Владелец "Старого Эривана" о конфликте с "Юнибанком": Буду драться до конца! - интервью

Ереван, 31 марта 2014, 12:32 — REGNUM  Истории о том, как успешные бизнесмены в Армении сталкиваются с самыми разными, подчас непредвиденными проблемами и терпят серьезные убытки, не новость. Несколько лет назад большим публичным скандалом закончилась история с французской предпринимательницей армянского происхождения Валери-Ашхен Горцунян, которой принадлежало заведение "Парижское кофе" в центре Еревана. Объявив о беспрецедентном давлении на себя и свой бизнес, женщина продала заведение и уехала. Из сравнительно недавних громких дел такого рода можно вспомнить историю российского предпринимателя Алексея Корепанова, который в 2005 году начал в Армении инвестиционную деятельность и до сих пор жалеет об этом. Наконец, вот уже 3 года в стране не утихает скандал, связанный с противостоянием крупного банка "Юнибанк" и холдинга "Старый Эриван". В интервью ИА REGNUM владелец ресторанного комплекса "Старый Эриван" Манвел Тер-Аракелян рассказал о причинах возникновения конфликта, хронологии его развития и трудностях, с которыми бизнесмену пришлось столкнуться за последние 4 года.

ИА REGNUM: Г-н Тер-Аракелян, расскажите, с чего все началось?

Я как предприниматель вел дела с банком "Анелик" (Anelik Bank), работал с ними до 2007 года. В 2008-м владелец "Юнибанка" (Unibank) Гагик Закарян предложил мне перейти к нему, перевести все счета в его банк на более выгодных условиях. Но была внесена оговорка: у ресторана "Вана лич" имелся непогашенный кредит на сумму $803 тыс., и я должен был погасить его, чтобы разобраться с задолженностью ОАО "Аштараки лич", которому принадлежал ресторан. В августе 2008 года мы взяли кредит на сумму $2 млн, из которых погасили упомянутый долг ресторанного комплекса "Вана лич". На оставшиеся $1,2 млн я закрыл долги перед "Анеликом" и полностью "перекочевал" к "Юнибанку". Прошел год, я приобрел за $450 тыс. кафе "Одеон" по соседству с Лебединым озером (центр Еревана - прим. ИА REGNUM), которое нуждалось в ремонте и реконструкции. Соответствующее разрешение мэрии Еревана было получено. Я обратился к банку за рефинансированием на сумму $1 млн, чтобы начать ремонт. В договоре было указано, что средства выделяются на строительство ресторана по такому-то адресу. Все документы, правовые акты (проект, разрешение мэрии на строительство и пр.) у меня на руках. Однако ввиду определенных обстоятельств мне запретили строить ресторан; я получил письмо от мэрии, где говорилось, что "в условиях широкой публичной огласки" мне будет предложено реализовать проект на иной территории. Ждем этой "другой территории" почти 7 лет... Как говорится, ни слуху, ни духу, никаких обсуждений о возможной замене одной территории на другую не было.

Что касается, опять же, банка, то после получения последнего кредита в $1 млн целых 2 года, до 2009-го, мы работали с ними крайне пунктуально. Ни разу ни один кредит не был погашен с опозданием ни на час, ни на минуту. Общая сумма кредита на тот момент составляла $3 млн. За этот период времени только в виде процентов мы выплатили "Юнибанку" около $1 млн, еще $200 тыс. пошли на погашение суммы основного долга. В 2009 году по нашей просьбе банк оформил так называемый грейс-период (grace-period - льготный период уплаты процентов по кредиту), так как мировой финансово-экономический кризис был в самом разгаре. Льготы были предоставлены сроком на два года. Также мы попросили дать отсрочку на уплату кредита сроком 2 года и перенести ее с 2017 на 2019 год. Банк согласился, и утром 25 мая 2009 года ко мне явился представитель банка с договорами, которые я подписал и лично передал Ара Авакяну, работавшему в то время начальником отдела по кредитованию "Юнибанка". Сейчас он, кстати, является зампредом этой организации. Так вот... Потом, перелистывая договоры, я увидел, что отсрочка на два года - с 2017 по 2019 год, о которой мы договаривались с "Юнибанком", - не была в них зафиксирована, и 2017-й год остался 2017 годом. Я немедленно позвонил в банк лично Вардану Атаяну (председатель правления ЗАО "Юнибанк" - прим. ИА REGNUM), сообщил о случившемся недоразумении и попросил переслать мне новый отредактированный вариант документа. Атаян не возражал и пообещал, что отправит его буквально в течение часа. На мой вопрос, что же делать с уже подписанными документами, он мне посоветовал их порвать и выбросить в мусор, пообещав поступить так же со своими копиями. Юрист "Юнибанка" Нуриджан Киракосян явился ко мне ровно через час, принес исправленные варианты договоров, где дата погашения кредитов была указана корректно. Я подписал принесенные им договоры, он ушел. Все. Хочу отметить очень важный нюанс: договоры, рассчитанные на 2017 год, предполагали ежемесячные выплаты "Юнибанку" в размере 44 млн драмов (около $105 тыс. по нынешнему курсу), "договоры-2019" - 32,5 млн драмов.

