ПОСТКРЫМ: Приднестровье, Бессарабия, Румыния

Москва, 9 апреля 2014, 11:31 — REGNUM  

Данный регион следует рассматривать как прямое продолжение Украины, в т.ч. и процессов, происходящих там в настоящее время. В первую очередь это касается Приднестровья и Бессарабии - у них наиболее высокие шансы стать "продолжением" Украины, куда более высокие, чем даже у России, поскольку и ресурсный потенциал и сами эти государственные образования демонстрируют куда большую слабость и неспособность противопоставить что-либо столь глобальной угрозе, а РФ явно не спешит и, видимо, так и не поспешит вмешаться в ситуацию непосредственно.

Главным узлом, в который завязаны все региональные проблемы, несомненно, остается Приднестровская Молдавская Республика и вопрос ее признания, от решения которого и будет зависеть дальнейшая расстановка сил в регионе. При этом поведение как и наиболее заинтересованной стороны - официального Тирасполя, так и главного и единственного де-факто гаранта его существования - Москвы, говорит о том, что капитуляция перед западными "партнерами" предстоит в ближайшей перспективе. Возможные "гарантии", личные в основном, при их исходной сомнительности, к государственным (национальным) интересам, в любом случае, не будут иметь никакого отношения.

Ситуация сегодня очень напоминает 2010 - 2011 гг. и внешнюю политику на данном направлении тогдашнего президента Дмитрия Медведева и его МИДа. Благодаря которой ПМР, если называть вещи своими именами, была весьма близка к тому, чтобы быть насильственно "запихнутой" в "Республику Молдова" имени Гимпу, Филата и Лупу (да хоть и Воронина впридачу) при непосредственном участии или самоустранении (устранении) Москвы от решения вопроса, а само "урегулирование" обросло доселе невиданным и невообразимым числом "участников". Но главное, что сама эта ситуация и ее динамика - вполне устраивали западных "партнеров".

Главными факторами, определявшими ситуацию в регионе стали повышенная активность Украины, которая следом за Бессарабией усилила блокаду ПМР, и Румынии, выполнявшей роль своего рода "моськи" НАТО в отношении постсоветских республик и региональных конфликтов. В том смысле, что в случае чего, многие громкие заявления Бухареста (например, заявление Траяна Бэсеску о том, что только НАТО может принести стабильность в регион бессарабско-приднестровского конфликта, а Крым, Абхазия, Нагорный Карабах и Южная Осетия - тест для проверки возможностей НАТО) можно представить не как позицию члена Североатлантического альянса, а - просто какой-то там Румынии. Однако в вопросе ПМР вес активности Бухареста придавала встречная активность Киева, который является вторым гарантом урегулирования конфликта. Сначала Киев заявил о своей готовности решать вопрос с учетом "прямого интереса" Румынии, а 4 апреля посол Украины в Румынии Теофил Бауэр завил, что не против "реформатирования" формата "5+2" путем включения в него Румынии - "неофициального" участника войны 1992 года против Приднестровья на стороне Бессарабии.

Кишинев со своей стороны, как и положено подневольным лимитрофам, горячо поддержал Майдан с самого начала, еще "при живом Януковиче". Оно и неудивительно, поскольку во многом именно благодаря украинским событиям ЕС ускорил подготовку к подписанию соглашения об ассоциации и практически уже решил вопрос о безвизовом режиме с Бессарабией - главные козыри правящей в Кишиневе коалиции.

На этом фоне позиция официального Тирасполя выглядела откровенно слабо (возможно, не без участия московских "партнеров", которые, как только начали, наконец, высказываться по проблематике, выглядели еще слабее). Долгое время Тирасполь просто отмалчивался и никак официально не комментировал происходящие в соседней стране события. Хотя официозные приднестровские СМИ горячо поддерживали "законного" Януковича вплоть до его свержения, а после - замолчали и они. Приднестровье вынуждено было прервать молчание лишь после того, как Украина фактически полностью заблокировала республику, где, по версии Киева, ведется подготовка "пророссийских боевиков" для вторжения на Украину. Никак Тирасполь не реагировал до определенного момента и на весьма близкую ему ситуацию с Крымом, в то время как на нее совершенно однозначным образом реагировали уже упомянутые Абхазия, Южная Осетия и Карабах.

