Кто станет новым хозяином украинской экономики

В краткосрочной перспективе совершенно непонятно, что останется от постсоветской республики

Сергей Шиптенко, 17 марта 2014, 15:35 — REGNUM  

Итогом киевского «евромайдана» стало не свержение Виктора Януковича и наступление светлых демократических времён, а разрушение государственности постсоветской Украины. Многие участники великого киевского стояния вскоре после бегства президента были поставлены перед фактом: «кланово-олигархическая» система продолжит своё существование, а все издержки насильственного государственного переворота ложатся на плечи самых обездоленных. С их кармана новые киевские власти изъяли средства на уборку закопченной площади Независимости и легализацию бандитов, вчера с упоением метавших «коктейли Молотова», а ныне промышляющих откровенным рэкетом и грабежом на большой дороге. Вскоре после свержения «недемократического» Януковича мятежники назначили главами областей… олигархов.

Еще до ухода в отставку Кабмин Украины пытался подсчитать, во сколько обойдётся восстановление разрушенного, какова сумма упущенных выгод и морального ущерба. Уже тогда называлась цифра в $2 млрд, однако, как выяснилось, этот счёт был преждевременным. При отсутствии легитимного правительства и президента, уничтожении правоохранительной системы и основ государственных институтов в целом глупо составлять смету «евроремонта» после «евромайдана». Сегодня стоит вопрос о Республике Украина как таковой.

Фактически свершившееся отделение Крыма и стихийная федерализация — новая статья расходов, не учтённая теми, кто присвоил себе полномочия законного центрального правительства. Падение курса гривны можно было прогнозировать — было бы странно, если бы украинский кризис оказался исключением из правила. Как наполняется республиканский бюджет сейчас и как он будет наполняться завтра — на эти вопросы сегодня могут ответить лишь гадалки на кофейной гуще. Учитывая, что не только Россия, но и сами украинцы считают назначенное мятежниками «правительство» нелегитимным, привлечение внешних заимствований для спасения украинской экономики выглядит крайне проблематичным, имеющим отношение не к финансам, а, скорее, к вопросам веры.

На начало 2014 года внешний долг Украины оценивался примерно в $140 млрд (около 80% ВВП) при наличии официальных резервных активов на сумму менее $20,5 млрд на конец года. В начале марта назначенный Верховной радой министр экономического развития и торговли Павел Шеремета заявил, что золотовалютные резервы Украины составляют $15 млрд. «Это равно той сумме, которую мы должны выплатить в нынешнем году, — отметил Шеремета. — Мы не можем остаться без валютных резервов, и поэтому нам как минимум необходимо привлечь $13 млрд для того, чтобы выплатить задолженность».

В конце марта образованное мятежниками «правительство» намерено пересмотреть госбюджет с целью сократить расходы примерно на $8 млрд. В планах ведомства Арсения Яценюка — изыскать около $25,5 млрд на «латание дыр» в госбюджете до конца года и привлечь около $35 млрд внешней помощи в течение ближайших двух лет. В качестве доноров рассматриваются Международный валютный фонд, Европейский банк реконструкции и развития, Еврокомиссия и мн.др. На каких условиях нелегитимное правительство, не контролирующее ситуацию в регионах, намерено привлекать эти заимствования — вопрос риторический, судя по опыту стран «четвёртого мира». Возможно, при иных условиях Запад заинтересовался бы в таких вложениях, однако время выбрано неподходящее: основные доноры ЕС слишком поиздержались при спасении Греции, иберийские члены ЕС балансируют на грани полномасштабного кризиса, подавляющее большинство немцев и французов, судя по соцопросам, категорически против спасения Украины за свой счёт при всём сожалении.

Международные организации предлагают мятежникам сделать то, на что не решался даже Янукович: в частности, МВФ предложил резко увеличить цены на газ для украинских потребителей (на этот раз всё списать на козни Дмитрия Фирташа не удастся). Рост стоимости услуг для населения увеличится при сокращении социальных расходов. По старой традиции, вина за тяготы и лишения будет возложена на «проклятое тоталитарное прошлое» и лично Януковича.

Яценюк заявил о готовности Евросоюза в одностороннем порядке, не дожидаясь подписания соглашения об ассоциации и создания ЗСТ, открыть свой рынок для украинских товаров, что позволит украинской стороне в 2014 году заработать около $400 млн дополнительно. В частности, речь идёт о доступе на рынок ЕС кондитерских изделий корпорации Roshen олигарха Петра Порошенко, назначенного мятежниками смотрящим за ситуацией в Крыму. За благополучие Петра Порошенко, Игоря Коломойского, Рината Ахметова и других представителей немногочисленной группы «ответственных товарищей» сомневаться не приходится, чего нельзя сказать об основной массе украинцев — именно им, а не олигархам придётся выплачивать внутренние и внешние долги, а также содержать «и.о. президента» Александра Турчинова и его паству.

Признанное западом «новое руководство» Украины (полномочия Януковича уже не обсуждаются) постарается предложить западным компаниям остатки госсобственности — железные дороги и некоторые другие «недоприватизированные» активы, коих не так уж много. Придётся согласиться на более грабительские условия концессий, чем это могла себе позволить Советская Россия после Гражданской войны. Россия в качестве инвестора не рассматривается — это противоречит идеологическим установкам необандеровцев. Сможет ли Россия предложить более выгодные условия юго-восточным регионам Украины до того, как их фактически продадут новым западным хозяевам — вопрос открытый.