ИА REGNUM: То есть банк сам действовал в соответствии с первым договором?

Вот именно. После этого в течение двух лет мы вообще не общались с банком - платить ничего не нужно, дружеских отношений особо нет. Ровно по прошествии двух лет, 25 мая 2011 года, в первый день наших выплат мы кладем на счет 33 млн. драмов, после чего банк самовольно, не согласовав это с нами, изымает эти средства и направляет на погашение кредита. Банк взял ровно столько, сколько было указано во втором договоре - 32,5 млн драмов, до последней указанной в банковском договоре копейки. На нашем счету осталось 305 тыс. драмов. На следующий день я звоню в банк и спрашиваю у Вардана Атаяна - все ли нормально? Тот меня заверяет, что все хорошо, мы совершили платеж, проблем нет.

ИА REGNUM: Когда возник сам конфликт?

Через несколько дней, а именно 7 июня, мы с моим юристом направились в "Юнибанк", чтобы сообщить, что я уже рефинансирован банком ВТБ на сумму $5,5 млн, предоставленную на более выгодных условиях. Я попросил банк принять единовременный платеж на общую сумму кредита с процентами, чтобы выйти из сделки с "Юнибанком". Естественно, и я не буду этого скрывать, я попросил предоставить мне небольшую скидку, поскольку выплачиваю разом немалые деньги. Мне кажется, у меня было такое право, ведь я в течение двух лет только процентов уплатил на миллион. Даже при покупке зелени на рынке уместен некий торг, который, более того, оформлен в виде просьбы... Когда я озвучил эту просьбу, из-за больших личных амбиций Вардана Атаяна между нами состоялся разговор в довольно грубых тонах, перешедший в конфликт. До кулаков дело не дошло, но фразы из серии "да ты кто такой вообще?!" были. Атаян заявил, что не позволит мне отмежеваться от "Юнибанка", а в ответ на мое удивление подобного рода заявлениям пригрозил: "А вот увидишь". После того, как мы с моим юристом вышли от Атаяна, банкир достал старый вариант договора, который предусматривал ежемесячные выплаты в размере 44 млн драмов (Атаян обещал его порвать) и объявил, что у меня есть куча непогашенных долгов. Кроме того, он занес меня в черный список. С "просрочившимся" должником они обращаются, как хотят. Знаете, там разница между 32,5 млн и 44 млн всего в 11,5 млн драмов. "Юнибанк", естественно, мог оповестить, мол, знаете, "дорогой "Старый Эриван", ваших средств не хватило, просим пополнить ваш счет с целью погашения задолженности" или что-то в этом роде. Но моей компании, которая за два года ни разу не допускала просрочек, сразу пришла повестка о конфискации здания.

На финансовом рынке дело обстоит так: если некая компания в условиях Армении может добиться рефинансирования на $5,5 млн, это говорит о высоком рейтинге компании. Бросив меня в черный список, Атаян испортил мою финансовую историю - никто не даст мне больше денег. Так, собственно, и произошло: банк ВТБ отозвал свои $5,5 млн, потому что перед ним формально стоял "недобросовестный должник".

ИА REGNUM: И после этого вы попытались решить вопрос в судебном порядке?