Наконец, эмбарго на крымскую тему было снято российской же стороной. За неделю до референдума в Крыму ПМР посетил директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников, который сообщил, что Россия признает Приднестровье "после Крыма", если оно-де проведет по этому вопросу "еще один референдум". Хотя референдум по этому вопросу в ПМР состоялся еще 8 лет назад, Госдума РФ единогласно признала его легитимным, однако за этим ничего не последовало - РФ по сей день выступает за урегулирование на основе "территориальной целостности Республики Молдова".

Далее ситуация развивалась в привычном для постсоветского пространства направлении. Сначала в российских, а потом и в прочих постсоветских СМИ было опубликовано письмо спикера приднестровского парламента Михаила Бурлы в Госдуму РФ с призывом включить Приднестровье в состав России со ссылкой на уже упомянутый референдум 2006 года. Но при этом на официальном сайте Верховного совета ПМР письмо не обнародовано, да и никто из российских и приднестровских парламентариев тему никак не комментирует. Т.е. обращение о включении в состав РФ вроде бы и есть, а с другой стороны, его вроде как и нет. Объяснение этой ситуации, видимо, следует искать в том, что Москва еще окончательно не определилась, как ей себя вести в этой ситуации. А точнее, практически определилась, о чем свидетельствуют последующие заявления ее высших официальных лиц (о которых ниже), но сама эта связка Крым - Приднестровье слишком уж откровенно выглядит бревном в глазу, и нацепить на это бревно розовые очки (а главное - нацепить эти очки электорату) на данный момент ну никак не получается.

Тема, тем не менее, получила развитие. 24 марта по поводу включения Приднестровья в состав РФ со ссылкой все на тот же референдум 2006 года обратился к президенту РФ приднестровский депутат Вячеслав Тобух, адресовав при этом Путину вполне закономерный вопрос: чем Крым отличается от Приднестровья? А в конце марта в эфире российского ТВ с аналогичным обращением выступил президент ПМР Евгений Шевчук. Официального обращения, однако, до сих пор нет, во всяком случае, оно нигде не обнародовано.

В то же время Россия, неустанно обращая внимание "международного сообщества" на блокаду Приднестровья Украиной, вместо признания ПМР вдруг решила реанимировать умерший, после того как Москва отказалась признавать новые киевские власти, формат "5+2", очередной раунд переговоров которого был намечен на 10-11 апреля, и сорван 7 апреля Кишиневом, который так и не выполнил своего обязательства отменить новые блокадные меры в отношении Тирасполя, введенные в конце 2013 года. И сделал это не кто-нибудь, а президент РФ Владимир Путин в разговоре со своим американским коллегой Бараком Обамой, выразив заинтересованность в "эффективной работе" этого формата. Каким образом может эффективно работать формат, который все годы своего существования, в зависимости от ситуации, либо организовывал статусные посиделки ни о чем, либо усиленно пытался "реинтегрировать" ПМР в состав "Республики Молдова"? Вопрос этот, однако, не праздный, потому что какие бы задачи ни ставил перед собой этот формат, Москва не признает Киев, Киев в свою очередь заявил, что не признает Москву в качестве гаранта урегулирования, а Кишинев - что ни Москва, ни Киев больше не могут выступать в этом качестве. Т.е. никакого формата "5+2" попросту не существует. И, главное: каким образом Москва собирается решать вопрос блокады ПМР с ее непосредственными участниками, одного из которых она к тому же не признает?

31 марта по итогам переговоров в Париже с госсекретарем США Джоном Керри глава МИД РФ Сергей Лавров сообщил, что призвал "американских партнеров" приложить все усилия для того, чтобы формат "5+2" стал результативным, а заодно определил и "разделяемую всеми нами цель" этого формата - "обеспечение особого статуса Приднестровья в единой суверенной и нейтральной Молдавии". Лавров, правда, "забыл", что ПМР - сторона конфликта - эту цель совсем не разделяет, более того, имеет прямо противоположную "разделяемой" Лавровым цель - и все тот же референдум 2006 года тому свидетельство. В тот же день Путин обсуждает с канцлером Германии (не входящей и никогда не входившей ни в один из форматов урегулирования) Ангелой Меркель "поиск справедливого и всеобъемлющего решения приднестровской проблемы". Все почти как при президенте Медведеве, когда межмидовские "консультации" с Германией по Приднестровью проходили вполне официально, а тот же Лавров заявлял о возможности участия ЕС в миротворческой операции на Днестре, пока тогдашний бессарабский и.о. Михай Гимпу принимал указы "о дне советской оккупации" и требовал немедленного вывода российских войск из ПМР.

