Манипуляции Ираном и российско-германской связью: Stratfor анализирует вход США в "украинскую партию"

Москва, 3 апреля 2014, 23:40 — REGNUM  

Джордж Фридман - американский политолог, основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации "Стратфор" (Strategic Forecasting Inc.) прокомментировал начало переговоров на уровне министров иностранных дел между США и Россией по урегулированию кризиса вокруг Украины. В итоге получилась весьма интересная статья, в которой автор объяснил позиции США и РФ на старте дипломатического процесса.(1) Мы обращаем внимание читателей лишь на один примечательный момент в статье Фридмана: как США пытаются в случае с Украиной использовать этот региональный кризис для нагнетания недоверия между Россией и Ираном. Аналогичным образом США и действовали, но только адресно на Россию в случае последних переговоров с Ираном по его ядерной программе.

* * *

Джордж Фридман: Россия и Соединенные Штаты ведут переговоры о будущем Украины

Рутиной холодной войны были переговоры американских государственных секретарей и советских министров иностранных дел об исходах кризисов и судьбах целых стран. Прошло достаточно много времени с той поры, когда случались подобные переговоры, но вот на прошлой неделе чувство "дежа вю" посетило меня. Американцы и русские вели переговоры с целью найти способ, как разрядить кризис на Украине и в отношении того, как сформировать ее будущее.

В ходе переговоров президент США Барак Обама дал понять, что Вашингтон не намерен расширять НАТО на Украину или Грузию. Русские заявили, что они не имеют никаких намерений вести дальнейшие военные операции на Украине. Беседы между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри были обширными и продолжительными. По разным причинам ни одна из сторон не хочет продолжения кризиса, и каждая имеет различное прочтение ситуации.

Российская перспектива

Русские убеждены, что восстание в Киеве разжигали западные спецслужбы, поддержавшие неправительственные организации, и что без этого, демонстрации бы прекратились, а правительство бы устояло. Это не новый нарратив со стороны русских. Они также утверждали, что "оранжевая революция" имела те же самые корни. Запад это отрицает. Важно то, что русские в это верят. Это означает, что они считают, что разведка Запада имеет возможность дестабилизировать Украину и, возможно, другие страны, входящие в сферу влияния России, или даже саму Россию. Это означает, что русские опасаются могущества США.

Русские также не уверены, что они должны бездействовать. Помимо своей теории участия западных разведок, они знают, что украинцы капризны, и что устраивать восстание - совсем не то, что управлять их страной. Русские подняли цену на природный газ на 80 процентов для Украины, и фонд помощи Международного валютного фонда для поддержки украинского суверенного долга означает значительную социальную и экономическую боль. Когда эта боль придет в массы этим летом, и романтические воспоминания о восстании испарятся, русские ожидают негативной реакции населения в отношении Запада. Они также используют свое влияние, явное и скрытое, для того, чтобы сформировать украинское правительство. Удержание Восточной Украины работало бы против этой стратегии. Русские хотят, чтобы пророссийские регионы голосовали на украинских выборах, отправив сильную оппозицию в Киев.(2) Отрезать всю или часть Восточной Украины было бы нерационально.

Другие варианты для русских не доступны. Были разговоры о действиях против Молдовы из Приднестровья. Но для того, чтобы российские силы могли оттуда действовать против Молдовы, снабжение региона должно идти через Украину. Русские должны предположить, что в случае конфликта украинцы будут отказывать в доступе к Приднестровью. Русские могли бы пробить себе путь, но тогда действия против Молдовы приведут к вторжению на Украину - это означает, что русским придется возвращаться туда, откуда все и начинается.

Возможные действия в странах Балтии Кремль может стимулировать выходом российских меньшинств на улицы. Но страны Балтии находятся в НАТО, и ответ мог бы быть непредсказуемым. Русские хотят очертить свою сферу влияния на Украине, не нарушая коммерческие и политические связи с Европой, особенно с Германией. Российские войска, двинувшиеся в страны Балтии, будут оспаривать отношения России с Европой.

Переговоры для того, чтобы снять кризис, имеют смысл для русских, потому риски, связанные с потенциальными действиями, не стоят того и потому, что они полагают, что могут восстановить свое влияние на Украине после экономических потрясений, платя наличными, чтобы облегчить боль.