Да, мы обратились в суд, представили всю эту историю и сопроводили ее подробной документацией всех процессов. В суде нам сказали, что даже четырехклассник со своей детской логикой за 5 минут докажет, что "Юнибанк" неправ. Несмотря на это, нас держали в суде первой инстанции 18 месяцев, судьей была Карине Петросян. По истечении этих полутора лет суд постановил, что со стороны "Юнибанка" была оферта, которую я не акцептировал. Иными словами, они подписали документы, поставили печать и отправили мне на подписание, а я со своей стороны якобы не сделал того же. Как мы ни старались, нам не удалось доказать, что договор был нами подписан и отправлен обратно адресату. Тут есть огромное множество нестыковок, которые были проигнорированы. Например, если я не подписывал и не отправлял документ обратно, откуда "Юнибанк" до последней копейки знал, какую сумму с меня взымать? В общем, все эти 18 месяцев я пребывал в полной уверенности, что суд примет решение в мою пользу. В итоге этого не произошло, но все это время на меня накручивали драконовские проценты: 73% годовых в виде штрафа. Далее мы обратились в апелляционный суд и буквально прожили под его крышей 9 месяцев. Как результат, сегодня эти $2,8 млн кредита превратились в $6,3 млн только за счет такой вот накрутки.

После длительных судебных тяжб я обратился на кафедру уголовного права Ереванского государственного университета, к профессору Ара Габузяну с просьбой дать правовую оценку всей истории моих взаимоотношений с банком, основанную на документально подтвержденных данных. Заключение Габузяна было таково: действия председателя правления банка подпадают под статьи №178 и №214 УК Армении (мошенничество и злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций). Одним словом, действия Атаяна не только направлены против моей компании, топят ее на первом кирпиче, портят деловую историю, лишают людей работы и, в конце концов, ведут к банкротству "Старого Эривана", но и являются, по сути, препятствием на пути развития всего государства. Банк, в частности, председатель его правления, не имеет права действовать, исходя из личных интересов или из интересов тех или иных лиц. Сегодня я документально доказываю, что Атаян умышленно занес меня в "черный список", чтобы наложить "драконовские" проценты.

ИА REGNUM: Какую роль сыграло заключение Ара Габузяна во всей этой истории в дальнейшем?

На основании этого документа я обратился в Службу национальной безопасности Армении, к генеральному прокурору и начальнику полиции, чтобы было проведено расследование и, с учетом замечаний профессора, возбуждено уголовное дело. Однако, дознаватель выдал мне заключение, согласно которому в действиях Вардана Атаяна нет состава преступления, подлежащего уголовному наказанию. А сам Вардан Атаян, по ходу, не был даже допрошен, хотя в иске я указал его как лицо, ответственное за уголовное преступление, и дознаватель обязан был пригласить его для дачи показаний. Также не были допрошены прочие указанные мной люди. Дознаватель ведь был обязан по документам воссоздать весь тот день (25 мая 2009 года - прим. ИА REGNUM) - кто принес договоры, зачем, куда, по какой причине, кто, где присутствовал, что сделал и так далее. Но на допрос был приглашен (хотя это больше напоминало интервью) только юрист банка Нуриджан Киракосян.

ИА REGNUM: Вместо этого, насколько мне известно, допрашивали вас?

Было дело. Мы вышли от Атаяна в то злополучное 7 июня... прошло несколько дней, и меня вызвали в Управление по борьбе с организованной преступностью (так называемую "шестерку"), где я узнал, что Вардан Атаян лично подал заявление о том, что я, якобы, "путем подделывания документов в корыстных целях предпринял попытку присвоения особо крупных денежных средств ЗАО "Юнибанк". Пошел в "шестой отдел", но там меня все склоняли дать объяснение, которое было выгодно Атаяну. В частности, убеждали "признаться", что мы с банком работали по первому договору, а не по второму. Я туда зашел в 10 утра, меня держали до 23:15 ночи и открыто говорили: не выпустим, пока не подпишешь, что действительными являются первые договоры, а не вторые. Я отказался. Мне тогда повезло, пришел мой адвокат, поднял шум, стянулись журналисты - меня выпустили, в общем, но потребовали предъявить документы с тем, чтобы направить их на экспертизу. На следующее утро я сам передаю договоры с нашими - меня и Вардана Атаяна - подписями на экспертизу, результаты которой установили: документы подлинные, никакой "липы" там нет. Результаты этой экспертизы, опять-таки, я лично привожу в УБОП, прилагаю к ним соответствующее письмо в несколько страниц, составленное юристами, где оповещаю о том, что им больше нет до меня дела, так как Манвел Тер-Аракелян ничего не подделывал, не совершал иных действий, преследуемых Уголовным кодексом Армении.

ИА REGNUM: Из ваших слов следует, что Атаян обвинил вас в совершении уголовно наказуемого деяния, зная, что вы ничего подобного не делали.