Если рассматривать приднестровскую ситуацию в украинском контексте, то у намеченной Лавровым "цели" на этот раз есть все шансы быть реализованной, учитывая, что у шести из семи участников формата, вне зависимости от того признают ли они друг друга, по этому поводу полнейший консенсус. ПМР просто будет раздавлена между бандеровской Украиной и румыноунионистской Бессарабией и какой-либо "особый статус" в сегодняшних реалиях окажется для Приднестровья еще меньшим спасением, чем даже для Гагаузии. Очевидно, что Запад, несмотря на все санкции и громкие заявления, уже смирился с Крымом, как в свое время время смирился с Абхазией и Южной Осетией. Россия же, для которой и Крым, и Украина в целом стали неприятным и хлопотным форс-мажором, как показывает дальнейшее развитие ситуации, со своей стороны тоже решила ограничиться Крымом и Юго-восток Украины не трогать. Главное для Москвы, как и для прочих постсоветских столиц, отношения с западными "партнерами", которые из-за Крыма уже серьезно пострадали и могут пострадать еще больше. А Москва хочет "сотрудничать" и быть частью "международного сообщества".

Демонтаж Хельсинкских соглашений, к которым недавно апеллировал еврокомиссар Штефан Фюле, был осуществлен именно Западом, и пострадавшими сторонами при этом являются СССР и Югославия. Однако эти соглашения почему-то продолжают считаться действующими, ОБСЕ продолжает существовать, просто в ней стало больше членов. И РФ как член ОБСЕ, Совета Европы и его парламентской ассамблеи, которые в действительности выступают не в качестве партнеров, а в качестве врагов России, регулярно принимают антироссийские резолюции или работают против интересов России в менее откровенных формах, по факту принимает эти чужие и враждебные ей правила игры, вместо того чтобы продолжать, используя ситуацию на Украине демонтировать гнилую в зародыше Хельсинкскую систему.

Чтобы реально включить Приднестровье в нынешних условиях России необходимо контролировать как минимум весь юг Украины. И потенциал в виде поддержки населения для этого есть. И тогда можно не останавливаться на ПМР, а включить и Гагаузию, где в феврале тоже прошел референдум о внешнеполитических приоритетах, болгарскую Тараклию, продвинуться также и на русскоязычный север Бессарабии. Так же, как в свое время, Россия, которая дошла почти до Тбилиси, могла бы просто убрать проблему под названием "Грузия" с карты мира, если бы не оглядывалась на мнение "международного сообщества". А Майдан при этом перенести в ЕС, где для этого тоже существует благодатная почва, а вызванная кризисом волна беспорядков, прокатившаяся почти по всему Евросоюзу, еще свежа в памяти. Например, в Румынию, в которой один из лидеров борющихся за самоопределение венгров Ласло Токеш сравнил ситуацию в Трансильвании с Крымом, а непризнанный Бухарестом Секуйский край, несмотря на препятствия, чинимые румынскими властями, налаживает отношения с Гагаузией. Надо полагать, что Венгрия, тоже член ЕС, оценит поддержку России в этом вопросе, выраженную хотя бы политически. Единственная проблема - "партнерам" это не понравится и отношения с ними, возможно, окончательно испортятся. Ну а пока американские "партнеры" увеличивают в Румынии контингент своих морпехов в полтора раза и направляют туда самолеты, а кишиневские - рассуждают в парламенте о выходе из СНГ и вступлении в НАТО.

Что касается Украины, пусть даже без Крыма и со сменяющими друг друга Турчиновым, "Правым сектором" и Тимошенко (или вполне мирно сосуществующими), то даже в таком виде на сегодняшний день она, вполне вероятно, устроит "партнеров". Потому что такая Украина будет источником постоянной головной боли и дестабилизирующим фактором в первую очередь для России. И именно она будет ближайшим географическим пунктом для возможного "экспорта" Майдана.

Сергей Колеров - шеф-редактор Западной редакции ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Голливуд: боссы против звезды. Как одного бунтаря заказали киллерам
NB!
24.05.17
«Фатимские пророчества»: папа римский и преобразование России
NB!
24.05.17
Эрдогану не удалось «договориться» с Трампом
NB!
24.05.17
Детективно-дефективный авторынок Украины
NB!
24.05.17
Новгородский аэропорт: реальный проект или маловероятный «прожект»?
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
24.05.17
Грызня и пиар: зачем ограничили русский язык на телевидении Украины
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Военно-стратегический пат Украины
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
Закарпатье: «инцидент венгерской ирреденты»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Странные имена боевых систем: с подкруткой для шпиона
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
«Два высокопоставленных чиновника пошли против Трампа»
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация