Афганистан перед выборами: Иран поддержит соседа

Москва, 4 апреля 2014, 14:58 — REGNUM  На политической карте Ближнего и Среднего Востока трудно найти две такие похожие и одновременно очень разные страны. Иран и Афганистан объединяет история борьбы за независимость, противостояние засилью внешних сил, этноконфессиональная мозаичность их народов. Две страны разделили судьбу региона, в избытке испытавшего на себе внимание глобальных сил. Итогом этому стали многочисленные войны, межгосударственные конфликты и внутренние политические столкновения. Первое, самое очевидное различие между Ираном и Афганистаном - способность к самостоятельному преодолению внутренних проблем, без прибегания к "помощи" других государств, которые всегда преследуют собственные интересы. Иранский народ показал пример внутренней мобилизации общества, консолидации всех здоровых политических сил в кризисные периоды испытания государственности на прочность. В отличие от соседнего Афганистана, Иран никогда не был так называемым "несостоявшимся государством". Но в этом и заключается особая миссия Ирана, что он всегда готов протянуть руку помощи испытывающему большие трудности в построении собственной государственности народу.

У Ирана есть стратегия на афганском направлении

К нынешнему этапу двусторонних отношений Иран и Афганистан подошли в разных "весовых категориях". Иран выступает мощной региональной державой, обладающей одной из самых боеспособных армий в регионе и большим потенциалом выйти из полосы экономических затруднений. У Ирана значительный нефтегазовый запас прочности, настрой на освоение высоких технологий в энергетике, промышленности, других сферах экономики. А главное, внутреннее общественно-политическое единение вокруг цели стратегического рывка страны в ряды крупнейших экономик и прочнейших политических режимов мира. На этом фоне Афганистан явно в роли отстающей страны. Власть местного правительства фактически сведена к Кабулу и его пригородам. Контролировать всю территорию страны без внешней помощи центральное правительство не в состоянии. Амбициозные программы подготовки многочисленной (по меркам Афганистана) национальной армии, сил правопорядка при поддержке США и других стран НАТО поставлены под вопрос. До сих пор, перед президентскими выборами и выборами в советы провинций Афганистана не решены принципиальные вопросы его будущего.

Соглашение о безопасности между США и Афганистаном не подписано. Более того, его перспективы с каждым днём кажутся всё более призрачными. Уходящий президент Афганистана Хамид Карзай выдвинул перед американцами ряд условий до того, как он поставит свою подпись под соглашением. В ответ американцы затянули паузу настолько, чтобы дождаться преемника Хамида Карзая на посту главы "кабульской администрации" и уже с ним вступать в обязывающие договорённости. На кону вопрос продолжения пребывания американских войск на афганской территории после 2014 года.

У Ирана в этом вопросе своя особая позиция. Её суть можно свести к очень простой формуле. Ни один военнослужащий иностранной державы не должен остаться в Афганистане. Но и оставлять афганский народ один на один с его проблемами также неприемлемо. Иран готов оказать соседней стране комплексную политическую и экономическую помощь. Это не пустые слова, а конкретная политика Ирана. Можно сказать больше - в отличие от многих внешних сил (и США в том числе) у Ирана есть своя стратегия на афганском направлении. Причём, как можно понять из предшествовавших лет продвижения Тегераном своих отношений с Кабулом, данная стратегия претендует на долгосрочность. В Иране создана отдельная межведомственная структура для определения целей и решения задач на афганском внешнеполитическом направлении. В неё входят представители высшего руководства, правительства, силовых и дипломатических служб.

Главная задача Ирана в отношении Афганистана состоит в содействии его государственному строительству, установлению эффективной власти с потенциалом к самостоятельной борьбе с внутренними угрозами и вызовами. Борьба с наркоторговлей, нейтрализация террористической активности имеют ярко выраженный характер многостороннего сотрудничества. В одиночку справиться с этими проблемами не могут даже на порядок превосходящие Афганистан в своих возможностях другие государства. В том числе в Европе и Северной Америке.