Сумма, которую готовы обсуждать все потенциальные зарубежные доноры украинских мятежников, составляет около $15 млрд с рассрочкой на несколько лет при крайне жёстких требованиях. В связи с этим уместно вспомнить заявление Владимира Путина от 17 декабря 2013 года по итогам переговоров с Виктором Януковичем: правительство РФ решило оказать Украине финансовую помощь в размере $15 млрд и на треть снизить стоимость газа. Т.о., все страны ЕС, а также США, МВФ и прочие потенциальные спонсоры не смогли гарантировать даже часть той помощи, часть которой уже поступила на Украину из России, однако далее процесс был нарушен «евромайданом».

Согласно уже полученным (ещё при Николае Азарове) от России $3 млрд власти Украины должны дважды в год выплачивать процент (20 июня и 20 декабря) и полностью погасить задолженность 20 декабря 2015 года. По условиям договора, составленного в соответствии с британским финансовым правом, Россия уже сейчас может требовать возврата $3 млрд, и даже если «новое», или ещё более «новое» правительство Украины объявит дефолт, то это никак не отменит обязательств по выплате долга в полном объёме. Вероятно, поэтому Нацбанк Украины перестал публиковать на своём веб-сайте оперативную информацию, а западные консультанты настаивают на безотлагательной «шоковой терапии».

По словам Александра Шлапака, направленного мятежниками руководить Минфином, в 2014 году роста украинской экономики не ожидается. Т. е. за счёт роста имеющиеся проблемы решить не удастся, и вариант лишь один: сокращение госрасходов и привлечение внешних заимствований на любых условиях. Даже у легендарного Пирра победа была менее трагичной.

Не менее интересен ответ на вопрос о том, как прагматичные США и Евросоюз, столь много вложившие в «евромайдан», будут возвращать затраченные средства и будущие вливания. Стоит ожидать, что стратегические отрасли Украины, интересующие США и ЕС, перейдут под их контроль. Особенно интересно, кому достанутся объекты атомной энергетики. Те производства, которые смогут в перспективе конкурировать с западными аналогами, вполне вероятно, ждёт ликвидация, о чём свидетельствуют заявления генконсулов Германии и Польши на экономическом форуме в Донецке в феврале 2014 года.

Продолжатся эксперименты со сланцевым газом под предлогом обеспечения энергетической безопасности — т. е. поставок углеводородов из России. В Западной Европе прекрасно осведомлены о последствиях для экологии гидроразрывов пластов и истинной себестоимости сланцевого газа в США, поэтому полигоном для испытаний стала Восточная Европа. Стоит ожидать замораживания развития украинской атомной энергетики — Польша запланировала строительство АЭС вблизи границ Белоруссии и Украины, Литва не отказалась от строительства АЭС в Висагинасе по «фукусимскому» проекту Hitachi. Частью компенсации за «евромайдан» может стать реализация на территории Украины экологически вредных проектов, которые не могут себе позволить страны ЕС (захоронение вредных отходов и т.д.). Очевидно, производители сельскохозяйственной продукции в ЕС не испытают восторга от доступа украинской продукции на общий рынок. Возмущение болгар, вынужденных покупать западноевропейские овощи, можно понять, но как Брюсселю удастся объяснить испанцам наличие нестандартных украинских помидоров — вопрос, на который неисправимые еврооптимисты пока ответить не могут. Сельскохозяйственные угодья Украины без излишнего шума могут быть использованы для выращивания генномодифицированной продукции.

В целом реальный сектор украинской экономики должен будет сократиться до параметров, не вызывающих тревоги на Западе. Конкуренты никому не нужны, особенно не аффилированные с западными компаниями и ТНК. В торговле компании ЕС и США получат преференции на украинском рынке и выдавят с него аборигенов, как это произошло во всех «молодых демократиях» экс-СССР и экс-СЭВ (Болгария, Румыния, Венгрия, Литва). Сектор услуг получит импульс к развитию — особенно банковский и телекоммуникационный, который, в лучшем случае, будет лишь частично украинским (примеры: Эстония, Латвия, Грузия). Структуры Ахметова и Коломойского, сколь бы крупными они ни были, не смогут противостоять мощному напору с Запада. В лучшем случае процесс слияний и поглощений произойдёт бескровно. Боявшиеся агрессивного напора российского бизнеса в Таможенном союзе должны быть готовы держать удар с Запада. По большому счёту, особого выбора у украинских олигархов не было — свои счета они держат в западных банках (саудовские и китайские пока популярностью не пользуются). Поэтому западные эмиссары и вели переговоры с украинскими олигархами, а не с Януковичем.

При оценке соглашения об ассоциации Украина-ЕС накануне и вскоре после вильнюсского саммита участников программы Евросоюза «Восточное партнёрство» Сергей Глазьев, Николай Азаров и др. приводили расчёты издержек украинской стороны при реализации данного соглашения. Тогда ноша обязательств Украины перед ЕС выглядела неподъёмной — а ведь республика находилась в гораздо лучшей форме, нежели сейчас. Какая часть постсоветской Украины попадёт в «предбанник» ЕС — рассуждать на эту тему сегодня сложно. В краткосрочной перспективе совершенно непонятно, что останется от постсоветской республики, когда ей наконец озвучат приглашение стать на путь кандидата в члены, и пройдёт ли этот путь хотя бы Галичина так, как его прошла Хорватия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail