Андрей Никифоров: Крым задал всему российскому обществу целый ряд новых трендов

Москва, 16 апреля 2014, 11:52 — REGNUM  

О геополитической ситуации в мире после воссоединения Крыма с Россией и внутренней политике в новом федеральном округе рассказывает кандидат исторических наук, политолог Андрей Никифоров (Симферополь, Россия).

ИА REGNUM: Каковы геополитические последствия воссоединения Крыма с Россией? Означает ли это событие превращение России в новый мировой центр силы? Какие вызовы влечет за собой возвращение Крыма и как Россия должна с ними справляться?...

Одно дело - быть одной из великих держав и несколько другое - быть мировым центром силы. Скажем, до марта 2014 г. великих держав в мире было примерно с десяток (постоянные члены СБ ООН + Бразилия, Германия, Индия, Япония и ещё несколько - где-то рядом). Столько и осталось. А вот настоящий мировой центр силы - один. Сами знаете какой. Теперь вот - их снова два, как было четверть века назад. Но - в совсем других глобальных обстоятельствах. Дело здесь - не в экономической мощи или военном потенциале: ни то, ни другое у России с февраля по март существенно не выросло. Но не это делает великую державу настоящей Империей.

У Империи всегда есть своё послание Миру. Скажем, у Штатов оно заключается в призыве к всеобщей свободе и демократии - как своего рода условии материального обогащения. Это далеко не везде (почти нигде) получается, но повсюду транслируется и внедряется, иногда с помощью "гуманитарных" бомбёжек и зачисток. Так вот, Россия, похоже, сформулировала своё аналогичное послание. Оно - в восстановлении справедливости. Исторической. Геополитической. Справедливости как таковой. Помните, как это формулировал первый русский человек - Александр Невский? Не в силе Бог, а в Правде. Нечто подобное более современным языком сформулировано в фильме "Брат-2". Собственно, именно это закодированное в нём послание и сделало фильм культовым.

Что касается геополитических последствий воссоединения Крыма с Россией, я бы выделил два аспекта. Глобальный заключается в том, что Крым сейчас играет роль этакого геополитического Че Гевары: его освобождение - сигнал для всех дискриминированных регионов в мире к тому, каким путём им вести борьбу за историческую и геополитическую справедливость. Первые тектонические толчки уже ощущались в Трансильвании и Южном Тироле, провинции Венето и Каталонии, Шотландии и Канаде. То ли ещё будет...

Второй аспект - это импульс для начала нового этапа борьбы жителей украинской части Новороссии (т.н. Юго-Востока Украины) за своё человеческое достоинство, за право на сохранение собственной культурной и цивилизационной идентичности. Эта борьба разворачивается сейчас на наших глазах. Её характер явственно показывает, что все попытки выступать за какую-то "другую Украину" обанкротились. Что из себя представляет украинское государство без грима, сейчас видит каждый, кто способен и хочет видеть. И никакого другого украинского государства никогда не было и быть не может. Кто не верит - почитайте Пантелеймона Кулиша и Михаила Булгакова. Что 350, что 100 лет назад было примерно то же самое, что и сейчас происходит в Киеве и окрестностях.

При этом лично у меня нет никакого ожесточения по отношению к людям, продолжающим называть себя "украинцами". В подавляющем большинстве это наши единокровные братья и сёстры, помочь "расколдовать" которых - наша историческая миссия. В Крыму, возможно, - самый богатый опыт такого "расколдовывания": наши местные украинцы в ментальном и культурно-историческом плане ничем от крымских русских не отличаются. А потому - крымский опыт и крымская помощь будут гарантированы не только Юго-Востоку - Новороссии, но Малороссии (её центральной части Украины), Подкарпатской и Червонной Руси (Закарпатью и Галиции).