Иран особенно заинтересован в пресечении наркотрафика с афганской территории. Для этих целей Тегеран готов выделять крупные финансовые средства, оказывать афганскому правительству и провинциальным властям поддержку иного характера. Например, по линии сотрудничества спецслужб, задействованных в борьбе с производством и транспортировкой наркотиков. В сложные времена действия санкций Запада иранские власти находят возможность выделять ежегодно около $50 млн. на борьбу с афганской наркоторговлей. Более $700 млн. вложено иранской стороной в укрепление границы с Афганистаном для пресечения потока наркотиков.

В основу двусторонних связей с Афганистаном, безотносительно к тому, кто придёт на смену Хамиду Карзаю, заложена политическая база соглашений. В декабре 2013 года, в ходе визита президента Афганистана в Тегеран стороны заключили всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, в политической, экономической, социальной и культурной областях.

Гуманитарный уклон экономической помощи Ирана афганскому народу

В сфере экономики Иран все последние годы выступает одним из наиболее последовательных внешних партнёров афганского правительства. Что важно подчеркнуть, вклад иранской стороны в подъём афганской экономики из руин охватывает реализацию совместных проектов. В них отчётливо представлена социальная направленность иранского экономического присутствия в Афганистане. Ирану принадлежит ключевая роль в обеспечении своего восточного соседа продовольствием, энергоносителями, другими товарами первой необходимости. По оценкам, порядка 15% поставляемой в Афганистан нефти имеет иранское происхождение. И это несмотря на все чинимые натовцами препятствия в поставках иранского "чёрного золота" и нефтепродуктов в Афганистан.

Ежегодный товарооборот Ирана и Афганистана превышает $2 млрд., что выглядит весьма внушительно на фоне длительной политики Запада по противодействию экономическому сближению двух соседних стран. С 2002 года иранское правительство реализует программы восстановления энергетической, сельскохозяйственной, транспортной, коммунальной инфраструктуры Афганистана. Значительная часть предоставляемой Ираном Афганистану помощи носит безвозмездный и гуманитарный характер. Заключены двусторонние соглашения по важнейшим для жизни простых афганцев вопросам восстановления и строительства новых систем ирригации и водопроводов. Особое внимание в ирано-афганском экономическом сотрудничестве уделяется электроэнергетике, прокладке наземных коммуникаций. При содействии Ирана между провинциальными центрами Афганистана были построены автомобильные дороги Герат - Исламкала и Герат - Меймене. В 2005 году был дан старт эксплуатации шоссейной дороги Догарун - Герат, которая соединила иранский остан Хорасан - Разави с афганской западной провинцией Герат. Усилия Ирана в сфере создания (практически с нуля) системы железнодорожного сообщения в афганской провинции Герат особо важны для местных властей. Они с ещё большей очевидностью демонстрируют стратегический характер роли Ирана в восстановлении из руин афганской экономики.

По данным на лето 2013 года, в Афганистане действует более 500 иранских частных и государственных компаний. Деловые круги двух стран строят планы по увеличению объёмов сотрудничества, углублению экономической кооперации с выходом на полную мощность работы иранского порта Чабахар на берегу Оманского залива.

Иран противостоит терроризму из региона АфПак

Проблемы не обошли стороной ирано-афганские отношения. Бóльшая их часть сосредоточена в сфере безопасности и определяется слабостью афганской государственности, неспособностью властей в Кабуле обеспечить эффективный контроль над всей территорией страны. Движение "Талибан", действующее и с территории Пакистана, другие группировки с радикальными политическими установками в Афганистане создают трансграничные угрозы. В последние месяцы эксперты живо обсуждают надвигающуюся на Центральную Азию, бывшие советские республики региона угрозу в лице "экстремистского интернационала". К делу нейтрализации угроз и вызовов с афганского направления после 2014 года подключены консультационные механизмы, например, в рамках ОДКБ. Но Иран уже продолжительное время фактически в одиночку противостоит террористам с афганской и пакистанской "прописками", норовящим просочиться на его территорию из региона Афганистан - Пакистан (АфПак). Осенью прошлого года на ирано-пакистанской границе в ходе столкновений с боевиками погибли военнослужащие Ирана. Последние проводили очередную операцию против вооружённых групп наркоторговцев.

