, кадровые перемены, происходящие сегодня в высших эшелонах исполнительной и законодательной власти республики, включая выдвижение на пост премьера экс-спикера парламента Овика Абрамяна, активно обсуждаются местными экспертами и СМИ. При этом, однако, как бы "за кадром" остается важнейший, на наш взгляд, элемент происходящих на внутриполитическом поле перемен. Речь идет о выходе из правящей парламентской коалиции и переходе в оппозиционное поле партии "Оринац еркир" ("Правовое государство") и отставке с поста секретаря Совета национальной безопасности при президенте Армении её лидера - Артура Багдасаряна.

Напомним, что "Оринац еркир" была партией-спойлером правящей Республиканской партии Армении (РПА) и контролировала в парламенте 5 мандатов. Реального влияния на какие-либо процессы в стране она не имела, и, вероятно, поэтому резкая перемена её политического курса особого интереса не вызвала. Между тем, должно быть ясно, что в стране, где роль в политике играют не партии, а возглавляющие их персоналии, любой подобный шаг не может не иметь под собой весьма серьезных причин.

И, заметим, объяснения, которые дал своему неожиданному на первый взгляд решению сам Артур Багдасарян, заявивший 25 апреля об отставке с поста секретаря Совета нацбезопасности, косвенным образом об этом свидетельствуют. Багдасарян назвал несколько причин "развода" с коалицией: несогласие с возможной реформой Основного закона страны, в результате которой Армения может стать парламентской республикой, фактический провал подготовленной прежним правительством пенсионной реформы, ряд положений которой был признан противоречащими Конституции, отставка премьера и правительства и, наконец, недавнее заявление президента Сержа Саргсяна о том, что он больше не будет баллотироваться на пост главы государства и не намерен становится премьером. Всё это, по словам Багдасаряна, "привело к формированию новой политической ситуации в стране". Из последующих объяснений следовало, что эта новая ситуация самому Багдасаряну и его однопартийцам не нравится, что и продиктовало переход партии и её руководителя в оппозицию, причем - "активную", такую, которая намерена критиковать действующие власти, включая и президента (интересно, есть ли в мире примеры оппозиции, которая никого не критикует? - А.Л.).

Как говорится, невооруженным глазом видно, что все эти объяснения на самом деле абсолютно ничего не объясняют. Например, отнюдь не факт, что конституционная реформа будет реализована - сам президент Саргсян открыто высказался против изменения системы управления страной. Столь же неоднозначной выглядит и судьба пенсионной реформы, поскольку новое правительство намерено попытаться сочетать требования общественности с назревшей необходимостью определенных перемен, поскольку число пенсионеров в стране возрастает, а количество работников убывает. По сути, проблема имеет объективный характер, и в случае серьезного обсуждения компромисс может быть найден. Понятно, что прежнее правительство и прежний премьер, утратившие (по крайней мере, в данном вопросе) общественное доверие, работать над достижением такого компромисса не могли, и в этом смысле "несогласие" с отставкой главы исполнительной власти выглядит несерьезно. Именно поэтому некоторые комментаторы сделали вывод, что Артур Багдасарян просто обижен тем фактом, что на место главы правительства был назначен не он сам, и это, мол, стало основной причиной отставки. Такое хоть и не исключено в принципе, но маловероятно: изначально было ясно, что борьба за пост премьера идет не внутри правящей коалиции, а между РПА и её прежним партнером, партией "Процветающая Армения" (ППА). Формальным лидером последней является олигарх Гагик Царукян, а истинным "идейным вдохновителем" - создатель ППА, второй президент республики Роберт Кочарян. Поэтому вынужденная отставка Тиграна Саркисяна и назначение на его место спикера Национального собрания Овика Абрамяна свидетельствует лишь о том, что основные акторы политического поля достигли некоего компромисса - Овик Абрамян, будучи видным функционером РПА, одновременно является сватом олигарха Царукяна.

Но насколько жизнеспособен такой компромисс? Резкий "зигзаг" Артура Багдасаряна свидетельствует, что этот многоопытный политический игрок убежден: перемены только начинаются, и ищет свое место в формирующемся новом политическом раскладе. Собственно говоря, он этого и не скрывает, о чем свидетельствует ссылка не нежелание президента Саргсяна после истечения второго срока полномочий продолжать в той или иной форме руководить страной. Фактически, за 4 года до предстоящих президентских выборов Багдасарян открыто намекнул, что считает действующего главу государства "хромой уткой". Экс-секретарь Совета нацбезопасности никогда не сделал бы этого без существенных оснований для подобных выводов, тем более, что этот деятель, как говорится, "слова в простоте не скажет и шага не ступит". Неслучайно его политическая биография отличается рядом любопытных нюансов.