ИА REGNUM: Во внутренней политике нового федерального округа заметны болевые точки. Главная из них - крымские татары. Самопровозглашенный меджлис настаивает на официальном признании "органов национального самоуправления крымских татар", а также на придании крымским татарам статуса "коренного народа Крыма". Все это, к счастью для межнационального мира и согласия, отсутствует в новой конституции Крыма. Как по-вашему, будут ли удовлетворены подобные требования в какой бы то ни было форме, или лидерам крымских татар придется примириться с мыслью о том, что время торговли прошло, и в новом Крыму все равны?

Самим крымским татарам к этому привыкать не придётся, поскольку они в своём большинстве - нормальные люди, доброжелательные и трудолюбивые. Хотя, конечно, психологическая травма, нанесённая всему народу депортацией, делает их особо восприимчивыми к таким темам как компенсации, льготы, квоты и т.п. А вот тем, кто научился умело манипулировать этими людьми, придётся осознать, что прежняя жизнь, в которой они обменивали свое политическое и финансовое благополучие на то, чтобы шестерить перед Киевом и сдерживать Русское движение в Крыму - закончилась. На чём основаны их требования? Меджлис не признаёт нынешней крымской власти - какого признания от этой власти он может требовать?

При этом, думаю, такие структуры как курултай и Меджлис вообще могут быть вписаны в систему Республики Крым как органы культурно-национальной автономии. Как тот же Саамский парламент в Финляндии, например. Но и в этом случае следует не узаконить нынешний состав Курултая, а провести новые выборы, по-настоящему демократичные, открытые и гласные. Кто-то не из крымскотатарской верхушки отследил прошлогодние выборы Курултая? Точнее - кто-то кроме меня отследил: по какой избирательной системе они проходили, кто баллотировался, как шёл сам процесс голосования? Т.е., общество тех выборов фактически не контролировало. А вот прошлый состав Меджлиса - контролировал и очень жёстко. Здесь надо будет переиграть по-честному.

Точно так же - вопрос о статусе коренного народа. Если речь о каком-то якобы особом статусе, основанном на международном праве - пора уже распрощаться с этим мифом: все из детского возраста вышли. Можно, конечно, соблюдать определённые ритуалы, но как-то стыдно всерьёз верить в Деда Мороза. Но сам статус вполне реально можно получить. На основании республиканского закона - как получили его народы Дагестана. Но в перечне коренных народов Крыма будет не один только крымскотатарский народ. Там будут ещё караимы, крымчаки, греки, армяне, болгары, немцы... Русские тоже будут в этом списке. А как же? Если мои предки более 200 лет живут в Крыму, если могилы многих за такое время утеряны, здесь родились мои дети и внуки, я знаю и люблю эту землю - то кто я? Путь кто-то попробует усомниться в том, что я - коренной крымчанин. Точно также я никому не позволю ставить под сомнение тот факт, что я - русский. Пробовали тут некоторые. Где они теперь?

ИА REGNUM: Создается впечатление, что после откровенно неадекватных заявлений о "непризнании" возвращения Крыма под юрисдикцию РФ и других примеров продемонстрированной меджлисом недоговороспособности, с Чубаровым (не говоря уже о Джемилеве) действительно перестали разговаривать.

Думаю, пик этих демаршей уже позади. Мустафа Джемилев, наиболее убеждённый русофоб, словно Карлсон - улетел и обещал вернуться. Его преемник на посту председателя меджлиса Рефат Чубаров вынужден играть вовсе не свойственную ему роль волевого и жёсткого лидера. Роль удаётся ему плохо. Делегированные меджлисом в состав крымского правительства Ислямов и Смирнов - люди, готовые сотрудничать с республиканской властью. Есть в меджлисе и другие фигуры, склоняющиеся к такому сотрудничеству. Им нужно время, чтобы к нему приступить, не уронив лицо: слишком громкие и хлёсткие слова были сказаны еще совсем недавно. Отсюда - этакие замысловатые формулы нынешнего сотрудничества, которым меджлис как бы "чуть-чуть забеременел", но якобы сохранил при этом девственность...

