Владимир Линдерман: для создания равноправного общества русским и латышам нужен "общий враг"

Москва, 15 марта 2014, 12:54 — REGNUM  Имя Владимира Линдермана широко известно. Закоренелый бунтарь, долгие годы возглавлявший латвийский филиал национал-большевистской партии, в последние годы он прославился, как организатор референдума за признание русского языка, как второго государственного в Латвии. Несколько месяцев назад Линдерман инициировал сбор подписей за проведение нового всенародного голосования - на сей раз за запрет гей-пропаганды в школах. О целях и задачах этого мероприятия, равно как и о своем взгляде на некоторые острые проблемы современности, он рассказывает корреспонденту ИА REGNUM.

- В своем время вы немало удивили многих, обратившись от знаковой для вас темы защиты прав русскоязычного населения к вопросу борьбы с агрессивной гей-пропагандой. Чем объясняется такой поворот?

- Тут два существенных момента. Во-первых, здесь присутствует общеевропейский и даже общемировой аспект. Наступление этой новой "гендерной идеологии" я расцениваю, как очень амбициозную попытку переформатирования человеческой природы в неприемлемом направлении. То есть, фактически предлагается отправить на свалку истории биологический пол, как таковой, заменив его вымышленным понятием "гендера". Я считаю, что данная тема плотно придет сюда, в Латвию, уже в самое ближайшее время - возможно, даже через год-полтора. Скорее всего, это будет производиться не путем внесения прямых изменений в законодательные акты, а "тихой сапой" - с помощью внешне не очень заметных подвижек в системе образования. Детей начнут учить тому, что гомосексуализм и прочие виды сексуальных перверсий являются нормой; что их надо расценивать столь же обыденными, как и отношения между мужчиной и женщиной. Если подобная идеология победит в Восточной Европе, то, не сомневаюсь, что со временем она возобладает и в России.

Во-вторых, здесь я вижу практическую возможность по созданию базы для взаимодействия русских и латышей в Латвии. Как показала жизнь, "лобовые атаки" по решению вопроса неравноправия нацменьшинств в государстве пока не удаются - слишком уж глубока та пропасть недоверия, что разверзлась здесь между латышами и представителями иных национальностей. Нужно создавать общее поле сотрудничества - а для этого необходим, грубо говоря, "общий враг".

- Вы как-то говорили, что мы живем в период сбывающихся антиутопий. Не могли бы вы подробней разъяснить этот тезис?

- В 1932 году, когда Олдос Хаксли написал свой "О новый дивный мир", оказывающийся в наше время пророческим, уже можно было разглядеть некоторые интеллектуальные ростки - появившиеся, кстати, в левой среде. Это была некая развилка, когда часть левых идеологов осталась в русле, заданном Марксом и Лениным, а часть пришла к выводу, что никакая социально-экономическая перестройка не окажется эффективной, если не совместить ее с пересборкой человеческого сознания на новых основах. В романе Хаксли, напомню, речь идет об обществе, в котором люди выращиваются на специальных человекофабриках, изъясняются рекламными слоганами и не знают института брака. Само наличие постоянного полового партнёра считается там неприличным, а слова "мать" и "отец" - ругательными. При этом, данное общество отличается абсолютной управляемостью, ибо умственные качества его членов программируются уже при рождении - и по их степени люди делятся на касты. Восемьдесят лет назад это казалось неправдоподобным вымыслом, но наши времена доказывают, что даже самые дикие фантазии способны сбываться.

В какой-то момент некоторые теоретики человекостроения, вышедшие из левых кругов, решили, фигурально выражаясь, что пропагандой и медицинскими инъекциями можно добиться куда большего, нежели просто пропагандой. Вместо постепенного интеллектуально-духовного развития личности они сочли лучшим сразу хватать человека в младенческом возрасте и менять его представления о мире на физиологическом уровне. К тому же, вместо рабочего класса, уже тогда - много десятилетий назад! - отдельные "экспериментаторы" решили сделать ставку на различные маргинальные группы, вроде секс-меньшинств, радикальных феминисток и т.д. Но лишь относительно недавно, после гибели СССР, отстаивавшего идеологию "левого консерватизма", все это вылилось в проработанную мировоззренческую теорию с четкими признаками тоталитаризма.