Юрист по образованию, он в 1995-1999 г. г. был депутатом парламента от правящего в то время Армянского общенационального движения (АОД). После смены власти в стране, когда первый президент республики Левон Тер-Петросян был вынужден подать в отставку из-за разногласий с членами своего окружения по карабахскому вопросу, основал партию "Оринац еркир", в качестве лидера которой вновь был избран в парламент, а в 2006 году стал спикером Национального собрания. Но был вынужден подать в отставку после того, как заявил, что видит будущее Армении в НАТО. Это вызвало крайне отрицательную реакцию тогдашнего президента Роберта Кочаряна.

В качестве одного из кандидатов от оппозиции Артур Багдасарян участвовал в компании по выборам президента республики в 2008 году. А годом ранее приватно встретился с представителем британского посольства в Ереване и, если верить опубликованной одной из местных газет "прослушке" этого разговора, предлагал представителям стран Запада дать негативную оценку предвыборным процессам. Это могло означать лишь то, что Багдасарян пытается помешать преемнику Роберта Кочаряна - Сержу Саргсяну, стремится загодя обесценить его вероятную победу. В тот период рейтинг Багдасаряна был достаточно высок, многие предполагали его альянс с первым президентом страны Левоном Тер-Петросяном. Очевидно, что такой союз не позволил бы властям "самовоспроизвестись". Но произошло нечто прямо противоположное. За несколько дней до голосования Артур Багдасарян заявил о том, что сходит с дистанции предвыборной гонки, а через две недели после победы Сержа Саргсяна (которую оппозиция оспаривала) был назначен секретарем Совбеза, а возглавляемая им партия стала частью правящего парламентского большинства.

Долгое время его лояльность не вызывала никаких сомнений. Однако в прошлом году в эфире одной из местных телекомпаний Багдасарян неожиданно высказался в том смысле, что армянский народ не будет жить хорошо, пока не сформирует ту власть, которую сам желает. То есть фактически повторил тезис оппозиции о "нелегитимности" действующей власти, частью которой он сам являлся. И это не было случайной оговоркой. Когда наступление партии "Процветающая Армения" на правительство приобрело перманентный характер, Артур Багдасарян столь же неожиданно заявил, что "было бы недальновидно исключать возвращение Роберта Кочаряна в большую политику".

При этом очень симптоматично, что отставка Багдасаряна совпала с заявлением офиса Роберта Кочаряна относительно конституционной реформы в стране. В документе сказано, в частности, что проблема страны - отнюдь не в модели госуправления, "мудро или бездарно управлять страной можно как из президентского, так и премьерского кабинетов". Роберт Кочарян считает также, что, согласно социологическим данным, главными проблемами для граждан остаются безработица, бедность, миграция, инфляция, низкие зарплаты и пенсии, коррупция, но никто не упоминал форму правления. "Даже бывшее правительство, постоянно искавшее объективные причины всем недостаткам, не пыталось оправдать их пробелами в Основном законе", - сказано в заявлении. Отсюда ясно, что второй президент не считает управление государством "мудрым", но скорее склоняется к противоположному определению - "бездарное". Настолько резкой и прозрачной критике Кочарян своего преемника еще никогда не подвергал.

В свете всего этого вполне допустимо, что отставка Артура Багдасаряна и его уход в оппозицию вызван уверенностью в том, что возвращение Роберта Кочаряна к рулю власти достаточно вероятно. Ведь Багдасарян, помимо прочего, в силу своей должности тесно связан с влиятельными (в том числе - силовыми) российскими структурами и хорошо осведомлен об их настроениях. Косвенным образом о возможности подобного сценария говорит и замечание экс-кандидата на президентский пост, беспартийного активиста Андреаса Гукасяна, который считает, что новое правительство по своему персональному составу является "правительством Роберта Кочаряна", которым, якобы, "оно сформировано". В этой связи активист убежден, что "Серж Саргсян заканчивает свою миссию и передает ее Роберту Кочаряну".

По-видимому, Артур Багдасарян, при всем своем политическом опыте, в целом разделяет столь безапелляционные суждения и, фактически, покидает, как ему представляется, "тонущий корабль". Однако оценит ли этот жест Роберт Кочарян, который однажды в сердцах публично назвал Багдасаряна "предателем"?

Ануш Левонян, политический обозреватель, Ереван

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.