НАТО готовит ответ России: турецкий плацдарм в новой стратегии Альянса на Чёрном море и Кавказе

Москва, 20 марта 2014, 16:02 — REGNUM  

Развитие ситуации вокруг Крыма по конфронтационному сценарию отношений России и НАТО сделало актуальным для Запада разработку операционных планов, сдерживающих "империалистическую" политику Москвы. В последнее время на экспертном уровне много говорится о развёрнутом США и НАТО курсе блокирования российских интересов в Восточной Европе, в Черноморско-Кавказском регионе. Политика изоляции столь крупной державы в статусе постоянного члена Совета Безопасности ООН и со вторым в мире стратегическим ядерным потенциалом по определению имеет свои лимиты. Инструментарий экономических санкций против России абсолютно не выгоден, прежде всего, европейцам. Политические средства давления на Москву, напротив, могут быть реализованы в сравнительно эффективном ключе. Причём, с возможным усилением военного присутствия Альянса в Черноморско-Кавказском регионе, а также склонением тесных партнёров НАТО к противостоянию с Москвой. В последнем случае, как можно понять из публикаций зарубежных аналитиков, приоритет отдаётся столкновению России с группой черноморских стран, среди которых на лидирующие позиции военнополитического оппонента России выдвигается Турция.

В связке с Румынией, Грузией и Украиной турецкая республика может составить условный передовой рубеж НАТО на Чёрном море в политике сдерживания России. На нынешнем этапе в натовской штаб-квартире в Брюсселе, в Вашингтоне, в других евроатлантических столицах нет сформировавшейся стратегии противостояния России в Черноморско-Кавказском регионе. Определённые наработки в данной стратегии были заложены после августа 2008 года, но они не трансформировались в цельную программу Альянса с развёрнутыми военными и политическими установками. По некоторым сведениям, референдум в Крыму и стартовавший процесс воссоединения полуострова с Россией придали формированию стратегии НАТО на восточном направлении предметный характер. На данный момент в натовских кругах есть общее понимание необходимости чувствительного для России ответа на её действия в Крыму. Вместе с тем, ни по одному принципиальному вопросу окончательные решения пока не приняты. Например, в таком вопросе, как предоставление Грузии на предстоящем в сентябре этого года в британском Уэльсе саммите НАТО Плана действий по подготовке к членству. Но среди натовцев, в военной и политических прослойках Альянса, зреет план усиления присутствия на Чёрном море. На первых этапах, с преимущественной опорой на членов НАТО, а также с привлечением его потенциальных участников в лице Грузии и Украины.

"Задержка" эсминца США Truxtun в Чёрном море, скорее, лишь один из сигналов о начале работы натовцев над новой стратегией сдерживания России. В этом также присутствовал элемент демонстрации евроатлантистами своей потенциальной способности склонять партнёров при "форс-мажорных" обстоятельствах к отходу от действующих правовых режимов в Чёрном море. Осенью 2008 года США не приложили критические усилия для убеждения Турции в отходе от соблюдения военных статей Конвенции Монтрё 1936 года, ограничивающих присутствие в регионе нечерноморских сил. Теперь ситуация диктует американцам и их европейским партнёрам по НАТО приложение бóльших политических рычагов влияния на Анкару. Последняя не может оставаться на нейтральных к статусу Крыма позициях по двум главным причинам.

Военный баланс сил на Чёрном море с вхождением Крыма в состав РФ меняется не в пользу НАТО и Турции. Зона ответственности ОДКБ расширяется. Из достоверных источников известно, что натовцы самым серьёзным образом рассматривают вероятность дислокации на территории нового, географически самого западного после Калининградской области, субъекта РФ наступательного потенциала. Причём, дело может не ограничиться лишь конвенциональными видами вооружений и военной техники (например, тактическое ядерное оружие на ракетных комплексах "Искандер", другие военные системы с радиусом поражения до 500 км и выше).