Это статья №333 Уголовного кодекса - ложный донос. Мы обратились в соответствующие структуры, но реакции пока нет. Полиция отказала в возбуждении уголовного дела, после последовал отказ со стороны генпрокурора. Сейчас мы обратились в суд, чтобы Вардан Атаян был признан виновным в ложном доносе. То есть, по нашему мнению, на Вардане Атаяне уже "висят" три статьи УК Армении - №178 (мошенничество), №214 (злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций) и №333 (ложный донос).

ИА REGNUM: 27 января 2014 года на основании иска "Юнибанка" ОАО "Старый Эриван" было признано банкротом. Можно сказать, что ваши оппоненты добились желаемого?

Они за это время сделали все возможное, чтобы потопить компанию, уничтожить ее, разложить. Компанию, которая обеспечивала большое количество людей работой, существовала с 1988 года, работала в годы карабахской войны, которая помогала людям во время землетрясения. Не хочется сейчас этим бравировать, если честно, не для того все делалось.

ИА REGNUM: Почему же, расскажите.

Я воевал в те годы, был бойцом отряда "Сасна Црер", после чего перешел в регулярную армию, внутренние войска, дослужился от рядового до и.о командира воинской части. Никто не может отрицать, что мы с нуля построили воинскую часть, я с нуля это сделал. Не на свои деньги, конечно, на коллективные, но воинская часть появилась буквально из ничего: построили не существовавшую до этого казарму, принимали солдат... создали часть, которой прежде не было, где даже оружия днем с огнем не найти было. С 7 декабря 1988 года мы занимались благотворительностью. Ни один директор детского дома или дома престарелых не может отрицать, что мы были в те черные дни рядом. Благодарственные грамоты до сих пор висят (показывает документы на стене - прим. ИА REGNUM). И хотя я делал это не ради каких-то грамот и благодарностей, сегодня, спустя много лет, об этом приятно вспоминать. Все это напоминает о том, что мы стоим у самых истоков, и компания "Старый Эриван" в рамках своих общественно-социальных обязанностей оказывала всяческую поддержку нуждающимся - и финансовую, и моральную. Я, в свою очередь, как боец, всегда был на передовой. И вот, два чиновника сделали все, чтобы разбить вдребезги мое детище. Разбили, по сути. Слава богу, здание, в котором мы работали тогда и работаем сейчас - моя собственность, и я сумел здесь остаться на правах частного предпринимателя, пока идет процесс признания банкротом. Я сумел сохранить рабочие места, сумел выкупить обратно название "Старый Эриван" у компании, которой уже нет. Цель моих оппонентов одна: завладеть зданием. В прошлый раз меня в суде спросили, есть ли, на мой взгляд, злой умысел в действиях моих противников, на что я однозначно ответил: конечно.

Появились люди, которые заявляют, что "Старый Эриван" уже куплен, уже принадлежит им, что тут будет банк, клуб, еще что-то. Только хотелось бы им всем показать кукиш: ошибаетесь, ребята. Здание не продается, у банка нет полномочий спустить его с аукциона, а если я и захочу его продать, то только по рыночным ценам, которые определит независимый оценщик. У нас уже есть подобного рода заключение - $23 млн. В этой сумме и заключается весь казус - за те самые $2,8 млн эти люди хотят приобрести такую вот недвижимость в самом сердце столицы Армении.

ИА REGNUM: В своих публичных высказываниях вы несколько раз говорили, что знаете, кто стоит за вашей травлей. Вы говорили о неких чиновниках. Можете назвать их имена?

Один из чиновников - Вардан Атаян. Есть второй чиновник, имя которого я не называл. Если я это сделаю, то всю эту чиновничью касту хорошенько затрясет. Пока я не хочу нарушать собственный морально-этический кодекс, несмотря на то, что эти люди много раз выходили за рамки всех возможных моральных, правовых и прочих ограничений. Я могу объявить имя этого человека и разложить буквально по часам все его действия. Для меня и для него это не секрет, но для остальных таковым является. Со всей ответственностью заявляю: я назову это имя, если пойму, что больше не в состоянии бороться. Это станет кульминационной развязкой порочного клубка.

ИА REGNUM: Ваши дальнейшие планы?

Для меня задача №1 - выйти из замкнутого круга. Вот уже три года все мое сознание, каждый час каждого моего дня завязаны на этом деле. Как бизнесмен могу сказать, что за это время я упустил уйму различных возможностей. Люди из мира бизнеса расширяются, развиваются и растут, а я пока топчусь на месте, завяз в судах. Пока люди в ресторанном бизнесе шли вперед, пока здесь крепла конкуренция, я практически превратился в адвоката. Виноват в этом "Юнибанк" и, в частности, печально известный Вардан Атаян. Нельзя было просто уничтожить, распылить, стереть с лица земли компанию с 25-летней историей. Просто "нельзя" - слово такое. К сожалению, не все его понимают.