Перспектива США

Соединенные Штаты видят, что у русских есть два рычага влияния. В военном отношении русские сильнее американцев в своем регионе. Соединенные Штаты не имели никаких практических военных вариантов по Крыму точно так, как у них не было ни одного в Грузии в 2008 году. Соединенным Штатам потребуется несколько месяцев, чтобы создать силы в случае крупного конфликта в Евразии. Подготовка к операции "Буря в пустыне" потребовала шесть месяцев. Вторжение в Ирак в 2003 году нуждалось в аналогичной подготовке. За такой период времени русские достигли бы своих целей, и единственным вариантом для американцев стало бы невозможное: организация вторжения на российскую территорию. Американцы не хотят, чтобы русские осуществляли военные варианты, потому что это показало бы неспособность США дать своевременный ответ. Были бы также выявлены слабые места в НАТО.

Американцы также не хотят устраивать тест для немцев, так как они не знают, в какую сторону Берлин будет двигаться. В некотором смысле, немцы начали кризис, выступив против отказа украинцев начать процесс сближения с ЕС и поддержав одного из руководителей восстания до и после протестов. Но с тех пор немцы умерили свой пыл, и человек, которого они поддерживали - Виталий Кличко, выпал из гонки за пост президента Украины. Немцы отошли.

Немцы не хотят развязывания даже маленькой холодной войны. Постоянный конфликт у них на востоке усугубит нестабильность Европейского Союза и может принудить Германию к более жестким действиям, которые, на самом деле, она не хочет брать на себя. Берлин очень занят попытками стабилизировать Европейский Союз и удержанием в условиях массовой разрухи вместе Южной и Центральной Европы при условии появления на горизонте все более отчетливо правых радикалов. Для этого не нужен поединок с Россией. Немцы также получают треть своей энергии из России. Это взаимовыгодно, но немцы не уверены, что Россия видит взаимные выгоды во время кризиса. Это риск, который немцы не могут позволить взять на себя.

Если Германия действует осторожно, то страсти в регионе, несмотря на это, растут. Центральноевропейцы должны быть осторожны. Польша, например, не может просто игнорировать Германию.

Соединенные Штаты могли бы создать двусторонние отношения в регионе, как я предположил, что произойдет со временем, но на данный момент американцы совсем не готовы действовать, оставив регион, где две державы - Россия и Германия смогут противостоять американским действиям.

Вашингтон, подобно Москве, имеет ограниченные возможности. Даже, если предположить, что претензии России о влиянии США через неправительственные организации являются правдой, они сыграли эту карту и будет трудно играть ее вновь в то время, когда применены меры. Таким образом, последние события являются логичными. Русские обратились к американцам, чтобы обсудить ослабление кризиса, прося о создании федерации на Украине. Поступили также предложения о развертывании наблюдения.

Значимость переговоров

Самое интересное это то, что в следующем акте разыгрывающегося действия русские и американцы обратились друг к другу. Русские разговаривали, конечно, и с европейцами, но, как только дискуссия достигла стадии определения будущего и возможных вариантов, Лавров позвонил Керри, и Керри ответил на звонок.

Это говорит нам нечто важное о том, как устроен мир. Я определил слабость обеих стран, но даже перед лицом этой слабости, русские знают, что они не могут вытянуть себя из кризиса без американского сотрудничества, а также Соединенные Штаты понимают, что нужно будет иметь дело с русскими, и нельзя рассчитывать на простой исход, как это иногда делали в регионе в 1990-е годы.

Частично это может быть привычкой, полученной во время холодной войны. Но здесь больше, чем только это. Если русские хотят добиться решения украинской проблемы, чтобы защитить свои национальные интересы, не выводя их за уровни риска, который они считают приемлемым, единственная страна, с которой они могут говорить, являются Соединенные Штаты. В Европе нет ни единой фигуры, которая говорит от лица европейских государств по вопросу такой важности. Англичане говорят сами за англичан, французы - за французов, немцы - за немцев и поляки - за поляков. При ведении переговоров с европейцами, вы должны сначала позволить европейцам договориться между собой. После переговоров отдельные страны или, возможно, Евросоюз могут, например, отправить наблюдателей. Но Европа является абстракцией, когда дело доходит до политики с позиции силы.

Русские обратились к американцам, потому что они поняли, что, несмотря на слабость США в этот момент и в этом месте, потенциал могущества Соединенных Штатов существенно больше, чем у них. В свете такого значения для русских, провал в отношениях с США был бы опасен, и переговоры были бы лучшим способом решения проблемы.