- Кстати, некоторые из ваших бывших сподвижников по НБП резко отрицательно отнеслась к вашей нынешней деятельности...

- Да, часть моих былых единомышленников - как правило, это люди молодые, которым еще нет тридцати пяти - не поддержали моей инициативы по борьбе с навязываемой нам "гендерной революцией". Им сложно взглянуть на сложившуюся ситуацию моими глазами, глазами уже пожившего, опытного человека. Кстати, нечто подобное наблюдается и в России - где некоторые бывшие нацболы, заразившиеся "либеральным вирусом", не приемлют четкой патриотическо-традиционалистской позиции Эдуарда Лимонова. Однако, пришел момент, когда именно такая позиция является самой честной и ответственной. К сожалению, в последнее время в наибольшую моду входят эдакие лево-либеральные взгляды - в Европе, например, они считаются уже мейнстримом. И, должен я признать, очень часто, увы, подобная идеология предполагает наличие русофобии, как составной части. Если правые не любили русских за коммунизм, то представители лево-либерального лагеря не выносят Россию за то, что в ней, невзирая на все перенесенные потрясения, сохраняются устойчивые традиционные ценности. Левые либералы сейчас задают тон в ЕС, имея господствующие позиции во многих правительствах, наднациональных структурах, академической науке и СМИ - отсюда насаждаемое в Европе отношение к русским, как к природным реакционерам, носителям архаичного, отжившего образа жизни. Однако, на мой взгляд, именно лево-либеральная идеология зашла сейчас в дремучие дебри со своей гендерной теорией - это такое мракобесие под маской прогресса. Поэтому, у меня есть инстинктивное ощущение, что нынче нужно искать идейных союзников среди западных "новых правых", отстаивающих линию разумного консерватизма и традиционализма.

- Считаете ли вы, что при организации нового референдума можете рассчитывать на поддержку большинства народа?

- В перспективе - да. В потенциале, нас может поддержать не менее 80% населения - но их еще нужно "раскачать". Ведь в жизни всегда "рулит" активное меньшинство, а не пассивное большинство. Многие еще не осознали серьезности ситуации. Более того, двигая данную тему в Латвии, мы, в значительной степени, наносим превентивный удар - поскольку к нам гендерная революция, по сути, еще и не пришла, хоть уже и "стучится в двери". Ее двигают очень умело, без лишней спешки. Я видел вот эти учебнички, с обложками цвета радуги, что используются в немецких или французских школах - в них продвигается теория, что биологический пол и сексуальная идентичность является совершенно разными вещами. Более того, пол воспринимается в качестве данности, которую можно и нужно преодолевать путем самоосмысления. Но какое "самоосмысление" может быть в шесть лет?! Года полтора назад наше Министерство благосостояния уже сделало попытку распространить в детсадах "учебные пособия" "День, когда Карлис был Карлиной" и "День, когда Рута была Рихардом". Также, опубликовали методический материал для педагогов "Садики, где есть место ПеппиПринцам и ПиратПринцессам", который должен был "помочь учителям отказаться от застарелых стереотипов о способностях, навыках и половом поведении мальчиков и девочек". Но тогда это вызвало усиленный протест со стороны родителей, педагогов, общественников и политиков. Или недавно был случай в Елгаве, тоже вызвавший возмущение - когда в одной из школ педагоги велели ученикам начальной школы прийти в школу в девичьей одежде. Раздражение родителей, в данном случае, понятно. Одно дело, когда "прикалываются" совершеннолетние, примеряя разные костюмы, совсем другое - когда это заставляют делать малолеток. В советское время мы в детстве тоже переодевались в космонавтов, индейцев и мушкетеров - таким образом, заранее происходило вживание в мужские ролевые модели. А здесь, получается, тебе с детства ломают идентичность, превращая в непонятное бесполое существо. Неудивительно, что люди возмущаются! Не беда! Потом пойдут пилотные проекты, в рамках которых отберут десяток-другой школ с "прикормленными" директорами - которым, в обмен на введение новых стандартов, пообещают щедрые европейские дотации. А затем, мало-помалу, эти стандарты расползутся повсеместно.