Не следует забывать также, что имеются и другие крымскотатарские силы, кроме курултая-меджлиса, и у них имеются другие лидеры. Тот же Васви Абдураимов, возглавляющий партию "Милли Фирка", оказался в ближайшем окружении полпреда президента федерального округа, недавний выдвиженец Партии регионов Эдип Гафаров возглавил постоянную комиссию Госсовета, ряд других оппозиционеров меджлиса тоже оказались на заметных должностях.

ИА REGNUM: Насколько значительную часть крымских татар контролирует меджлис? Теряет ли он сторонников "благодаря" своей радикальной позиции или, напротив, народ сплачивается вокруг меджлиса, видя в нем иллюзорную гарантию соблюдения своих прав?

Это легко определить по итогам выборов в Крыму, состоявшихся в последние 15 лет. Те политические силы оранжевого спектра, которые поддерживал меджлис, получали 6-7 процентов голосов крымских избирателей. Без этой поддержки оранжевые получали в Крыму шиш с маслом. Вот это и есть электоральный вес меджлиса. Если иметь в виду, что среди населения республики (без Севастополя, он не республика, а город федерального подчинения) они реально, без беспочвенных фантазий, составляют где-то около 14%, то примерно половина голосует за тех, на кого указывает меджлис. Но ни одна другая крымскотатарская политическая сила и близко подобраться к такому результату не может.

Кстати, да, эта поддержка в немалой степени базируется на том, что меджлис накачивался ресурсами из Киева, да и на республиканском уровне. Его как бы сделали властью в крымскотатарской среде. А в этой среде власть уважают - Восток, знаете ли. Нынешняя радикальная позиция, по моим ощущениям, всё более идёт вразрез с настроениями в крымскотатарской среде. Там присутствовал поначалу, на старте всех крымских событий, этакий шок. Его умело эксплуатировали, подбрасывая в крымскотатарскую среду всякого рода небылицы и провокационные выдумки. Но сколько на них можно продержаться? Жизнь-то берёт своё. А потому в дальнейшем влияние в крымскотатарской среде будут иметь те, кто сможет лучше наладить коммуникацию с российской властью.

ИА REGNUM: Меджлисовские разговоры о восстановлении крымско-татарской автономии, проведении некоего референдума в среде исключительно самих крымских татар поутихли, однако вряд ли окончательно сняты с повестки дня. Уместно ли говорить о меджлисе как о долговременном факторе дестабилизации в Крыму, или же здравый смысл постепенно возьмет верх? Собственно, частично ответ на этот вопрос уже дан при ответах на предыдущие. О мифическом "референдуме" предпочли поменьше говорить уже на внеочередной сессии Курултая. Даже если его получится провести - какие у него последствия? Правильно - никаких. И реализовать их будет невозможно. Тем более, одной рукой сотрудничая с властью. Будем считать, что разговоры обо всех этих мерах по созданию "национально-территориальной автономии" - этакий психологический эксцесс, групповая истерика. Это всё пройдёт. Думаю, у курултая и его исполнительного органа меджлиса есть единственный шанс самосохраниться: в организованном порядке перелиться в органы автономии, но не территориальной, а культурной. Иначе можно просто слиться. И не под тяжёлой дланью федералов, а полностью утратив связь с реальностью и собственным народом. Меджлис всегда, с момента своего создания, являлся фактором дестабилизации. Поскольку он существует уже почти 23 года - долговременным, конечно. Но сегодня его возможности к дестабилизации значительно, качественно меньше, чем, скажем, 20 лет назад. Но мы и тогда с этим фактором справлялись.