ИА REGNUM: Про этих "не все" поподробнее можно?

Это касается "Юнибанка" и Вардана Атаяна. У меня есть друзья банкиры, знакомые... Это все не о банковской системе в целом. Есть очень серьезные лица в банковском бизнесе, тяжеловесы, которые не хотят иметь дела с Варданом Атаяном, но не говорят об этом из соображений профессиональной этики - являются по факту коллегами. Однако никто в финансовом мире не поддерживает действия Атаяна, не пытается его оправдать. Если даже на минуточку представить, что действия "Юнибанка" на самом деле были результатом недоразумения, что банк просто "не понял", что произошло с договорами, все мне говорят: в таких случаях садимся с клиентом, обговариваем возможные пути выхода из ситуации, идем на какие-то уступки, решаем вопрос. Когда я рассказываю, как он поступил с компанией, закрывшей проценты на $1 млн и имевшей на тот момент договор о рефинансировании на сумму $5,5 млн, все просто немеют. По сути, Атаян пошел на рейдерство.

ИА REGNUM: С Атаяном все ясно, но возникает вопрос: если все так четко, ясно и однозначно, если вы, будучи честно работающей прозрачной компанией, стали жертвой рейдерства, что мешает другим игрокам финансового рынка протянуть вам руку помощи?

Эти $5,5 млн - яркий пример того, что до возникновения проблемы мне крепко доверяли в банковском секторе. Сумма говорит сама за себя. Но в финансовом мире, как и в любом другом, действует принцип солидарности - это раз. Во-вторых, в частных беседах люди мне признаются, что хотели бы помочь, но не могут, поскольку Атаян примется и за них. Он начнет вредить направо и налево, и мне прямо сказали, что Атаян готов вгрызться в любого, кто окажет мне финансовую помощь.

ИА REGNUM: Похоже, ваше противостояние уже носит принципиальный характер.

Я выбираю исключительно законный путь, а какими методами воспользуются они - не знаю. При этом официально заявляю: я не соглашусь ни на какой компромисс, не пойду на мировую. Пока Вардан Атаян не будет привлечен к ответственности, пока не будет восстановлено доброе имя "Старого Эривана", я до конца буду бороться за истину.

ИА REGNUM: До возникновения конфликта между "Старым Эриваном" и "Юнибанком" о Вардане Атаяне никто не знал, он был известен разве что в узкоспециализированных кругах. Теперь же, судя по вашим словам, это всемогущая фигура, которая "подмяла" под себя финансовый сектор, судебную систему и так далее.

Знаете, тут все обстоит весьма прозаично. "Юнибанк" - крупная финансовая структура, а живем мы в такие времена, когда всем нужны кредиты. Кто-то начинает свой собственный бизнес, кто-то берет в долг на телевизор, которого у него нет. Смысл поддерживать Вардана Атаяна заключается в том, что через час к нему уже можно обратиться с просьбой, мол, "а не выдашь ли ты, дорогой друг, льготный кредит моему племяннику, он телевизор покупает". Эти связи, наподобие очень древних и очень общинных, всегда работают. Могу сказать, что никто в таких условиях не станет нарываться на конфликт с банковским сектором. С рестораном можно - их много, конкуренция большая, и если не справлять свадьбу в ресторане Тер-Аракеляна, можно всегда сделать это в ресторане "васи пупкина", концептуально здесь нет большой разницы. В случае с банками вопрос стоит иначе. Я не могу предложить клиенту продукт, аналогичный продукту Атаяна - длинные деньги на низких процентах. Причем этот продукт сегодня нужен всем.

Кроме того, Атаян, как говорится, решил сыграть на опережение. Как только возник конфликт, он начал везде и всюду, где только мог, рассказывать о том, что Тер-Аракелян кидала, недобросовестный должник и вообще опасный тип. Ну, и кроме того, здесь есть прямой финансовый фактор. К примеру, те СМИ, которые информационно поддержали Вардана Атаяна, сразу получили на свои сайты, в свои печатные издания рекламу "Юнибанка". Однако, несмотря на все эти усилия, факт остается фактом: уже три года Атаян не может решить вопрос в свою пользу. Не может, и все.

ИА REGNUM: Ну, в судах ведь он выиграл.