Вторая причина, не оставляющая Анкаре место для нейтралитета - это крымско-татарское население Крыма, в защиту интересов которого турецкие официальные лица уже успели выступить с многочисленными заявлениями. На текущий момент турецкая сторона заняла весьма обтекаемую позицию по отношению к новой ситуации в Крыму. Действия России не осуждаются в жёстком ключе, присущем, например, Вашингтону, Лондону и Парижу. Вместе с тем, декларируется приверженность территориальной целостности Украины. Наиболее решительно, как и следовало ожидать, турецкая дипломатия высказывается в вопросе защиты прав и интересов крымско-татарского населения полуострова. Из публикаций турецких СМИ просматривается определённая связь между контактами руководства крымско-татарского Меджлиса и озвученных им ранее заявлений о бойкоте референдума 16 марта. По итогам "дореферендумных" встреч с внешнеполитическим руководством Турции представители Меджлиса даже обмолвились о неких предоставленных Анкарой гарантиях. Смысл и содержание подобных гарантий, если, конечно, они на самом деле имеют место, с трудом поддаются анализу. Можно предположить, что турецкая сторона посчитала нецелесообразным ограничиваться лишь общими формулировками в поддержку территориальной целостности Украины. Разыгрывание карты защиты соплеменников в Крыму представляется Анкаре (и её партнёрам по НАТО также) реальной возможностью быть в гуще региональных событий. Даже при наиболее неблагоприятном для евроатлантистов сценарии кратчайшей по времени полной интеграции полуострова в политико-правое и экономическое пространство Российского государства.

Баланс сил в регионе должен быть восстановлен, и в этом НАТО окажет Турции полную поддержку. Примерно так можно сформулировать внутринатовский консенсус на текущем этапе, который ложится одним из принципов в формируемую новую военную стратегию Альянса в регионе.

Интересным образом, эскалация в украинской столице с середины декабря прошлого года совпала со стартом коррупционного скандала в Турции. Конспирологические схемы продвижения Соединёнными Штатами своих интересов по понятным причинам не могут быть подтверждены документально. Но отрезок "декабрь 2013 - февраль 2014" вместил ряд показательных событий, выстраивающихся в определённую канву подготавливаемой американцами стратегии сдерживания России. После резкого всплеска негативной к кабинету Реджепа Тайипа Эрдогана активности со стороны лидера движения Hizmet Фетхуллаха Гюлена, проживающего в штате Пенсильвания, внимание Вашингтона к турецкому "плацдарму" на черноморско-кавказском направлении заметно выросло. В начале февраля Турцию посетил Начальник штаба сухопутных войск США Рэймонд Одиерно (Raymond T. Odierno). Визит преследовал цель подтвердить высокий статус военного сотрудничества Вашингтона и Анкары, усилить его новыми элементами. Генералу Одиерно была представлена работа Командования объединённых сухопутных войск НАТО (Allied Land Command, LANDCOM), дислоцируемого в турецком Измире с декабря 2012 года. Функциональная нагрузка размещённого на территории Турции Командования (создано в соответствии с установками Стратегической концепции НАТО 2010 года), судя по его примыканию к Средиземноморскому региону, пока не ориентирована на Чёрное море. Но озвученные в ходе визита главы американского штаба сухопутных войск приоритеты деятельности Командования, как можно понять, выходят за рамки обеспечения интересов НАТО в Восточном Средиземноморье. Это оперативная совместимость подразделений стран НАТО при проведении операций на военных театрах действий, примыкающих к Европе с ближневосточного и черноморско-кавказского направлений. Серьёзная заявка на усиление позиций США в Чёрном море может обозначиться через создание натовской инфраструктуры, наподобие LANDCOM в Измире, в черноморских регионах Турции.

Турецкие власти подобная перспектива больше беспокоит, чем вселяет некую уверенность. Впрочем, для сопротивления попыткам США и НАТО усилить присутствие в регионе через турецкий "трамплин" у Анкары нет достаточных ресурсов. В случае необходимости устои правящей в стране Партии справедливости и развития (ПСР) могут быть расшатаны евроатлантическими партнёрами. У Запада есть альтернатива ПСР. Это ныне главная оппозиционная сила, светская и традиционно лояльная к США и их военнополитическим интересам в близлежащих регионах Народно-республиканская партия Турции. У Эрдогана же и его команды альтернатива поддержанию тесных связей с США и НАТО в качестве одного из внешних факторов, способствующих воспроизводству во власти, практически отсутствует.