Казалось бы, иранское руководство после серии пограничных инцидентов должно вести себя максимально жёстко к исходящим с территории Афганистана и Пакистана угрозам. Если последние не могут пресечь проникновение террористов в приграничные провинции Ирана, сопровождающиеся гибелью иранских пограничников, захватом их в заложники, то Тегеран может ответить в соответствующем ключе. Вплоть до проникновения вглубь афганской и пакистанской территорий для уничтожения экстремистских группировок. Но Иран принципиально не идёт на шаги, которые могли бы осложнить и без того накалённую внутриполитическую ситуацию в соседних странах.

Афганистан стоит перед лицом выборов 5 апреля. Ситуация в Пакистане также далека от стабильной. Местные талибы не упускают любой возможности усложнить жизнь правительству Наваза Шарифа. В конце марта стало известно о планах афганских и пакистанских талибов выступить объединённым фронтом для срыва выборов в Афганистане. В пакистанском регионе Северный Вазиристан недавно стартовали переговоры между местными талибами и центральным правительством в Исламабаде. Предполагалось, что на время переговоров талибы умерят свою военную активность. Но прогнозы не оправдались. Вылазки боевиков только участились, приняли ещё более ожесточённый характер. В зону объединённых усилий афганских и пакистанских талибов против властей в Кабуле попала даже Независимая избирательная комиссия Афганистана. 29 марта здание Комиссии подверглось террористической атаке. В ответ афганские власти были вынуждены приостановить работу столичного международного аэропорта, расположенного поблизости от места вылазки боевиков.

Активный нейтралитет Ирана

Иран проводит в отношениях с Афганистаном и Пакистаном абсолютно миролюбивую политику. Подтверждением этому стал визит в Афганистан, для участия в пятом международном фестивале Новруза, президента Ирана Хасана Роухани. Он посетил Афганистан на одном из наиболее ответственных для афганцев этапе. Перед выборами в стране зафиксирован очередной виток нестабильности. В день голосования талибы угрожают провести серию актов устрашения, террористических вылазок в афганских провинциях и в Кабуле. Кто бы ни пришёл к власти в Афганистане по итогам выборов, он столкнётся с необходимостью решения тех же задач, которые стояли перед предыдущим правительством Хамида Карзая. Это обеспечение минимально приемлемого уровня безопасности собственных граждан, а также восстановление афганской экономики. В обоих вопросах Иран готов встать рядом с новыми афганскими властями.

Важно подчеркнуть, что подобная готовность иранской стороны не носит враждебный к США и любой другой западной державе характер. Напротив, своими последними заявлениями иранское руководство ещё больше приоткрыло дверь для возможного в дальнейшем сотрудничества с американцами в Афганистане. В начале февраля этого года советник высшего руководителя и духовного лидера Ирана по внешнеполитическим вопросам Али Акбар Велаяти назвал намерение президента США Барака Обамы полностью вывести войска из Афганистана "мудрым решением".

Иранские эксперты характеризуют политику своей страны по отношению к конфликтным точкам на Ближнем и Среднем Востоке как "активный нейтралитет" (1). Подобная модель поведения Тегерана проявилась в ходе первой войны в зоне Персидского залива 1991 года, во время вторжения США в Ирак в 2003 году, а также в период афганской кампании Запада. Суть "активного нейтралитета" Ирана сводится к максимально взвешенной политике, прагматичному выбору путей взаимодействия с той или иной силой. Так, например, в самом начале операции США и НАТО в Афганистане осенью 2001 года Иран пошёл на ограниченное, но сотрудничество с западными державами в их борьбе с афганскими талибами. Иранские эксперты отмечают факт обмена разведданными в 2001 году между Тегераном и Вашингтоном. Но в дальнейшем иранская сторона, прагматично рассудив, не стала углубляться в сотрудничество с натовцами по линии взаимодействия спецслужб. Американцы и их евроатлантические союзники повели себя в Афганистане как оккупационные войска, действующие без долгосрочной стратегии, без понимания конечных целей своей миссии в этой стране.