Хочу особо отметить, что на нашем пути немало чисто технических сложностей - после референдума о статусе русского языка два года назад власть жутко перепугалась и очень ужесточила правила организации всенародных голосований. Опять же, общество после того референдума все еще пребывает в "выжатом" состоянии - и, по моим внутренним ощущениям, сбор подписей продвигается пока медленно. Впрочем, подобные процессы всегда больше раскручиваются к финишу. Радует, что подписывается немало людей из провинции - в том числе и из тех латышей, кого не слишком смущает моя персона. Процесс идет.

- По идее, на ваш призыв должны откликнуться представители христианских общин. Вот, например, уже выразил свою поддержку кардинал Янис Пуятс, возглавлявший Римско-Католическую церковь в Латвии.

- К сожалению, уважаемый кардинал Янис Пуятс, будучи человеком достаточно жестких взглядов, пока является среди наших католиков, скорее, исключением. В среде Католической церкви на эту тему идут сейчас довольно крутые споры. Что касается представителей других религиозных конфессий, то среди них сочувствующих нашему референдуму действительно не так уж мало - это, например, некоторые баптисты и прочие христиане.

- А как отнеслись к вашему начинанию в прессе Латвии?

- Мы прекрасно понимаем, что латышская пресса, большей частью, связана с государством. Тут даже дело не в личных взглядах журналистов или политиков. Наша власть кругом зависит от американских и европейских структур, вынуждена следовать в курсе западных флагманов и отстаивать насаждаемые ими идеологические стандарты. В рамках данных норм обвинение в "гомофобии" является особо тяжким - что называется, полный досвидос. С таким клеймом ты окажешься на очень плохом счету и никогда не войдешь в правительство. Что касается русской печатной прессы, то с нею у меня таких проблем нет. Тут беда иного плана - очень мало журналистов, владеющих этой темой, разбирающихся в ней.

- Кстати, что обстоит с возглавляемой вами партией "ЗаРЯ"? Ходят слухи, что некоторые ваши бывшие сопартийцы не поддержали вашей нынешней инициативы. Как известно, они создали свою собственную организацию "Русская Заря".

- Тут буду предельно краток. Действительно, разногласия между мною и моими соратниками из "ЗаРЯ" существуют - некоторые из них считают проблему, которой я нынче занялся, не столь уж существенной. Я считаю, что эта тема очень важна, в том числе и для русской общины - они моего мнения не разделяют.

- Не могу не поинтересоваться вашим мнением по поводу выдвинутого властями Латвии плана по окончательному переводу русскоязычных школ на латышский в 2018 году.

- Ликвидация русской школы была стопроцентно предопределена еще двадцать лет назад. Но одно дело желания, другое - возможности. Почему они решали, что настал подходящий момент? Возможно, повлияли результаты последних выборов - как в Сейм, так и в самоуправления. Правящие убедились, что помимо "Центра согласия" на "русском поле" сейчас нет других серьезных игроков. А ЦС же, как они считают, не сумеет или не пожелает организовать протест такого же масштаба, как в 2004 году, когда проводилась первая "реформа" русской школы. Ну да, стоит ожидать пикетов протеста, возмущенных публикаций в газетах - но массовых мероприятий против националистов не будет. Возможно, дополнительным стимулом послужили и украинские события - я точно могу сказать, что если б вся эта "майданная эпопея" прошла без сучка и задоринки, то это вызвало бы жуткую деморализацию всего Русского Мира. Большинство зарубежных русских сочло бы себя погибающим этносом, не способным ни к какому сопротивлению. Впрочем, ситуация на Украине развивается и приняла труднопредсказуемый оборот - который может русских и в других государствах сподвигнуть к более активному отстаиванию своих прав.

- Что же, по-вашему, нужно, чтобы отстоять русский язык в школах? Возможно ли это?

- Я уверен, что никакая борьба здесь не будет успешной, если не удастся заручиться поддержкой "Центра согласия". В конце концов, этой партии принадлежит власть в Риге - а самоуправления обладают большими полномочиями в образовательной сфере. Нет контроля над программами, но можно употреблять административный ресурс, менять директоров и т.д. Если Нил Ушаков не даст школам знака, что надо защищать русскоязычное образование, то они и не дернутся в этом направлении. А компания протеста против очередной "реформы" должна исходить, в первую очередь, от самих учебных заведений. Потому что, если собирать лишь какие-то митинги протеста из безработных и пенсионеров, принимать всяческие резолюции и вешать их на стены, то это будет не очень эффективно.