Соглашение между США и Россией по разрядке кризиса, скорее всего, приведет немцев и всех остальных к этой сделке. Германия хочет решения, которое не нарушает отношений с Россией и не обостряет отношения с Центральной Европой. Немцы нуждаются в хороших отношениях с центральноевропейцами в контексте Европейского Союза. Американцы хотят хороших отношений, но слабо зависят от Центральной Европы на данный момент. Таким образом, американцы потенциально могут дать больше, чем европейцы в том случае, даже если бы европейцы смогли организоваться для ведения переговоров.

Наконец, Соединенные Штаты имеют глобальные интересы, на которые русские могут повлиять. Иран является наиболее очевидным. Таким образом, русские могут связать вопросы по Украине с вопросами по Ирану, чтобы извлечь более выгодную сделку с Соединенными Штатами. Переговоры с США имеют минимальную экономическую составляющую и максимальные политические и военные компоненты. Есть места, где Соединенные Штаты хотят помощи России в такого рода делах. Они могут иметь дело друг с другом.

Различные опасения США

Самое главное, Соединенным Штатам не ясно, что они хотят от русских. Частично они хотят создать конституционную демократию на Украине. Русские, на самом деле, не возражают против этого, пока Украина не вступит в НАТО или в Евросоюз. Но русским также известно, что строительство конституционной демократии на Украине является гигантским и, возможно, бесполезным делом. Они знают, что правительство стоит на опасной зыби экономических и социальных песков. Есть часть правительства США, которая озабочена проблемой превращения России в регионального гегемона, и есть часть правительства США по-прежнему одержимая делами на Ближнем Востоке, которая видит в русских претендентов на значение в регионе, в то время как другие видят их как потенциальных партнеров.

Как иногда случается в Соединенных Штатах, существует комплекс идейно-институционального разнообразия. Государственный департамент и министерство обороны редко смотрят одинаково на проблему, а различные офисы каждый имеют конкурирующие взгляды, то же касается и Конгресса. Это делает в некоторых отношениях Соединенные Штаты подобными европейцам в делах. Но это также открывает возможности для манипуляций в ходе переговоров.

Тем не менее, в делах самого высокого национального значения, независимо от разнообразия во взглядах, в конце концов, президент или какая-либо другая доминирующая фигура может говорить авторитетно. В данном случае это, кажется, Керри, который страдал от расходящихся взглядов на права человека и силовую политику, он все еще может говорить за единственную державу, которая может заключить соглашение и создать коалицию в Европе и в Киеве, чтобы подтвердить соглашение.

Россия испытала значимый поворот после того, как пал бывший украинский президент Виктор Янукович. Россия выступила не столько для того, чтобы переломить поражение, а для формирования восприятия ее власти. Могущество Москвы является реальным, но недостаточным, чтобы непосредственно повернуть обратно события, заняв Киев. Ей нужно будет использовать экономическую слабость Украины, ее политическую раздробленность и время, чтобы попытаться восстановить свое положение. Для того, чтобы сделать это, необходимо согласованное решение, которое будет вызвано событиями. Чтобы иметь подобное решение, Москве необходим значимый партнер по переговорам. Соединенные Штаты - единственный из возможных. И при всей их сложности и странности, если их можно будет убедить действовать, только они могут обеспечить стабильную платформу, в которой Россия сейчас нуждается.

Соединенные Штаты не готовы признать, что они вступили в период, в течение которого конкуренция с Россией будет определяющим элементом в их внешней политике. Их внутренняя логика не ориентирована на Россию, ни на выравнивание внутренних бюрократических интересов. Существует аргумент, что это не в интересах США, чтобы положить конец украинскому кризису, поскольку его продолжение ведет к тому, что Россия втягивается в украинское болото, чтобы терять свою силу и прервать возникающую конкуренцию, прежде чем она действительно начнется. Но Соединенные Штаты работают над своими собственными делами и еще не готовы думать в терминах ослабления России. Учитывая относительную изоляцию Соединенных Штатов, отсрочка - не плохая идея.

Поэтому переговоры показывают, что будут обещающими. Но, что более важно, русские показали нам, как мир все еще работает. Когда что-то нужно успеть сделать, телефон для звонка все еще находится в Соединенных Штатах.

(1) Friedman George. Russia and the United States Negotiate the Future of Ukraine // http://www.stratfor.com/weekly/russia-and-united-states-negotiate-future-ukraine

(2) Речь на Украине пока идет о президентских выборах 25 мая 2014 года. В этой связи не понятно, о какой оппозиции следует вести разговор.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.