Если у натовцев подобной стратегии так и не появится или они вовсе не расположены к взятию на себя долгосрочных обязательств по обеспечению стабильности в Афганистане, то в регионе есть свои силы, готовые оказать афганцам помощь.

Иран готов к дополнительной ответственности

В экспертных кругах распространено мнение о приоритетной поддержке Ираном таджикских политических сил в Афганистане. Этнические таджики Афганистана на самом деле являются влиятельной общественно-политической прослойкой в стране. Резонансная смерть 9 марта одного из наиболее влиятельных афганских политиков, первого вице-президента Афганистана Мохаммада Фахима Касима привела к поиску действующей властью достойной ему замены. За несколько дней до выборов в наиболее вероятные преемники маршала Фахима выдвинулся его сын Адиб Фахим. Последний пока назначен главой президентской службы по связям с общественностью. Ожидается его дальнейшее восхождение в системе властной иерархии Афганистана.

Поддержка иранцами афганских таджиков безусловно присутствует, также, как и другого, близкого к ним афганского этноса - хазарейцев. Но было бы большим упрощением сводить миссию Ирана к "опеканию" близких ему по этническим корням, религиозным взглядам, языку отдельных национальных и конфессиональных групп Афганистана. Роль Ирана в настоящем и будущем соседнего государства намного шире. Это роль ответственной державы с ярко выраженными гуманитарными устремлениями.

Западная пресса, политические и экспертные круги евроатлантического сообщества после 2001 года, когда в Афганистане была развёрнута операция сил коалиции под эгидой НАТО, сделали всё, чтобы дискредитировать роль Ирана в Афганистане. Ставилась задача представить Иран в качестве деструктивной силы в Афганистане, преследующей сугубо свои интересы. Пропагандистская машина натовцев прочно взяла в оборот обыгрывание таких тем, как "установление Ираном доминирующих позиций в примыкающей к нему афганской провинции Герат", "заигрывание с местными талибами для дестабилизации ситуации в стране".

Время показало всю вымышленность этих нападок на Иран, которые укладывались в общую стратегию Запада по изоляции Исламской республики в регионе. Теперь настали совсем иные времена. Оказавшись у порога полного провала своей миссии по установлению "мира и демократии" в Афганистане, западные державы настроены на привлечение к делу афганской стабилизации государств обширного региона. Среди них особенно выделяется Иран. Он располагает всеми возможностями открыть новую главу в своих отношениях как с афганцами, так и с внешними силами, стремящимися переложить часть взятой ранее ответственности на плечи других государств.

По оценкам российских дипломатов, озвученных в середине марта этого года с высокой трибуны Совета Безопасности ООН, ситуация в Афганистане имеет выраженную тенденцию к ухудшению. Представители России выражают серьёзную озабоченность, в частности, ситуацией на севере и северо-востоке Афганистана, где резко возросла численность экстремистких группировок. Вектор озабоченности России с афганского направления понятен. Это примыкающие к центральноазиатским республикам, членам ОДКБ, афганские провинции, контроль над которыми со стороны центрального правительства в Кабуле на практике отсутствует. Нет ни соглашения по безопасности между США и Афганистаном, ни обещанных боеспособных афганской армии и сил правопорядка, которые бы стабилизировали ситуцию в растерзанной внутренними конфликтами и внешним присутствием страны. Американцы уходят из Афганистана, если даже вывод всех их войск будет растянут ещё на какое-то время после 2014 года. Афганистан вновь, как и на рубеже 1980 - 1990 годов остаётся один на один со своими проблемами. Вакуум власти тогда привёл к появлению на афганской общественно-политической сцене движения "Талибан". Не повторить прошлых ошибок, оказать здоровым силам Афганистана всемерную помощь в консолидации внутренних ресурсов - вот задача на годы вперёд. В решении этой задачи Иран рядом с Афганистаном и его народом.

Михаил Агаджанян - ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.