- Почему же "Центр согласия" достаточно индифферентно относится к теме борьбы национальных меньшинств Латвии за свои права?

- "Согласие" изначально было конформистской партией, в основу платформы которой положен старый русский - а за них голосуют, в первую очередь, русскоязычные - девиз: лишь бы не было войны! В результате, мы, "ЗаРЯ" в прошлом году "пролетели" с нашими радикальными лозунгами в ходе муниципальных выборов - хотя я говорил о необходимости ликвидации института безгражданства, языковом равноправии, защите тех же русских школ.

Поймите, я двумя руками за политику мира и согласия - но если ее придерживается не одна лишь только сторона... Кстати, пост рижского мэра, который сейчас занимает глава ЦС, куда более важен, нежели место какого-нибудь второстепенного министра. Ну а толку? "Какие школы? Это же к самоуправлению отношения не имеет! Задача муниципалитета - чтобы плитку, плитку на тротуарах укладывали ровно!" - доказывают нам представители ЦС в Думе Риги - и их избиратель склонен с ними согласиться. К сожалению, потребительская философия возобладала. Увы, западный человек, даже восприняв подобное отношение к жизни, не теряет себя до такой степени. А вот если уж русский скатился в потреблядство, то ради него, он, зачастую, готов отказаться от всякой борьбы - даже если это борьба за его собственные национальные корни. Любители популярного лозунга "Нил, мы с тобой" нередко закрывают глаза на то, что русскую общину в Латвии хотят ликвидировать, как этническую общность. Нет, как население, конечно, оставят. А вот как народ - выкорчуют. Способ не вызывает сомнений: как только исчезнут последние остатки русскоязычного образования, "рассосется" и русское сообщество. А люди, подобные Ушакову, они как бы говорят: "Ну, ничего страшного. Главное - чтоб плитка была ровная".

- А как вы оцениваете уровень российской помощи соотечественникам? Помогает ли Россия им в деле сохранения идентичности?

- Я уже как-то говорил, что российская "культурная помощь" - это, в значительной степени, целенаправленный и слегка закамуфлированный распил средств, которые, в итоге, растекаются по карманам причастных чиновников и, в меньшей степени, "профессиональных соотечественников". Отсутствуют эффективные программы оказания этой помощи, внятные цели, четкое видение проблем, стоящих перед зарубежными русскими общинами, не ведется методичной работы. Возможно, со временем ситуация в этой сфере изменится к лучшему - когда российское государство поймет, насколько важна вдумчивая, фундаментальная работа с зарубежьем. Но пока мы имеем то, что имеем. Тут необходимо определиться с пониманием простейших вещей. Признаем ли мы существование русского народа - кстати, крупнейшего народа, оказавшегося в рассеянии - или не признаем? Если не признаем, то, конечно, никаких зарубежных соотечественников не существует: есть люди, по каким-то параметрам близкие россиянам - типа сербов, или каких-нибудь кубинцев - но не более того. Раз так, то им можно, конечно, в чем-то помогать - а можно и не помогать.

- У некоторых русских в Прибалтике есть надежда на то, что Евросоюз, с его политикой стирания националистических догм, окажется им союзником. Что думаете на этот счет?

- Я бы не стал на это сильно надеяться. Да, сейчас в ЕС реализуется грандиозный проект по постепенному упразднению границ, государств и наций - об этом уже говорится открыто. Но силы, реализующие его, уж точно не станут способствовать поддержанию национальной идентичности прибалтийских русских - они в этом не заинтересованы. Русская община приемлема для них, в лучшем случае, в виде разрозненных фольклорных коллективов, с медведями и балалайками, но ни в каком ином.