В Вашингтоне и Брюсселе и так весьма раздосадованы резким выпадом Анкары осенью прошлого года, когда турецкая сторона неожиданным образом предпочла в многолетнем тендере по средствам ПВО/ПРО дальнего действия китайские комплексы HQ-9 (экспортное обозначение FD-2000). Окончательное решение в Анкаре по закупке комплексов пока не принято. Место для отыгрывания ситуации назад оставлено, ибо партнёры Турции по НАТО не перестают указывать на несовместимость китайской военной продукции с состоящими на вооружении Альянса системами.

К делу склонения турецких властей к более доверительному диалогу в рамках натовской солидарности привлечены различные ресурсы. В том числе, информационно-пропагандистского свойства. Вовсе не случайной видится, например, публикация в англоязычной версии газеты "Zaman" (печатный информационный рупор Гюлена в Турции) заметки от 16 февраля этого года. В ней внимание читателей обращается на тот факт, что Турция остаётся единственной среди членов НАТО страной, пребывающей в "сером списке" Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF). Данная структура мониторит ситуацию по борьбе национальных органов с финансированием террористических группировок. По оценке FATF, Турция добилась успехов в пресечении каналов финансовой подпитки экстремистов, но всё ещё значительно отстаёт в этом вопросе от западных стран (1).

По задумке вашингтонских стратегов, ПСР и Эрдоган станут сговорчивее в случае слабого результата выдвиженцев правящей партии на предстоящих в конце этого месяца муниципальных выборах. Репетиция к общенациональным выборам (президентские пройдут в августе 2014 года, парламентские - в 2015-м) должна прояснить реальный рейтинг действующего правительства. Если оно устоит, получив очередной мандат доверия большинства избирателей, то формирование новой военной стратегии НАТО на восточном направлении может застопориться. Без Турции любая "контрроссийская" стратегия Альянса в Черноморско-Кавказском регионе будет незавершённой и по сути лишённой смысла.

(1) Deniz Arslan, Turkey, only NATO country on FATF's gray list // "Today's Zaman", 16 February 2014.

Михаил Агаджанян - ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.03.17
Насиловали и избивали: суд над руководством колонии в Оренбуржье
NB!
28.03.17
Православные и католики: сближение без объединения
NB!
28.03.17
В Тюмени спасают очередную «падающую» новостройку
NB!
28.03.17
«Нафталиновый запах» Серебряного века: «Ночь театра» в Новосибирске
NB!
28.03.17
США не могут позволить себе «лишиться ядерного сотрудничества с Россией»
NB!
28.03.17
«Уровень $50 для нефти оказался непробиваемым»
NB!
28.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 28 марта
NB!
28.03.17
Госдеп США объяснил, кто был инициатором новых санкций против РФ
NB!
28.03.17
О чем рассказывают дальнобойщики маршрута Киргизия — Китай
NB!
28.03.17
Amnesty International: США не защищают мирных жителей Мосула
NB!
28.03.17
Отношения Трамп—Меркель — новое окно возможностей для России?
NB!
28.03.17
Израиль нацелился на ПВО Сирии. Реальны ли его угрозы?
NB!
28.03.17
Робер Брессон. Всевидящее око объектива
NB!
28.03.17
Откуда есть пошло воскресенье и зачем
NB!
28.03.17
Промышленный кризис в Приморье: 300 шахтеров могут остаться без работы
NB!
28.03.17
На АЭС в Южной Корее произошла авария, остановлен реактор
NB!
28.03.17
Ватикан и Египет — вместе на защите христиан Ближнего Востока
NB!
28.03.17
Северная Корея готовит «ракету для США»
NB!
28.03.17
Война в Крыму. Как Европа атакует русскую мечту
NB!
28.03.17
Патриотизм в условиях всеобщего безразличия
NB!
28.03.17
Почему таджикистанцы лидируют по числу смертников в ИГ*
NB!
28.03.17
Кинг-конг и Вьетконг: два образа страха