Суд - это не футбол. Нет выигравших и проигравших, есть правда, которая должна восторжествовать. В конце концов, надо понимать следующее: судья должен быть самым независимым лицом в этом государстве, чтобы иметь возможность определять, кто прав, а кто - нет, независимо от родственных, дружеских связей, личных симпатий и так далее. Пока в той или иной стране нет правосудия, никогда, ни при каких обстоятельствах это государство в своем развитии не продвинется ни на шаг вперед, не сможет развивать ни бизнес, ни экономику. Это невозможно. Суды во главе с судьями - те структуры, на которые бизнесмен должен опираться и работать. Я каждый день заключаю договоры с самыми разными лицами - физическими и юридическими, с сотрудниками и с другими компаниями, и я должен быть уверен, что смогу доказать свою правоту в суде.

Кстати, по поводу суда: после 27 месяцев в судах обе инстанции мне сказали, что я якобы не акцептировал оферту "Юнибанка". Когда следователь допрашивал Нуриджана Киракосяна, он, юрист банка, подтвердил и сам черным по белому написал, что да, Манвел Тер-Аракелян "вернул нам договор, попросил нас им руководствоваться, что мы и делали". При этом Нуриджанян здесь добавил, что они просили меня предоставить оригинал документа, а я дал ксерокопию. Однако, согласно законодательству, если документ были принят в качестве ксерокопии, если на его основе была заключена сделка, значит он автоматически был признан легальным и имеет юридическую силу. Следовательно, оригинал "Юнибанку" не был нужен, поскольку он уже совершил определенные действия на основе сделки: оператор подписал и поставил печать на квитанции, тем самым подтвердив силу документа. Это доказывает, что с моей стороны акцепт был, 27 месяцев в судах пошли коту под хвост, а судебные вердикты следует пересмотреть.

ИА REGNUM: Можно сказать, что суд на деле защищает интересы одной стороны в ущерб вашим?

После показаний Нуриджана Киракосяна я думаю, что суд ввели в заблуждение, чтобы достичь своей цели. Будут новые процессы, в рамках которых мы постараемся доказать свою позицию.

ИА REGNUM: Вы считаете себя жертвой коррумпированности и неэффективности судебной системы Армении?

Про коррумпированность я бы говорить не стал. У меня на руках нет фактов, свидетельствующих о том, что кто-то дал судебным функционерам взятку, чтобы получить на выходе нужный вердикт. Но я могу однозначно утверждать, что в моем случае суд действовал согласно заранее заданному направлению. Но сегодня у судебной системы есть возможность оправдать себя в глазах общественности. Я всегда, когда касался этой ситуации и роли судебной системы в этом контексте, говорил, что речь о ее предвзятости. Но если будет дан судебный ход по моему иску о признании Атаяна виновным по статьям №178 и №214, это докажет непредвзятость суда. Если суд ввиду новых фактов признает, что соотношение акцепта-оферта в моих отношениях с "Юнибанком" было соблюдено в полной мере и отменит предыдущие судебные решения, это тоже докажет его объективность.

ИА REGNUM: Вы как-то заявили, что купите "Юнибанк", будь у вас такая возможность. Это ваше намерение в силе?

Да, и повторяю: если "Юнибанк" решат продать, и если цена будет приемлемой, я куплю эту организацию, а первым моим действием будет приказ об увольнении Вардана Атаяна.

ИА REGNUM: Как по поводу "козырей в рукаве"? До сих пор ваши усилия не приносили практического результата.

Есть факты, аргументы, тяжелая артиллерия, о которой говорить пока не время. Сейчас в моей команде 8 адвокатов, с которыми мы работаем и будем работать. Мы обязательно добьемся, чтобы Вардан Атаян был привлечен к ответственности. Этим покажем, что такой человек, как Атаян, обладающий столь мощными финансовыми инструментами, перед лицом закона равен всем смертным. Есть простая истина: председатели правлений банков подотчетны закону. Атаян - не исключение.

Беседовал Эмиль Бабаян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
Турция—Россия: политика «баланса внутри балансов»
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
«Русские хакеры действуют в сети уже 10 лет под крышей ГРУ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В американском штате Арканзас возобновлена смертная казнь
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Активисты устроили провокацию с российскими флагами на выступлении Трампа
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»
NB!
25.02.17
Папа Римский: Третья мировая война может произойти из-за недостатка воды
NB!
25.02.17
Внешняя политика России обретает силовой характер
NB!
25.02.17
Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?
NB!
25.02.17
Госдепартамент США начнет проводить брифинги для прессы с 6 марта