ИА REGNUM: Некоторые последние события (например, силовое смещение крымскими татарами директора Бахчисарайского историко-культурного заповедника Валерия Науменко, кресло которого заняла замглавы администрации Бахчисарайского района Эльмира Аблялимова) вызывают недоумение и недовольство русской общественности Крыма. Является ли это единичным, хотя и вопиющим инцидентом, или радикальная часть крымских татар при попустительстве республиканских властей будет и впредь пытаться пробовать русское большинство "на зубок"? Как будут реагировать на это русские Крыма?

Там, в этом деле, всё сложнее. Есть несколько пластов у этого конфликта. Межэтнический - не самый главный из них. Но главное: в данном случае была достигнута договорённость между бахчисарайским меджлисом (самым шумным из всех районных), крымским правительством и самим Науменко. Массовыми такие случаи быть не могут - так заверил премьер Аксёнов. Но осадок, конечно, остался. Ореол святости, воссиявший над некоторыми головами, сбился немного набекрень. А остальное - будем отслеживать. Крымчане имеют свежий опыт борьбы за свои права. Да и потом - мы теперь дома...

ИА REGNUM: Возможные "перегибы" заметны и на других направлениях. Так, руководство Татарстана пообещало крымским татарам помочь в налаживании системы преподавания национального языка в средних школах. С одной стороны, ситуация с родным языком у крымских татар катастрофическая. С другой, татарстанский "опыт", которым намерена делиться Казань, заключается в навязывании обязательного изучения татарского языка детям всех национальностей, что привело к массовым протестам родителей в РТ. Осознают ли в Крыму эту опасность и как намерены ей противостоять?...

Будем решать проблемы по мере их поступления. Если речь - о материальной помощи образованию, в том числе - изучению крымскотатарского языка и преподаванию на нём - лично я в этом проблемы не вижу. Мало того, считал бы идеальной ситуацию, когда крымскотатарский язык изучается всеми крымскими школьниками. Ведь иначе наблюдается этакая этническая сегрегация: здесь - крымскотатарские школы и классы, здесь - русские. Но сейчас главный принцип в выборе языка обучения - добровольность. Понятное дело, никто его получать на крымскотатарском никого не заставит. У нас с Татарстаном всё-таки принципиально разные ситуации, да и шефствует он не над всем Крымом, а всего лишь над одним его районом. Но всё зависит от того, что наши законодатели пропишут в законах о функционировании языков и об образовании. Лично мне больше тревожно за судьбу украинского. Крым мог бы стать российским центром изучения феномена Украины. А в обществе при этом настолько сильно отторжение "мовы", которую нам навязывали 60 лет, что сохранить более-менее полноценную систему обучения украинскому языку будет непросто...

ИА REGNUM: Крым - место высокой энергии (мы говорим не о какой-нибудь эзотерике, а об огромной исторической, политической, национальной энергетике этого пространства). Куда и как она должна быть направлена в России? Двигателем какого проекта может стать Крым? Что нужно сделать для того, чтобы эта энергия не распылилась в огромном российском пространстве, а сделала из полуострова витрину российских достижений, как в экономике, так и в сфере духа - конечно, если это возможно?...

Крым уже сейчас задал всему российскому обществу целый ряд новых для него трендов. Решусь на такое высказывание: мы научили своих новых сограждан Родину любить. Кстати, высоки ожидания, что мы можем своим примером запустить процесс обновления всей России. Думаю, в значительной степени представления о нас чересчур идеализированы. Но в целом - надо стараться соответствовать таким ожиданиям. Что для этого нужно? Как и прежде - оставаться самими собой. Ещё пару месяцев назад быть крымчанином означало оставаться русским, независимо от национальности. Теперь... Да, собственно, это же самое и нужно! В той жизни приходилось говорить, что быть русским - значит отстаивать справедливость, не врать, не подличать, не брать и не давать взяток и т.п. В этом плане ничего не изменилось. Просто вчера нам всё это нужно было, чтобы нас не растворили, не развратили, не украинизировали. А теперь всё это необходимо для успешного развития и процветания нашей Родины, гражданами которой мы наконец-то стали.

Беседовала Яна Амелина

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.