Судите сами, за минувшие двадцать лет правозащитная система в ЕС развилась до предела - защищены права всех и всевозможных социальных групп. Скоро дойдут до необходимости отстаивать склонности педофилов, зоофилов и прочих любителей экзотических радостей - а что, чем они хуже других? Но русские в среду защищаемых общностей никак не вписываются, можно сказать, что их в упор не видят - сколько раз уже это проверено! Даже столь очевидные несправедливости, как существование сотен тысяч неграждан, не привлекают внимания брюссельских чиновников! В лучшем случае, мы слышим какие-то вялые рекомендации... В общем, глобализм нам не несет никаких выгод - если, конечно, мы не собираемся раствориться в этом гигантском котле. Зато, если ты готов отказаться от своей русской идентичности, не собираешься ее яростно отстаивать, то, при наличии мозгов и воли, уже сейчас можешь жить в ЕС припеваючи.

- Некоторые, напротив, надеются на то, что Евросоюз окажется колоссом на глиняных ногах.

- Опять же, не советую чересчур на это рассчитывать. Элиты затратили огромные силы и средства на создание общеевропейского проекта, и они так просто от него не откажутся. За последнее десятилетие появились огромные слои населения, которые просто уже не видят себя вне контекста ЕС. И это не только скопища чиновников, но и массы самых разных простых людей - начиная от европейцев, наслаждающихся всеми благами свободного перемещения по необъятному рабочему рынку ЕС и заканчивая толпами приезжих из третьего мира. Более того, мы видим, что, как показывают события на Украине, Евросоюз до сих пор сохранил способность к агрессивному расширению, завоеванию новых территорий.

- Почему те же националисты из Прибалтики, даже видя губительное влияние европейского глобализма на свои народы, предпочитают об этом помалкивать?

- Это политический цинизм. Быть может, в своих снах они и видят, что лат остается в качестве национальной валюты, массы латышей никуда не разъезжаются, а Латвия имеет куда большую самостоятельность в отношениях с США и ЕС - но вслух этого не скажут. Если зарекомендуешь себя националистом антизападного плана - лишишься власти. Зато, коли будешь всячески ругать и обличать Россию и русских, никто тебя из кресел в Кабинете министров гнать не станет. А для них, наших ультраправых, "синица в руках", то есть выгода от пребывания в правительстве прямо сейчас, куда важнее "журавля в небе". Нет, они, ни в коем случае не западники и не либералы - но, когда надо, умеют промолчать о своих предпочтениях. Думаю, примерно то же самое нынче наблюдается и на Украине. Вряд ли тамошние галицийские рагули являются горячими поклонниками Запада - но они с удовольствием принимают его помощь для борьбы с русскоязычными "схидняками". Именно постольку, поскольку хорошо понимаю "радости жизни", которые западенцы обрушат на всех, кто не придерживается их языка и идеологии, я являюсь сторонником присоединения того же Крыма к РФ.

К слову, в Латвии не так уж мало латышей-антизападников, к русским относящихся, в худшем случае, достаточно нейтрально. Тут можно вспомнить и известного композитора Иманта Калниньша, и моего соратника в деле организации референдума против гей-пропаганды в школах Каспарса Димитерса. Но партии, представляющей интересы таких латышей, в Сейме не присутствует - хотя процентов десять избирательских голосов она бы оттягала. Политическая система так "заточена", что не допустит формирования подобной силы.

- Вы рисуете достаточно мрачную картину. Что же делать русскому из Прибалтики, желающему сохранить свои корни? Уезжать в Россию?

- Да, это можно рассматривать, как вариант - если ты хочешь, чтобы твоя индивидуальная жизнь прошла более-менее спокойно. Но тут нужно учитывать, что это сокращение, умаление Русского Мира, если его не остановить, вскоре придет и в саму Россию. Это случится, если, допустим, дожмут, коли получится, ту же Украину, решат вопрос с ассимиляцией русских в Прибалтике - на это могут уйти годы, лет десять-двадцать, но "они" не спешат... Потом встанет вопрос о расколе русского этноса уже на территории самой РФ. Не успеешь оглянуться, как там, откуда ни возьмись, возникнут гордые древние народы, которые веками стонали под гнетом "русских оккупантов", лелея мечты о свободе и мести. Это процесс опробованный и отработанный.

Поэтому, на мой взгляд, нужно, по возможности, оставаться жить там, где родился - оберегая свой язык, культуру, применяя все методы гражданского сопротивления.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.