Владимир Казимиров: О выходе на перемирие в Карабахе

Москва, 16 апреля 2014, 10:36 — REGNUM  15 апреля 1994 г. - негромкая, но весьма знаменательная и довольно поучительная дата в истории перемирия в нагорно-карабахском конфликте. О ней мало что знают даже армянские и азербайджанские политологи и журналисты, а одна из сторон конфликта и не хотела бы, чтобы ее знали.

К этому времени ожесточенный вооруженный конфликт длился уже третий год и охватил широкую территорию, превратив ее жителей в беженцев и перемещенных лиц. Совет Безопасности ООН в 1993 г. принял четыре резолюции, требуя незамедлительного прекращения огня и ухода войск с оккупированных земель. Но та самая сторона конфликта никак не хотела прекращать военные действия, надеясь решить всё в свою пользу силой. Без выполнения этого ключевого требования нельзя было реализовать и другие. СБ ООН уже не мог допустить дискредитации своих решений и не стал больше принимать резолюций по Карабаху. Зима 1993-1994 гг. обернулась пиком потерь на разных участках фронта.

Москва как самый активный посредник в разрешении этого конфликта долго настаивала на выполнении резолюций СБ ООН, но не могла больше опираться на них из-за их игнорирования сторонами конфликта. В отличие от коллективного посредника - Минской группы СБСЕ, Россия среди всех задач отдавала безусловный приоритет прекращению огня и военных действий и нуждалась в документе, который мог бы лечь в основу выхода на перемирие.

На заседаниях Совета глав государств СНГ в марте и апреле 1994 г. шла выработка такого документа. Им стало Заявление CГГ СНГ от 15 апреля.

Важно подчеркнуть, что это был высший форум Содружества - на уровне президентов, с непосредственным участием глав Армении и Азербайджана Л.Тер-Петросяна и Г.Алиева (понятное дело, что Нагорный Карабах как не признанное государство не мог там быть представлен).

В Заявлении CГГ СНГ требование прекращения огня было заострено еще больше, чем в резолюциях СБ ООН, названо главным приоритетом и императивом политического урегулирования, а что особенно важно - было дополнено требованием надежного закрепления прекращения военных действий. Особо подчеркивалось, что "без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства". То есть было четко определено, что только надежное закрепление создаст условия для устранения издержек вооруженного конфликта, включая освобождение занятых территорий и возвращение беженцев и перемещенных лиц.

Помню, что Гейдар Алиев внес какую-то поправку в проект Заявления, но со всем остальным, включая изложенное выше, был согласен.

Конечно, это заявление не юридический, но важнейший политический документ, принятый на уровне глав государств. Столь высокого уровня не было тогда на других площадках, даже в СБ ООН. Специально для подкрепления Заявления президентов и была 4-5 мая созвана в Бишкеке встреча глав парламентов всех сторон конфликта, включая Нагорный Карабах. Бишкекский протокол призвал стороны прекратить огонь к 9 мая.

Вопреки задержке и помехам Баку, 9-11 мая, наконец, удалось найти способ беспрецедентно, но официально оформить бессрочное прекращение огня с 12 мая 1994 г., придав обязательствам сторон и юридическую силу.

Бросается в глаза, что официальный Баку, сорвавший выполнение 4 резолюций СБ ООН, в последние годы раскручивает вокруг них разные суесловия, особенно по части ухода с занятых территорий, пытаясь выдать себя чуть ли не поборником их выполнения и заодно отвлечь внимание от куда более неприятного ему документа, который принят отцом нынешнего президента АР и действительно лег в основу перемирия. Регулярные угрозы Баку разоблачают фальшь его пустословий о резолюциях СБ ООН. Ведь в них нет ни единой фразы, ни одного слова, допускающих продолжение, а тем более возобновление войны. Как же можно якобы чтить эти документы и наперекор им тут же грозить войной? Они же требуют "воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта". Где ж тут логика?!

Вся политика Баку направлена как раз на недопущение надежного закрепления перемирия. Там тиражируют идеи, будто "окончена не война, а только ее первый этап" и т.п. Надоело перечислять проявления той "топорной" силовой политики и ущербной установки "не давать покоя оккупантам". Там не сознают, что сами помогают сохранять столь неугодное им статус-кво, что лишь выход к прочному миру ведет к освобождению земель и возвращению их жителей.

20 лет, истекших после Заявления СГГ СНГ, как раз подтверждают его конкретную установку на то, что без надежного закрепления перемирия не перейти к ликвидации последствий вооруженного конфликта.

Казимиров Владимир Николаевич (1929) - Посол. В 1992-96 гг. глава посреднической миссии, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ. Председатель Совета ветеранов МИД России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.